2 февраля 2023, четверг, 18:15
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Есть премия и поступления от прибыли завода»: как белоруска работает водителем погрузчика во Франции

39
«Есть премия и поступления от прибыли завода»: как белоруска работает водителем погрузчика во Франции

Девушка уже имеет свой дом и строит большие планы на будущее.

Когда гомельчанка Диана и ее семья под видом туристов перебирались во Францию, девушка думала, что жизнь в стране высокой моды будет для нее сплошным праздником. Иллюзии быстро развеялись, и белоруска поняла, что благополучие само не приходит — его надо заработать, но даже работа просто так не достается. Десять лет упорства и трудолюбия — и она гражданка Франции, работает водителем погрузчика на заводе, имеет свой дом и строит большие планы на будущее. Свою историю Диана рассказала блогу «Люди».

«Хотелось лучшей жизни для себя и детей»

Жизнь гомельчанки Дианы на родине складывалась довольно удачно: после школы она отучилась на бесплатном отделении университета на инженера-геолога. Еще студенткой вышла замуж и родила дочь, по специальности устроилась на фирму, где получала неплохую зарплату. Нормально зарабатывал и супруг, он работал механиком.

— Вроде бы все устраивало, но у нас были амбиции, и все равно хотелось большего, лучшей жизни для себя и детей, перспектив. Поэтому мы решили попытать счастья за границей, а именно — во Франции. Там уже несколько лет жила моя сестра, и когда она приезжала домой, ее рассказы о жизни в Европе очень восторгали и казались волшебством, — вспоминает Диана о том, как задумывался переезд.

В 2013 году семья пошла на авантюру: продала за 8000 долларов автомобиль (единственное дорогое имущество, которое у них было), себе и ребенку открыли польскую туристическую визу, собрали вещи и под видом путешественников отправились в Европу. От отчаянного «марш-броска» Диану не удержало даже то, что она ждала второго ребенка — была на пятом месяце беременности. Через Польшу и Германию семья добралась до Франции, в город Клермон-Ферран, где жила сестра нашей героини. Там они обратились к миграционным властям и запросили защиту, Диана отметила, что «для этого был повод».

Собеседница говорит, что ожидать от властей разрешения жить во Франции было волнительно. Сложно было и материально: деньги от продажи машины разошлись за пару месяцев, работать супругам было нельзя, пособия от государства хватало на несколько закупок в магазине.

— Пришлось крутиться, но наши люди к сложностям жизни привыкшие. Муж за вознаграждение, случай от случая, помогал землякам покупать бэушные машины в Европе. Я родила сына и как только отошла от родов, начала помогать волонтерским организациям. За это мне не платили, но я могла там поесть, взять какую-то одежду для семьи — это разрешалось.

«Иллюзия развеялась очень быстро»

Диана быстро освоила французский язык: уже через полгода пребывания в стране она могла минимально общаться с местными жителями, ей даже не пришлось идти на языковые курсы, на которые отправляют эмигрантов. Супруг пошел на курсы, но язык ему давался сложно. Через несколько месяцев семья переехала в маленький город Лемпд (это центр Франции), где арендовала квартиру. Там они и получили известие о предоставлении им ВНЖ — с момента подачи заявления прошло два года. ВНЖ позволял эмигрантам устроиться на работу официально.

Пока муж был на курсах, Диана искала работу. Она «узаконила» свой белорусский университетский диплом, но работу по специальности не искала — в этом случае ей надо было бы сперва доучиваться, а белоруска хотела побыстрее начать зарабатывать, чтобы достойно обеспечить свой быт, иметь возможность ездить на отдых. Но оказалось, что найти даже простую официальную работу не так просто — большая конкуренция.

— До переезда во Францию я витала в облаках и строила воздушные замки, думала, что это страна-эксклюзив, там высокая мода, парфюм, галантные мужчины а-ля д’Артаньян, все такое утонченное. На деле все оказалось прозаичнее. Иллюзия легкости жизни за границей, которая была у меня после рассказов сестры, развеялась очень быстро. Стало ясно, что никто под нос ничего не принесет, всего надо добиваться самой. Люди оказались разными, не всегда они приветливые. Тем не менее у меня никогда не было мыслей, чтобы вернуться обратно в Беларусь.

«Доказывала, что я тот человек, который им нужен»

Белоруска искала работу через бюро по трудоустройству. Для соискателей организовали визиты на разные предприятия — показывали, кто как работает, какие возможны заработки. На табачном заводе Диана узнала, что в месяц рядовой сотрудник может получить 2700 евро, но надо работать и ночью, она сразу загорелась: «Хочу туда!»

— Помимо меня на табачную фабрику хотели попасть еще много людей. Пришлось лезть из кожи вон и доказывать, что я именно тот человек, который им нужен. У меня получилось — я стала оператором линии на временном контракте, но его постоянно продлевали. Заработок на руки — около 2500 евро в месяц. Притом что в моем городе зарплата 1600 евро считается нормальной.

Девушка объяснила, что оператор на заводе — это самая низшая ступень рядового работника. Специальное образование для этой специальности не требуется, надо только пройти подготовительные курсы. Задача оператора — стоять возле ленты, по которой «ползут» сигареты, и наблюдать, чтобы процесс на конвейере шел без сбоев, менять катушку с бумагой, из которой формируются сигареты и прочее.

Однако через полтора года девушке пришлось сменить работу — табачная фабрика закрылась. Диана перешла работать на ту же специальность на завод, который производил таблетки, но платили меньше. Спустя год белоруска решила сменить предприятие — хотела зарабатывать побольше.

«Сунула свой нос везде»

— У меня уже был опыт работы, положительные характеристики от прошлых работодателей — это большой плюс. Я хотела устроиться на завод Michelin, но меня туда не взяли из-за высшего образования — оказывается, если у человека «вышка» и он работает оператором, то ему должны платить больше денег. Зато диплому обрадовались на заводе по производству минеральной воды Volvic (входит в группу компаний Danone. — Прим. ред.).

Диана устроилась на Volvic оператором линии в «женской зоне» — работают там в основном девушки, ее снова оформили на временный контракт. Такая форма сотрудничества девушку огорчала, потому что ее главная мечта была — купить свой дом, для этого нужен кредит, его давали при наличии стража работы и постоянного трудового договора. Но выбирать Диане было не из чего, тем более что в то время они с мужем решили расстаться, дети остались с мамой и заботы о них легли на ее плечи.

— Смены на заводе по 12 часов, часто я работаю в ночь. Например, если работа выпадает на уик-энд, то иду в пятницу к 17.00 и работаю до 5.00 субботы. Возвращаюсь домой, сплю, а потом в те же сутки снова на работу на то же время. Зато потом у меня пять выходных.

Работница Volvic говорит, что работа ее физически не тяжелая — все процессы механизированы, грузы вручную никто не тягает, начальство с сотрудниками советуется, надо ли улучшить какой-то участок на производстве.

По наблюдениям героини, «наши» люди работают гораздо эффективнее местных жителей, которые «сидят на постоянном контракте», — они активные и любознательные, перерывы в работе делают по минимуму.

— Я любопытная, на производстве везде сунула свой нос, благодаря чему за три месяца научилась работать на разных линиях, изучила оборудование. На одном месте было скучно, поэтому попросила начальство о переводе в мужскую зону — работа там была тяжелее физически, но я не боялась.

«От обиды и усталости закрывалась в туалете и плакала»

Диана вспоминает, что коллеги-мужчины не были рады тому, что она перешла работать на их территорию, хотя до этого очень хорошо к ней относились. Они ехидничали и отпускали колкости в адрес сотрудницы, а о том, чтобы выполнить работу, предполагающую партнерство, не было и речи.

— Помню, нужно было технически перестроить линию. Обычно в такие моменты рядом находятся коллеги, чтобы в случае чего помочь. Но как только я к этому приступила, все мужчины развернулись и дружно ушли на обед, оставив меня одну, мол, раз сунулась сюда, так давай и разбирайся. Про себя я ругнулась, но продолжила работу и все сделала без их помощи.

Девушка говорит, что в те годы морально ей было очень сложно. Обижало отношение коллег, ночные смены утомляли, в выходные полноценного отдыха не было — требовалось заниматься детьми, домашними делами. Психика не выдерживала, и иногда на заводе, получив дозу насмешек от мужчин, Диана закрывалась в туалете и плакала.

— Несмотря на все трудности, я не допускала в работе косяков и начальство ко мне относилось хорошо. Мне предложили постоянный контракт, конечно же, я согласилась. Потом меня отправили на курсы водителя погрузчика — сперва я управляла маленькой машиной, а потом пересела на большую. Кстати, руководство узнало, что я подвергаюсь буллингу, и чтобы приструнить рабочих, они перевели в мужскую зону еще несколько женщин.

«Есть зарплата, премия и поступления от прибыли завода»

Чтобы дать себе больше времени для восстановления, девушка решила работать на 80% от полной занятости. В зарплате она потеряла около 500 евро, но зато теперь имеет возможность полноценно отдохнуть, отпуск у нее огромный — 18 недель.

— В прошлом месяце я получила 1900 евро, а максимум по зарплате был 2300 евро (после вычета налогов). Но в декабре мы получаем двойную зарплату — дают 13-ю. Плюс летом тоже есть премия, у меня она 1200−1300 евро. Еще выплачивают годовую «премию интересов» — это процент от прибыли завода, который распределяется между работниками, у меня она около 7000 евро. Обычно эти выплаты все кладут на счет, а снимают через пять лет — после этого срока с суммы не надо платить налог, хочешь снять деньги раньше — пожалуйста, но заплати налог.

Собеседница отметила, что такие условия оплаты труда далеко не на всех предприятиях Франции — обычно дополнительных выплат не так много.

Белоруска говорит, что не собирается всю жизнь оставаться водителем погрузчика, она намерена подрасти по карьерной лестнице. Недавно на заводе появилась новая вакансия, для которой требуется высшее образование.

— Руководство объявило сотрудникам, что те, кто подходит по требованиям для этой должности, могут подать заявку на участие в конкурсе. В ближайшие дни я собираюсь это сделать и очень надеюсь на повышение. Если пройду, то работать буду только днем — для меня это очень большой плюс.

«Довольна, но преодолевать трудности надоело»

Благодаря постоянному контракту Диана смогла исполнить свою мечту — она купила дом площадью около 100 м2, а сам участок, на котором расположена недвижимость, около 500 «квадратов». Для покупки дома она взяла кредит 220 000 евро сроком на 25 лет под 1,3% годовых.

— Дом стоил 180 000 евро, но он старый — 1974 года постройки. Там надо было делать большой ремонт, поэтому остаток кредитных денег я на него и пустила. Впрочем, этого оказалось мало, поэтому пришлось еще дополнительно докредитовываться.

Диана отметила, что в их регионе есть дома и за 15 000 евро, но они очень старые и требуют огромных вложений, да и расположены они где-нибудь в лесу — это был не ее вариант.

— Когда есть дети, которым надо добираться на учебу и кружки, то недвижимость вдали от цивилизации не подходит. Да и мне дольше пришлось бы добираться на работу, впрочем и сейчас неблизко — на авто еду 25 километров.

Заплата белоруски полностью расходуется на ее ежемесячные потребности. Так, около 870 евро уходит на погашение кредитов, примерно 120 евро тянут страховки (на дом, авто, детей), более 170 евро в последние месяцы стоило электричество, 20−40 евро траты на воду, 100 евро сборы за недвижимость (туда входят и коммунальные платежи), не менее 400 евро идет на бензин, еда (с учетом походов в кафе) минимум 800 евро. Вредная привычка Дианы — курение — влетает в копеечку — в среднем 200 евро уходит на сигареты. Из обязательных трат на детей — 70 евро за школу сына, по 300 евро в год обходятся на двоих занятия спортом. А вот одежда и обувь обходятся недорого, потому что гардероб обновляется по мере необходимости, а нужные вещи недорого удается купить на распродажах.

— Раньше я платила деньги за колледж, в котором учится дочь. Но как только у меня стала меньше зарплата, от этих платежей меня освободили. Вообще, государство здесь заботится о детях. Так как я не получаю от бывшего мужа алименты, мне оказывают помощь в размере 223 евро в месяц, а к началу учебного года выплатили 900 евро.

Диана отмечает, что если траты в месяц большие, то выручает премиальная часть, которая находится на счету, — она снимает необходимую сумму. За счет этих дополнительных выплат они с детьми ездят в отпуск.

— В сентябре я была в Венеции. Италия мне понравилась, даже задумываюсь о том, чтобы купить там дом, чтобы использовать как дачу, — не перестает ставить перед собой новые цели Диана.

Несколько лет назад она сдала экзамен на получение гражданства Франции — ей это удалось. Белоруска говорит, что очень довольна собой, хотя признается: устала и трудности преодолевать надоело. Она с удовольствием бы «спряталась за спину надежного, щедрого, галантного мужчины, но найти такого сложно, ведь большинство европейцев предпочитают гендерное равенство».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».