14 августа 2022, воскресенье, 21:27
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Я упала в снег, а он за это начал пинать меня ногами»

42
«Я упала в снег, а он за это начал пинать меня ногами»

Белоруска годами терпела насилие от бойфренда, а потом бросила все и уехала на Шри-Ланку.

Все счастливые семьи похожи друг на друга, а каждая несчастливая несчастлива по-своему? Кажется, это не про истории с домашним насилием. Здесь сценарий очень часто повторяется: агрессор постоянно винит жертву в том, что он ее избивает и унижает, а спустя время жертва привыкает и уже автоматически винит себя даже в побоях со стороны другого человека. Эта история — о первой юношеской любви, которая спустя восемь лет закончилась наркотиками, травмами и психбольницей, пишет onliner.by.

Сейчас Анастасии 30 лет. Она выросла в Полоцке, после девятого класса поступила в минский колледж, пробыла там год и переехала в Смоленск продолжать учебу. Уже в России девушка окончила юридический техникум и вуз. После этого работала помощником юриста и ведущей на радио, а затем переехала жить на Шри-Ланку. Не сказать чтобы такое было в планах, но к этому привели обстоятельства. И далеко не самые радужные.

Спустя полгода после переезда в Смоленск Анастасия познакомилась на катке с хоккеистом из Орши. Сначала она не рассматривала его как бойфренда, но после года активной переписки эсэмэсками, встреч в общей компании и романтического поздравления с днем рождения парень добился своего — молодые люди начали встречаться.

— В конце концов я подумала: почему бы и нет? Он уже год за мной бегал, да и я была молодой девочкой — очень хотелось любви и отношений. А этот вроде как настойчивый и приличный: не пьет и не курит, учится на стипендию, да еще и хоккеист, — вспоминает Анастасия.

18-летняя девушка даже не могла предположить, что эти отношения продлятся восемь лет и приведут ее к убитой самооценке, травмам и кардинальным переменам в жизни.

Поначалу, вспоминает Анастасия, это была обычная студенческая любовь: гуляли, целовались и так далее. Конечно, были и ссоры, как и в любых отношениях, особенно первых: много драмы, миллион псевдорасставаний, — но все же пара оставалась вместе и даже перешла на серьезный уровень отношений.

— Обычно на лето он уезжал в Оршу, а я — в Полоцк или Минск, а в сентябре мы продолжали быть вместе, — говорит белоруска. — Потом я окончила учебу, сидела в Минске и в целом не знала, что мне делать дальше. Он сказал, что снимает квартиру в Смоленске, и позвал меня туда. Я приехала, мы начали жить вместе. Это был достаточно сложный быт. Деньгами мне очень помогали родители. У него поначалу были какие-то деньги, а потом их не стало: быстро расходились на обеспечение квартиры и прочее. Плюс у него было достаточно дорогостоящее хобби — автоспорт, и деньги, которые появлялись в паре, сразу уходили в тачку.

Тогда девушке было примерно 20 лет, и в своих первых отношениях она была уже два года. Тогда ей казалось, что в целом все нормально: парень играл в хоккей, по ночам нигде не пропадал. Правда, начал немного выпивать.

— Я подумала, что в этом нет ничего страшного: ему 20 лет, у них команда, пацаны, надо же казаться своим, — отмечает Анастасия. — Тогда у него умер старший брат, повесился. Мой бывший бойфренд был в большом стрессе и пошел к видящей и слышащей женщине — та сказала, что его брат что-то нюхал и поэтому ушел из жизни. После этого экс-парень сказал, что никогда в жизни не будет прикасаться к наркотикам.

Потом нам было нечем платить за квартиру, я нашла работу в летнем лагере, чтобы не снимать жилье. Дальше арендовали какие-то комнаты-квартиры.

Позже пришел период, когда пара якобы повзрослела: Анастасии было 23, она устроилась на стабильную работу, они сняли квартиру — так отношения стали серьезными. А потом начался какой-то ужас.

— Помню, как он днем вернулся с тренировки, лег спать, и у него начал жужжать телефон. Я взяла его не с целью что-то выведать, просто мало ли что срочное по работе и так далее.

Открываю телефон и вижу, что какая-то девочка прислала ему фотографию своего обнаженного заднего места. Я эмоционально разбудила своего парня и спросила, что это. И мне прилетел первый лещ, достаточно ощутимый. Типа я офигела брать его телефон, это не мое дело и я все не так поняла: эта девушка просто хочет с ним замутить, — говорит белоруска.

Первый удар был для Анастасии шоком. Она плакала и поехала домой к родителям — не чтобы сбежать, а просто проветриться. Она никому ничего не рассказывала и вообще считала, что сама виновата, потому что взяла в руки телефон парня, все увидела и высказала претензии. Спустя несколько дней девушка вернулась.

— И потом начался довольно забавный период, когда парень часто не приходил ночевать домой и не брал телефон. Говорил, что оставался с другими хоккеистами в общежитии: обсудить матч, просто отметить пятницу и так далее. Я в это верила, потому что я не вру и ожидаю такой же честности.

Позже она начала замечать, что парень стал более нетерпимым и раздражительным. Анастасия тоже испытывала сильный стресс: две работы, в отношениях бардак, надо ухаживать за общей собакой, которая грызла все подряд в доме, и так далее.

— Нервы были натянуты, я начала немного выпивать. И получалось так: парень возвращается домой после нескольких дней отсутствия, я немного выпила и на эмоциях начинаю что-то высказывать — и мне может прилететь очередной лещ или пендель. Я, как побитая кошка, ложусь спать, плачу, опять же понимаю, что я сама виновата: ведь я не сдержала эмоции и начала наезжать. Я верила, что вся вина на мне, а он продолжает оставаться святым и чистым человеком, каким я видела его изначально.

Такие ситуации со ссорами и избиениями стали повторяться все чаще. После них Анастасия традиционно извинялась перед молодым человеком. Также периодически на теле девушки оставались следы побоев, которые она тщательно замазывала перед работой, чтобы никто не понял, что происходит в ее жизни.

— Родителям, всем подругам и коллегам я говорила, что у меня все нормально, потому что о таком говорить стыдно. Хочется, чтобы отношения были здоровыми и нормальными, а если они были не такие, то я винила себя и пыталась это исправить.

Одна из самых жестких историй произошла с девушкой, когда они с парнем собирались на отдых на Шри-Ланку (молодой человек разбился на мотоцикле и получил страховку — на эти деньги решили развеяться). Пара возвращалась домой, Анастасия была немного выпившей.

— Я упала в снег, а он начал пинать меня ногами: мол, ты пьяная свинья, давай шагай домой. По возвращении тоже была какая-то разборка, он продолжал бить меня ногами. И я помню это чувство, что якобы я это заслужила. Самоценности и чувства собственного достоинства уже просто не существовало. Казалось, что такова реальность и по-другому быть не может.

После этого случая в гости к паре приехала мама Анастасии. Девушка традиционно замазала лицо чудесной мазью, которую нашла в аптеке. На отдыхе белоруска густо накладывала крем для загара и специально фотографировалась так, чтобы никто не мог заметить следы от побоев.

По возвращении из отпуска случился новый эксцесс: Анастасия нашла в своей машине, которой пользовался и ее парень, упаковку презервативов. Но пара не предохранялась таким способом, ведь они были друг для друга первыми половыми партнерами — и, как надеялась девушка, единственными. Позже в открытом ноутбуке она увидела сообщения с интимными намеками от других девушек.

Побои продолжались, Анастасия все так же чувствовала вину, потому что якобы лезла не в свои дела.

— Это было уже такое дно, когда я не понимала, что это ненормально, и ничему не удивлялась, — отмечает девушка.

Однако, по ее словам, самая жесть началась позже. Если в 18 лет белоруска начинала встречаться с мальчиком, который не пьет, не курит и не помышляет о сексе с другими женщинами, закончилось все провалом по всем фронтам. Сперва мужчина признался, что на протяжении восьми лет отношений изменял Анастасии с 10—12 женщинами.

— Я все равно осталась с ним, потому что держалась до конца: хотелось раз и на всю жизнь, быть правильной и приличной.

За это время парень начал активно выпивать, курить, а позже выяснилось, что у него довольно серьезные проблемы с наркотиками. Хотя после смерти брата он обещал, что ни в жизнь ни прикоснется к таким вещам. Все подходило к финалу, когда его стали посещать гениальные идеи, он стал видеть знаки от голубей и творить невообразимую дичь. Оказалось, что парня уже давно не пускали в хоккейное общежитие, на арену и в прочие общественные места. Позже он провел несколько суток в психбольнице.

— Ему прописали нейролептики. Каждый день он говорил, что хочет покончить с собой. Ему нельзя было пить и курить, но он на последние деньги покупал бутылку дорогого виски и выпивал в одно лицо. В это время, конечно же, у нас не было близости, потому что он в каких-то состояниях и я не особо горю.

Спустя месяц после больницы он начал меня лапать, а я действительно была не в настроении: мы до этого поругались. Сказала, что не буду. Я лежала на кровати, и он стал пинать меня ногами — злобно, как обиженный ребенок. Бил в ребра, прижимал к радиатору. Я лежала и думала: я же просто сейчас могу умереть, неужели я хочу, чтобы моя жизнь закончилась так?

Анастасия села в машину, поехала к маме и рассказала обо всем, что происходило за эти восемь лет отношений. Мама, естественно, была в шоке, потому что до этого ее дочь все время говорила, что все нормально. Правда, порой в невыносимую жару ходила по дому в свитере с горлом и длинными рукавами. После этого Анастасия вместе с мамой собрала вещи бойфренда, все рассказала его матери и решила покончить с этим. Еще долгое время мужчина доставал ее звонками и пытался внушить ей чувство вины: мол, как она может выбросить из жизни восемь лет любви?

— По всей видимости, так мужчина, который ничего не добился в жизни с точки зрения социума (низкооплачиваемая работа, отсутствие перспектив и неудачи в спорте), демонстрировал свое превосходство за счет грубой физической силы. И, как я поняла по общению с девочками, которые откровенно рассказали мне о своих похожих историях, это часто повторяющийся сценарий: мужчина бьет — женщина берет вину за это на себя и еще подставляет вторую щеку, ибо смиренная, терпеливая и не может позволить вынести сор из избы в страхе быть осужденной и непонятой, — подытоживает девушка.

Довольно скоро после разрыва отношений у Анастасии появились ухажеры, и она не могла поверить, что к ней можно так хорошо относиться.

— Это были истории из серии положить в лужу пиджак, чтобы женщина не намочила туфли, — вспоминает она.

Спустя некоторое время девушка увидела в соцсетях объявление, что на Шри-Ланке есть вакансия с проживанием, и вспомнила о своей давней мечте: поехать туда на зимовку. Там же она встретила другого парня, с которым у них сейчас семья и ребенок. Свои первые отношения белоруска старается не вспоминать, но говорит, что все же планирует проработать эту тему на психотерапии. До этого ее спасала йога. К слову, Анастасия стала преподавать ее на Шри-Ланке.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».