24 октября 2021, воскресенье, 22:39
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Анжелика Агурбаш: Лукашенко проиграл и просто тянет время

32
Анжелика Агурбаш: Лукашенко проиграл и просто тянет время
Анжелика Агурбаш

Откровенное интервью известной певицы.

Звезда белорусской и российской эстрады Анжелика Агурбаш в интервью программе сайта Charter97.org Studio X97 рассказала о своем отношении к происходящему в Беларуси, героях белорусской революции и разочаровании в коллегах по цеху, а также о том, как гречка может помочь забастовке, и почему белорусский узурпатор уже проиграл. Ведущий программы — Евгений Климакин.

Подписывайтесь на Youtube канал «Хартии-97» - charter97video. Поделитесь видео с друзьями. Ставьте лайки и пишите комментарии.

— Известная певица, экс-участница группы «Верасы» и, что для многих было немного неожиданным, все чаще и чаще она критически высказывается в адрес режима Лукашенко. Анжелика Агурбаш. Здравствуйте!

— Добрый день. Видите, у меня уже новая профессия — критик, а я просто неравнодушна к происходящему. Это не критика. Я не сравниваю даже режим Лукашенко ни с режимом Кадафи, ни с другими режимами. У нас своя история, у нас своя проблема, у нас своя беда, поэтому вы, наверное, переборщили немного с критиком.

— Да? Ну, давайте тогда, не перебарщивая. Скажите, что вас не устраивает в этой ситуации?

— Я не могу сказать, что меня не устраивает. Я могу сказать, что меня больше всего беспокоит — это репрессии в Беларуси и люди, которые сидят в тюрьмах.

Посмотрите, что происходит: лучшие из лучших уезжают, лучшие из лучших сейчас под репрессиями, в тюрьмах. У меня две статьи, я, как на пороховой бочке, и не понимаю, что со мной будет и когда это все закончится.

Сегодня мне звонят из Еревана, из Грузии, но я не могу никуда выехать на концерты. В Турцию не могу выехать на концерты, потому что объявлена в международный розыск, в межгосударственный розыск. На мне экстрадиция, поэтому это все небезопасно.

— В прошлом году началась Белорусская Революция. Верите ли вы до сих пор в победу белорусов?

— Конечно. Абсолютно. И я считаю, что мы уже победили. Потому что прежде всего Лукашенко уже понимает, что он проиграл. Он просто оттягивает время. Белорусы состоялись как нация, проснулся дух белорусов, белорусского народа. Это самое главное.

И это то, что уже не остановить, и то, что уже не замылить и не затереть.

— Вы регулярно участвовали в акциях протеста под посольством Беларуси. Это правда, что вы даже некоторых белорусов, политбеженцев домой к себе брали, чтобы они ночевали, или это слухи только?

— У меня была жена Алексея Кудина с дочкой. Я была у СИЗО тогда, когда его ждали, надеялись, что он выйдет все-таки, до 12 часов должны были его выпустить. Я подъехала, увидела женщину с ребенком на руках, уже спящим практически, 10 часов вечера было. Я просто спросила: «У тебя есть где жить?» Она говорит: «Да, у подруги». Мы обменялись телефонами, потом она мне просто позвонила и я их забрала к себе.

— Что белорусская диаспора может сейчас сделать?

— А диаспора делает. Она больше всех делает. Не офисы, не штабы, а люди сейчас делают больше всего. В Москве, в России наши белорусы выходят, несмотря ни на что. Просто собираются на ужины, на какие-то дружеские вечеринки для того, чтобы поддержать друг друга эмоционально. Я ездила к посольству, потому что дома сидеть не могла: у меня сердце, душа разрывалась.

Конечно, надо отстаивать свои права, свои свободы. Это единственное, что я могу сказать. Нельзя успокаиваться, нельзя мириться с тем, что происходит в Беларуси, нельзя мириться с тем, что творит сейчас режим Лукашенко, что творит эта репрессивная машина.

Нельзя ни в коем случае сдаваться и мириться с тем, чтобы сейчас раствориться и все снивелировать. Нельзя, чтобы люди сейчас: Бабарико — 14 лет, Мария Колесникова — 11 лет, Максим Знак — 10 лет, чтобы они вообще остались в этой тюрьме на долгие-долгие годы, нельзя с этим мириться. Помощи, на мой взгляд, сейчас ждать неоткуда, люди сами должны для себя решить, как дальше они хотят быть, жить, существовать, сделать выводы и не сдаваться, бороться за будущее, за будущее своих детей, за будущее Беларуси. Потому что это все в никуда сейчас идет и будет ужасным.

— Многие политики, общественные деятели сейчас призывают белорусов готовиться к забастовке, массовой стачке. Как вы считаете, действенный ли это механизм?

— Это был бы очень действенный механизм, если бы мы все устроили Лукашенко праздник непослушания. 90 % белорусов должны запастись гречкой, водой, продуктами питания и просто остаться дома. Пандемия же сейчас. Все, давайте устроим праздник непослушания. Все, кто не за Лукашенко: не пускайте детей ни в школу, ни в институт, никуда.

Просто сядем дома и будем сидеть. С запасами гречи. Даже допускаю то, что он может и свет, и тепло отключить. Но надо будет сидеть, чтобы показать ему, он должен понять, кто за него, а кто против него, кто его поддерживает, а кто нет.

Вот если бы получился такой праздник непослушания, который мы бы устроили, беларусы бы устроили, начиная от рабочих и заканчивая всеми системами, структурами бизнеса и всеми слоями населения! Вот тогда бы это было действенным.

Я абсолютно уверена, что есть смельчаки сейчас, смелые люди, которые выйдут в стачки, в забастовки.

— В этом сезоне, в этом году запускается на белорусском государственном телевидении, на канале «Беларусь-1», известный «X-фактор». И в жюри там будут сидеть, уже съемки начались: Ольга Бузова, Сергей Соседов, понятное дело — гастролеры. И два человека все-таки родившиеся в Беларуси: Серега, известный «Черным бумером», и Руслан Алехно. Давайте все по порядку. Я так понимаю, российские гастролеры Соседов и Бузова, потому что деньги не пахнут и не воняют.

— Для меня это не удивительно. Я Руслана знаю давно, мне искренне его жаль. Хотя, знаете, у каждого же своя степень совести, чести, достоинства, принципов жизненных, потом даже профессиональной этики. Это все серьезно. Вы поймите, здесь уже все, что происходит в Беларуси, — это уже не политика. Это уже вне политики. Есть человеческий фактор, есть человеческие качества.

— А Серега? Его мотивация? Вы знакомы?

— Конечно. Столько лет мы знали Серегу и, в принципе, уважительно к нему относились, он был любимчиком у людей. В свое время очень его любили: «Ух, Серега — крутой пацан чести, совести, вау». Ну, вот, к сожалению... Это такие печальные, на мой взгляд, персонажи. Я по-другому их никак назвать не могу — печальные персонажи. Но я ни в коем случае никого не осуждаю. Не в праве. Не имею на это права.

— Анжелика, вы знаете, я думаю, многих влиятельных людей в Беларуси, в том числе богатых людей. Какие там сейчас настроения вообще, вот в этом окружении Лукашенко?

— Я выросла на глазах людей. И половина Беларуси, как минимум, половина аппарата президента и всех его «вертикалей», можно сказать, выросли на моих песнях, как минимум. Все меня прекрасно знают и любят, все ко мне с большой любовью, с большим уважением все эти годы относились. И я прекрасно понимаю, что сейчас есть такие преданные режиму, преданные Лукашенко люди, но их немного, их очень немного.

В основном, люди зажаты в тиски этой системы, зажаты в обстоятельства, поэтому они еще больше нас всех ждут, ждут, когда падет этот режим. Честно говоря, Лукашенко надо уже совесть иметь и просто извиниться перед людьми. Но это же очевидно, что уже ему никто не верит, ему никто не доверяет, его никто не поддерживает, никто не будет за него голосовать. Никто не будет участвовать в его акциях, никто не будет уже жить и работать во благо его режима. Неужели непонятно?

Ну, он же не совсем уже выживший из ума. Человек должен же был уже понять. Я понимаю, что его окружение, вполне вероятно, могло подносить ему такую красивую картинку, могли представить эти 83%, чтобы его просто порадовать. Допускаю, что он мог быть в неведении. Потому что я немножко знаю его круг, ближний круг во главе с Натальей Эйсмонт и, вполне вероятно, что ему просто дают ту информацию, которая не будет его раздражать, которая не будет его огорчать, понимаете? Он, вероятно, и не владел до конца информацией, может, и сейчас не владеет. Я не исключаю такой вероятности.

Либо он такой хитрец и так хорошо отыгрывает все, что он не понимает и не знает, то ли действительно какой-то информацией не обладает вообще. Черт-те что происходит сейчас. Вот реально просто дурдом и как бы вообще непонятно.

— Анжелика, из белорусских политиков, общественных деятелей, кто для вас на сегодняшний день является авторитетом?

— Прежде всего люди, которые действительно доказали жизнью своей, своей судьбой, что они истинные патриоты Беларуси, за Беларусь, за беларусов. Это Николай Статкевич, Павел Северинец, Владимир Некляев, которого загасили очень сильно в свое время и политически и творчески. Виктор Бабарико, Максим Знак, Мария Колесникова, которые не сдаются и сейчас ведут себя крайне прекрасно, просто очень достойно. У нас много достойных людей. Я вот таким людям верю.

Я абсолютно уверена в том, что будущий президент Беларуси должен быть истинным патриотом своей страны, он должен всем сердцем, каждой своей клеткой любить Беларусь и белорусов прежде всего, а потом уже все остальное.

— Анжелика, я до записи нашего интервью просмотрел все интервью, которые вы дали, в которых вы комментируйте ситуацию в стране и читал комментарии в том числе. Натыкался на комментарии следующие: «Анжелика ездила, пела на концертах, где Лукашенко был, а сейчас она против». Что бы вы ответили этим людям?

— То, что я пела на концертах, не значит, что я пела для Лукашенко и во имя Лукашенко. Слушайте, я артистка, меня приглашают на мероприятия, я одна из лучших артисток Беларуси и в России известный человек. И я выступала не только на концертах, в которых принимал участие Лукашенко. Я выступала перед представителями практически всех стран и народов: и на закрытых мероприятиях, и на саммитах, и на протокольных мероприятиях. Это нормально. Ведь у нас костяк артистов, что в России, что в Беларуси — десяток знаковых, значимых артистов, которые обязательно присутствуют на всех знаковых, значимых мероприятиях: и государственных, и коммерческих. Поэтому это просто выгодно людям, которые хотят сейчас навешать какие-то несуществующие ярлыки на меня, на других людей, вместо того, чтобы поддержать, вместо того, чтобы наоборот аплодировать и сказать: «Молодец!»

Я одна из немногих, если не скажу, что одна из всего творческого пула, касающегося моей профессии, так откровенно жестко и так стабильно называла вещи своими именами. Я все время была дерзкая. Я вообще не понимаю, еще раз повторюсь, не понимаю, откуда у кого-то вот это в сознании, что я певица Лукашенко, что я фаворитка Лукашенко. В свое время я уезжала с концерта в Александрии, говорила музыкантам «разворачиваемся и уезжаем», когда мне что-то не нравилось. Ко мне подбегал режиссер (тогда еще Коноплев был управделами президента, и вот эти концерты были в Александрии) и говорил: «Ты даже до Могилева не доедешь». Я отвечала: «Доеду, все нормально».

Меня же зажали в Беларуси тоже очень сильно. Национальная школа красоты, которая до сих пор существует, я же ее придумала. Но потом меня отстранили от этого проекта, потому что, когда начался ремонт в школе красоты, естественно, я не могла мириться со сметами, я за все отвечала. Потолки подвесные, которые по 10 долларов за квадратный метр, считались там по 110. Я еще побегала, прокукарекала. Мне говорят: «Анжелика Анатольевна, давайте мы вас просто в художественные руководители переведем, а мы уже сами с директором офиса…» Но я отвечаю за все сразу и несу за это ответственность. Мне тогда Лукашенко сказал: «Ох, тяжело тебе будет, нелегко, тебя сожрут». И меня реально тогда хоп-хоп-хоп, ну, и потом зажали, сожрали. Я была очень непокорной, дерзкой.

И это все прекрасно знают. Лукашенко никогда не участвовал в моей жизни, в моей судьбе, в моем творчестве. Кроме периода, когда я была солисткой ансамбля «Верасы», работала тогда официально в государственной филармонии, это было всего 5 лет моей жизни, я всегда самостоятельно зарабатывала.

— Когда лично для вас была пройдена эта точка невозврата и вы поняли, что все, на эти мероприятия ездить невозможно?

— Давно, потому что даже в редкие мои приезды в Беларусь я понимала, что происходит черт-те что. Даже относительно культуры нашей, концертов. Это же был ужас, это была цензура, это какие-то люди из администрации. Был такой персонаж, он сейчас есть, извините, я, может быть, не совсем корректно, но кроме, как персонаж, это назвать никак не могу. Был такой персонаж и есть: Дрига (заместитель министра культуры — прим. Charter97.org), которая решала кому быть, кому не быть, кому петь, кому не петь, кому как выходить на сцену.

— Вы вспомнили Владимира Некляева и я вот о чем подумал. Он ведь в опале давно уже, на его стихи вы песни исполняете, причем исполняли, приезжая, эти песни, даже когда он уже в опале находился. Вам как-то намекали, просили снять из программы эти песни или не было такого?

— С Володей Некляевым я молодая была, глупая еще, неопытная. Он же взрослый. Он был председателем Союза писателей Беларуси, уважаемым человеком. Я считаю, что Володя Некляев гениальный. Круче него никто так не пишет на белорусском языке. Никто. Те песни, которые он написал, они просто народные. В моем репертуаре куча песен Владимира Некляева.

Я тогда была глупая, я вообще не понимала, когда он говорил, что Лукашенко преступник. Он говорил: «Вот посмотрите, он совершит преступление перед белорусами. Потому что он нормальных белорусов с нормальной репутацией превратит просто в колхозников». Я говорила: «Как? Один человек разве может превратить всю страну и всех нас в колхозников репутационно, имиджево и так далее?» Представляете, получилось, удалось.

И в свое время Володя, конечно, был рядом с Лукашенко, но потом он от него и «получил». Чем ближе к Лукашенко кто-то находится — те больше всего потом по голове и получают. Володя Некляев не первый и не последний. Мне очень жаль, потому что с ним очень жестоко тогда обошлись. Он потерял здоровье прежде всего. Я с ним встречалась здесь, в Москве, он приезжал: «Анжелика, надо что-то делать с происходящим». Я тогда уж повзрослее была, говорила: «Володя, нет ресурсов. У тебя что есть ресурсы сейчас загасить Лукашенко?»

— Как вы считаете, вот на сегодняшний день, можно быть вне политики, независимо от того, где ты: в бизнесе, в каких-то госструктурах, артист ты, художник. Можно?

— Конечно, можно, но, естественно, когда ты любимчик власти, любой, я не говорю сейчас о Беларуси. Всех талантливых людей, всех знаковых артистов всегда холили и лелеяли, и всегда они были в превалирующей степени обласканы любой властью. Вот поэтому. Но есть истинные творческие люди, бунтари, которые вне любых политических систем, структур. Они занимаются только творчеством, но их очень мало. Все равно мы все в системе.

Шоу-бизнес — это же тоже серьезная система. Надо играть по определенным правилам. Политика — это вообще очень тяжелая вещь. Когда ты приходишь в большую политику, ты должен уже понимать все риски и тут уже живым бы остаться. С тобой должна быть мощная команда и ресурсы, с которыми ты можешь бороться. К сожалению, сейчас нет такой силы, которая могла бы побороться с Лукашенко, не получилось.

Была надежда у нас на объединение всех демократических сил, всех. И мы ждали этого от Светланы Тихановской, когда она только переехала границу и оказалась в Вильнюсе. Мы все ждали, что она нас всех объединит, нас всех сплотит в одну мощную силу. Я же целый год говорю: ребята, у нас единственный шанс — сплотится всем, объединиться в один мощный фронт, стать перед народом всем знаковым и значимым людям, и тогда только можно вывести Лукашенко на какую-то беседу, на разговор и на какое-то действие и противодействие.

— Как вы понимаете, что белорусам необходимо делать в это непростое время?

— Слушать свое сердце, душу, поступать по чести, по совести. Не терять надежду.

Близким, родным людям наших политзаключенных сохранять спокойствие. Ни в коем случае не отчаиваться.

Людям, которые находятся в тюрьмах, надо просто максимально сохранять себя, не лезть на рожон. Людям внутри Беларуси, зажатым сейчас репрессивной машиной, тоже не лезть на рожон. Сохранять свои силы.

Я абсолютно уверена в том, что нарастет мощная критическая масса, которая даст какой-то посыл. И это уже будет не двести тысяч человек, а миллионы людей, которые выйдут на улицу и просто сметут все плохое, что должно быть уже давно сметено с лица белорусской земли.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».