20 января 2021, среда, 16:13
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Трижды герои

27
Трижды герои
Ирина Халип

Доктор сказал «в морг!» - значит, в морг.

У каждого из нас свои картинки этой осени. Одних больше всего потрясла колонна отважных пенсионеров, других – красавица Ольга Хижинкова, с достоинством идущая в тюрьму, третьих – виртуозный саксофон Павла Аракеляна, звучащий каждый вечер в разных дворах Минска с техническим перерывом на 15 суток. Белорусская осень оказалась такой насыщенной страшными и прекрасными событиями, что в этом разнообразии красок и звуков очень трудно выбрать что-то одно, самое-самое. У меня в памяти наверняка навсегда сохранятся два образа этой осени .

Первый – это врачи больницы скорой помощи в белых халатах, стоящие лицом к стене по обеим сторонам больничного коридора. Руки на стену, как в Советском РУВД, а в руках – лист бумаги с надписью «0 промилле». Со среды половина страны стоит лицом к стене с теми же надписями – настолько всех потрясла эта отчаянная акция врачей, настолько она отважна и искренна, настолько близкой оказалась каждому из нас.

А второй образ – это академик Островский, который в свой единственный выходной едет разбирать завалы на сгоревшей от поджога даче академика Мрочека. Оба – кардиохирурги с мировым именем, которые спасли тысячи человеческих жизней. В знак благодарности отставной тиран отправил к одному из них каких-то очередных «массандриков», которые подожгли старую дачу, да еще и записку с угрозами на пепелище оставили. Зато эта гнусная история четко обозначила масштаб личностей: с одной стороны – выдающиеся врачи, которым мы с вами готовы доверить свои жизни; с другой – мелкая плюющаяся шпана, которая может под покровом темноты забить до смерти во дворе или поджечь чужой дом, но никогда не выйдет на честный открытый бой.

А врачи – вышли. Артем Сорокин передал журналистке Катерине Борисевич справку с тем самым нулем промилле, рискуя работой и свободой, не ради славы. Имя его вообще стало известно только два дня назад, а до того он был гражданином подозреваемым для режима и неизвестным героем для белорусов. Сорокин сделал это для того, чтобы негодяи в погонах и в телестудиях не посмели брехать насчет пьяной драки, в которой погиб Роман Бондаренко. Патетическое «пойти в тюрьму за правду» - это не фигура речи. В случае с Артемом Сорокиным это абсолютно лишенное метафоричности выражение.

Коллеги Артема Сорокина в знак солидарности встали лицом к стене прямо в больничном коридоре, сжимая в руках листы бумаги с надписью «0 промилле». И теперь это такой же символ белорусской революции, как и последняя фраза Романа Бондаренко «я выхожу». Да и сами врачи – стоящие в больничном коридоре, выходящие на улицу у своих больниц с флагами, уводимые в автозаки прямо в белых халатах возле Академии наук, - тоже символ нашей революции. Прекрасный, вдохновляющий, героический символ.

В сущности, наши врачи сегодня – трижды герои. Во-первых, они работают в условиях пандемии, которую по-прежнему отрицает режим. А это значит, что оно не заботится ни об обеспечении средствами защиты, ни о дополнительных выплатах, ни о создании максимально безопасных условий для их работы. Во-вторых, они спасают наши жизни, рискуя собственными. И если во время весенней волны пандемии белорусы возили им обеды, закупали средства индивидуальной защиты и медикаменты, которых не хватало, то теперь они собирают деньги для семей политзаключенных и стоят в длинных очередях, чтобы успеть попасть в СИЗО или ИВС с передачей родственникам (свежий пример: в среду к Жодинскому СИЗО подруга поехала в пять утра и в очереди оказалась уже тридцатой), или дежурят у тюрем, чтобы помочь выходящим после арестов добраться до дома. Так что врачи вынуждены справляться без всякой помощи. И в-третьих, несмотря ни на что, они находят силы и время протестовать. Защищают своих коллег. Не дают испоганить доброе имя жертв. Увольняются в знак солидарности. Выходят на акции протеста.

Понятно, почему Саша три процента их сейчас так ненавидит. Своим бесстрашием и готовностью осознанно рисковать врачи ставят ему диагноз. Вернее, всей системе. Диагноз простой: издыхание. Кома, вызванная неумеренным потреблением «Массандры». Полный распад тканей и клеток души. В общем, терминальная стадия режима, который еще в прошлом году многим казался вполне жизнеспособным и даже розовощеким, особенно после того как пудрился и румянился перед зеркалом. Но врачи сказали правду: ему не жить. И теперь подыхающая система пытается их уничтожить – они ведь раскрыли всему миру страшную врачебную тайну, а пациент еще не в морге и даже трепыхается, из автомата пуляет, палками размахивает и в тюрьмы сажает. Он думает, что всем еще покажет, конечно.

Ну уж нет, гражданин пациент. Доктор сказал «в морг!» - значит, в морг.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».