27 октября 2020, вторник, 18:58
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Даша, что будем делать?

97
Даша, что будем делать?
Фото: euroradio.fm

На разломе невозможно усидеть в шпагате.

Даша (извините, если обращаюсь как-то неуместно, но вас все привыкли так называть), добрый день

Вам пишет Олег Горунович, главный редактор заблокированного спортивного сайта «Трибуна». Нас заблокировали в августе, толком не объяснив почему. Из общения с чиновниками мы поняли, что по каким-то не названым вслух причинам представляем угрозу национальным интересам, как и многие другие медиа, также подвергнувшиеся блокировке. Вероятнее всего, мы виноваты в том, что слишком интересовались выборами и предлагали спортсменам на эту тему – как оказалось, табуированную – говорить.

Впрочем, сказать я хочу не о нашем сайте. Есть дела и поважнее.

Даша, очень жаль, что такое произошло с вашим братом. Сначала все видели, как люди, которые по долгу службы должны защищать закон, истязают безымянного велосипедиста. Потом оказалось, что этот велосипедист – архитектор Никита Домрачев. Он ехал к маме по набережной Свислочи рядом с Зыбицкой и просто попал под раздачу. Его задержали и избили, потом госпитализировали с травмами головы, впереди – суд с предсказуемым итогом.

Если вы, находясь на сборах в Китае без интернета, думаете, что сотрудники, скажем так, правоохранительных органов сделали что-то неординарное, что у них случился сбой, то нет. Это вполне обычное для последних недель поведение, хватает историй и похлеще. Если вы думаете, что «милиция» (или кто там носится в форме) противостоит головорезам, а вашего брата так приняли только из-за страха за свою безопасность, то тоже нет. «Милиция» абсолютно безнаказанно, используя водометы, петарды, слезоточивый газ, гоняет стариков, женщин, студентов, мужчин, не оказывающих сопротивления. А получая приказ, бьет с удовольствием и без разбора, что вам подтвердит Никита. Представляете, в Беларуси придумали такой вот способ воспитания любви и уважения к власти – через дубинку. Просто наказать протестующих судом, где нет шансов на оправдание, мало. Поэтому с помощью дубинок мирных, но недовольных белорусов по-отцовски пытаются отвадить от улицы, попутно преподав урок патриотического воспитания.

Многие ждали вашей реакции на то, что произошло с членом вашей семьи. Ждали, потому что два месяца вы словно не замечали всего, что происходит на вашей Родине. Вы молчали. А тут произошла ситуация, о которой молчать вам невозможно.

Вы написали то, что написали.

И вот странно же, правда: пост вы выложили у себя в фейсбуке. По идее, на ваш аккаунт подписана по большей части лояльная аудитория. Люди, которые вас ценят и уважают (благо ценить и уважать есть за что). Но реакция этих людей на то, что вы написали, оказалась крайне негативной. Возможно, ситуация поменялась, но по прошествии трех часов лишь в паре комментариев вас поддержали и поняли, а остальной отклик наиболее мягко можно охарактеризовать словом недоумение.

Почему люди недоумевают, сердятся, ругаются? Если позволите, попробую вам объяснить, хотя, думаю, вы и так все понимаете.

Из вашего текста следует, что вы в курсе происходящего, несмотря на проблемы с доступом к информации. Вы все верно пишете: людей увольняют, арестовывают, дубасят на улицах. Проблемы решаются методом «завалили/арестовали/уволили». Полагаю, вы в курсе, как обошлись с чемпионкой мира по фристайлу Александрой Романовской. И в курсе, как обошлись с ее тренером Николаем Козеко (требуют вернуть президентскую стипендию за год). Вы наверняка знакомы с этим человеком. Помню, как вы радовались успеху его воспитанницы Анны Гуськовой на Играх в Пхенчхане. Оказалось, что Козеко – неправильный тренер, и Романовская – неправильная чемпионка (как же непросто даются титулы, вам ли не знать), потому что у них есть свое мнение.

Чтобы развернуть вашу мысль о давлении, напомню, что после выборов было задержано около 15 тысяч белорусов, посмевших выразить несогласие. Выразить абсолютно мирным путем, без погромов и насилия. 15 тысяч – представляете масштаб? Это очень много – почти четверть Нягани, в которой вы провели детство. Как минимум трое убиты. Сотни обратились с жалобами на избиения. Против представителей силовых органов не возбуждено ни одного уголовного дела, а вот примерно трем сотням протестующих уже светит уголовка с реальными сроками. В подавляющем большинстве случаев по абсолютно надуманным поводам.

«Людям хочется вернуть все в человеческое, законное русло, но пока не получается это сделать. У всех одна позиция, и я не знаю людей, которые поддерживают все, что происходит. Все люди в моем окружении просто недоумевают, почему Беларусь переживает такие события», – говорит ваш брат, который даже на митинги не ходит – боится за себя, но не уберегся.

Это все к тому, что белорусы переживают очень интересное время. И очень непростое. Под давлением мы испытываем чувство страха и усталости. Каждый день мы делаем выбор между свободой и несвободой. Проще всего – молчать (представляю, как непросто дался вам пост), говорить может быть чревато и накладно. Но многие говорят. Героизм для значительной части белорусов, к сожалению, стал повседневностью. И они ждут его от других.

Так получилось, что страна разломилась на две части. Одна, что побольше, хочет каких-то банальных вещей. Хочет честных выборов, хочет, чтобы милиция защищала, а не избивала, хочет честного суда, хочет соблюдения гражданских прав и Конституции. Другая, что поменьше, просто хочет, чтобы остался Александр Лукашенко, несмотря ни на что, а многочисленные сведения о насилии в отношении белорусов называет фейками. Да-да, кто-то и избиение Никиты назовет фейком, не сомневайтесь.

У вас с Лукашенко, как мне кажется, особые отношения. Что-то вроде дружбы или восхищения с вашей стороны. Но к кумирам иногда стоит присмотреться внимательнее (помните, как вы вдохновленно выступали перед выборами, а тех, кто собирался в президенты, уже сидели в тюрьме). Дружба – это более осознанные отношения, чем отношения отца с дочерью. Друзей мы можем выбирать с учетом их поступков, и если поступки дикие, то нет смысла говорить о предательстве.

Так вот, на этом разломе невозможно усидеть в шпагате, даже имея очень хорошую растяжку и многолетнюю спортивную подготовку. Многим кажется, что именно это вы пытаетесь сделать. Может, они вас неверно понимают?

Например, вы пишите, что одной стороне, противопоставляемой власти, «бесполезно сотрясать воздух агрессивными словами». Получается, вы как бы разделяете вину за происходящее между участниками процесса – частью народа, добивающейся перемен, и теми, кто только силой удерживает власть. Белорусский народ, несомненно, виноват. Виноват в том, что более 20 лет разрешал собой помыкать, разрешал шаг за шагом урезать свободу до такой степени, что не осталось ни выборов, ни парламента, ни суда, ни права выразить протест. Белорусов сейчас истязают за это, а не за придуманную агрессивную риторику. Ее попросту нет в публичном поле.

Знаете, однажды слышал (не стану уточнять при каких обстоятельствах), как несколько участников марша пытались затянуть не слишком пристойную кричалку о Лукашенко. Там было что-то такое: «Лукашенко Саша, место у (догадайтесь возле чего)». Так вот, ее никто не подхватил – грубовато. Да, люди требуют отставки, озорно могут обозвать в ответ крысой, потому что их самих так обозвали, но вот чтобы прямо агрессивные слова… Их не позволяет себе Светлана Тихановская, зато замминистра МВД на следующий день после избиения вашего брата пригрозил участникам митингов применением боевого оружия. Слышали об этом?

Но вы говорите, что протестующие тоже в чем-то виноваты. Без аргументов это обидно. От Героя Беларуси многие ждут и поведения геройского, не рафинированной дипломатической риторики. Возможно, вы этого не хотели и к этому не стремились, но благодаря спортивным победам стали моральным авторитетом для соотечественников. Они смотрят на вас и ждут ваших слов. Это, несомненно, тяжелое бремя.

Вы признаетесь, что у вас тяжело на душе, и не скрываете, что испытываете гнев, но только не хотите проявлять его публично. Почему же? Реакция Надежды Скардино была куда более органичной, хоть и жесткой. Ситуация с избиением вашего брата так же однозначна, как и с пытками на Окрестина и в отделениях милиции сразу после выборов (обязательно посмотрите это видео). У человека, который видит и чувствует, в этих вопросах не может быть сложной позиции, отсюда и раскол. Или вы полагаете, что молчание может как-то повлиять на ситуацию? Почему-то кажется, что именно молчания власть и добивается. Молчания и покорности.

Ваш брат получил побои, но не получил извинений. Белорусы ждут своих извинений больше двух месяцев, но вместо этого получают только новые плевки. Ваш брат, несмотря на случившееся, не хочет уезжать из страны, и белорусы в большинстве своем никуда не хотят уезжать. Даша, что будем делать? Еще немного помолчим?..

Олег Горунович, «Трибуна»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».