22 января 2020, среда, 19:21
Осталось совсем немного
Рубрики

Как Лукашенко врет о нефти: разоблачение фейков

44
Как Лукашенко врет о нефти: разоблачение фейков

Специалисты опровергают заявления правителя.

Возможны ли поставки нефти в Беларусь по трубопроводу «Дружба»? Кто и зачем врет о завершении модернизации белорусских нефтеперерабатывающих заводов? Что правительство Беларуси говорит о единой валюте с Россией? Об этом телеканал «Белсат» рассказывает в новом выпуске программы «Лукавые новости».

Возможны ли поставки нефти с трубопровода «Дружба» в Беларусь?

Спор между Москвой и Минском о поставках энергоресурсов оказался в центре внимания международных СМИ. За несколько дней до Нового Года Лукашенко высказал свою позицию на этот счет в интервью главреду радиостанции «Эхо Москвы». В разговоре с Алексеем Венедиктовым, руководитель Беларуси, в частности, заявил, что может не только легко найти замену нефти из России, но и лишить свою восточную соседку выгодных экспортных маршрутов В ЕС, развернув направление прокачки на польском участке нефтепрвода Дружба.

«Реверс нефти что такое – да, я могу, это самый дешевый маршрут, через Польшу – они предлагают это, взять саудовскую нефть или американскую. Что дешевле. С рынка. В Гданьске. По трубе завезти реверсом, у меня три трубы нефтепровода «Дружба». С Россией. На первом этапе я забираю одну трубу. И реверсом поставляю на НПЗ. Северный и Южный – у нас два мощных НПЗ», – рассказал Лукашенко в интервью главному редактору радиостанции «Эхо Москвы».

Итак, со слов Лукашенко создается впечатление, что Польша предлагает ему развернуть направление прокачки по одной из веток нефтепровода Дружба, которая ведет из России, через Беларусь, к польскому порту Гданьск на Балтийском побережье. Сейчас по этому маршруту с востока на запад качается российская нефть. Сырье на этом маршруте качается по нескольким трубам, или, как говорят специалисты, нитям.

Лукашенко утверждает, что поляки предложили ему освободить одну из этих нитей от российской нефти и качать по ней, в обратном направлении, сырье из Саудовской Аравии или США, которое танкеры будут привозить по морю в Гданьск.

Насколько это заявление соответствует действительности? С этим вопросом журналисты обратились к владельцу и оператору польского участка трубопровода Дружба – местной государственной компании Перм Пшиязнь. О том, с кем и когда они вели переговоры, в компании рассказывать отказались, сославшись на коммерческую тайну. Но, при этом, к сути вопроса, они добавили следующий комментарий.

«Нынешняя техническая инфраструктура трубопровода Дружба предотвращает передачу сырой нефти из нефтебазы в Адамово на восток, сохраняя при этом непрерывность поставок текущим клиентам PERN согласно действующим контрактам, касающихся передачи сырой нефти на нефтеперерабатывающие заводы», – рассказала пресс-секретарь PERM PRZIJAZN S.A. Катаржина Красиньска.

Нефтебаза Адамово находится на границе Польши и Беларуси. То есть, другими словами, польский оператор Дружбы говорит, что любые поставки из Польши в Беларусь по этому нефтепроводу невозможны без того, чтобы не нарушить действующие контракты с их текущими клиентами.

Учитывая то, что данное пояснение польская сторона дала нам в ответ на вопрос о возможности обратной прокачки по их трубопроводам в Беларусь, заявление Лукашенко о том, что Варшава сама якобы предлагает ему это – выглядит крайне неправдоподобным.

Кто и как врет о завершении модернизации белорусских нефтеперерабатывающих заводов?

Когда Лукашенко говорил о реверсной прокачке из Гданьска, он мог преследовать две цели. Во-первых – напугать россиян, что отберет у них выгодный маршрут экспорта через Польшу. А, во-вторых, создать впечатление, что Беларусь легко может найти замену российскому сырью для своих нефтеперерабатывающих заводов.

И если первое – по всей видимости – фейк, то второе кажется более правдоподобным. По крайней мере, на первый взгляд. Ведь альтернативную нефть по трубопроводам в Беларусь можно поставлять не только из балтийских портов, но и, например, из черноморской Одессы.

В 2011 году Минск и Киев уже качали в Беларусь азербайджанскую нефть по трубопроводу Одесса-Броды. Правда, проработал этот маршрут недолго, видимо, оказавшись нерентабельным. Дело в том, что у белорусских НПЗ тогда была слишком мелкая глубина переработки нефти. То есть, не было технологий, чтобы получать из нее достаточную добавленную стоимость при мировых ценах закупки сырья.

Но теперь – ситуация изменилась коренным образом, утверждает Лукашенко все в том же интервью Венедиктову:

«У нас два мощных НПЗ. В этом году полностью закончили модернизацию. Глубина переработки как в Европе. У вас один такой завод, по-моему, только в России».

Итак, Лукашенко утверждает, что теперь белорусские НПЗ модернизировались до уровня Евросоюза и даже выше. А раз там заводы не разоряются, закупая сырье по мировым ценам из самых разных стран, то у Беларуси, с ее более высоким уровнем переработки это, тем более получится.

Что такое среднеевропейская глубина нефтепереработки? Вот, например, что говорится на сайте Центрального диспетчерского управления топливно-энергетического комплекса России:

«В США глубина переработки нефти – 90–95%, а на самых современных американских НПЗ – до 98%, в странах – членах ОПЕК – 85%, в Европе 85–90%».

В Беларуси же глубина переработки составляла лишь 75% на одном из НПЗ – Мозырьском и всего 70% на втором – Нафтане, следует из отчета за 2015 год одной из крупнейших белорусских консалтинговых компаний Юнитер.

Но в позапрошлом году СМИ запестрели заявлениями чиновников о ведущейся модернизации белорусских НПЗ, в результате которой глубина переработки нефти должна была увеличиться до 90-92% к концу 2019-го.

Названный дедлайн минул, и модернизацию должны были если не закончить, то, как минимум, выйти с ней на финишную прямую. Рассуждая таким образом, мы, тем не менее, решили проверить нынешнюю глубину переработки нефти на белорусских НПЗ. И тут нас ждал сюрприз.

«Около 80-ти %, 78% где-то так», – рассказала о глубине переработки нефти в Беларуси пресс-секретарь концерна «Белнефтехим» Ольга Спехова.

На всякий случай, журналисты решили перепроверить полученную информацию, и перезвонили на Мозырьский НПЗ – более продвинутый из двух белорусских заводов.

«Сейчас строится очень серьезный объект, но он сегодня еще не заканчивается, и не в следующем году. Что касается глубины переработки, то это вопрос такой непростой. Потому что все зависит от того, какое сырье поступает, от загрузки предприятия, и она меняется, эта глубина. Где-то в районе 78 процентов», – рассказал Геннадий Тетерук, заместитель генерального директора по идеологической работе, персоналу и социальному развитию ОАО «Мозырский нефтеперерабатывающий завод».

Другими словами, завод отстает от средних показателей не только Европы и США, но и России. А точные сроки завершения модернизации пока неизвестны.

«Видите, немножко, да, немножко тут подзадержались. И строители, у нас было маловато, поэтому сроки сдвигаются все время, сдвигаются», – прокомментировала ситуацию насчет модернизации белорусских НПЗ Ольга Спехова, пресс-секретарь концерна «Белнефтехим».

Таким образом заявление Лукашенко – о том, что белорусские НПЗ завершили модернизацию и, теперь, могут перерабатывать нефть глубже, чем их конкуренты в Евросоюзе и России, фейк.

Что правительство Беларуси говорит о единой валюте с Россией?

В споре о поставках в Беларусь углеводородов Россия, как известно, настаивает на том, чтобы Минск, в обмен на дешевые нефть и газ, подписал ряд соглашений об углубленной интеграции двух стран. Переговоры эти крайне непубличные и многие задаются вопросом, насколько далеко простираются требования Кремля в этом вопросе и на какие из них готов пойти Минск. В одном из редких пояснений на эту тему вице-премьер Беларуси Дмитрий Крутой очертил одну из границ, за которую переговоры якобы не выходят:

«Абсолютно пустым измышлением в рамках интеграции, что мы откажемся от белорусского рубля и перейдем на некую другую валюту. Это абсолютная глупость. Таких переговоров не ведется».

Заявление прозвучало, накануне Нового Года. При этом, однако, чиновник, видимо забыл, от кого пошла информация, которую он назвал измышлениями и абсолютной глупостью. Вот что по этому поводу говорил Лукашенко в марте 2019-го года:

«И вот с Владимиром Владимировичем обсуждали некоторые вопросы. Он мине риторически говорит, что конечно это же будет рубль. Конечно рубль. Ведь не талер. Это будет не российский и не белорусский рубль, а наш общий рубль».

Таким образом получается, что правительство Беларуси противоречиво и непрозрачно освещает свои переговоры с Москвой об интеграции.