18 февраля 2020, вторник, 13:26
Осталось совсем немного
Рубрики

Лукашенко пытается удержать власть через «нефтяные катастрофы»

52
Лукашенко пытается удержать власть через «нефтяные катастрофы»
Источник: Сергей Елкин / DW.de

Нефтегазовые войны с Россией совпадают с президентскими выборами.

Перманентное сражение с Россией за нефть и газ – основа режима Лукашенко. Более того, режим катастрофы, на краю которой страна балансирует все эти годы, жизненно необходим для продления правления Лукашенко.

Александр Чубрик в своей замечательной работе «Нефть в обмен на все. Краткая история белорусско-российских отношений в нефтегазовой сфере с 2007 г», обратил внимание, что циклы конфликтных обострений с Россией из-за нефти и газа поразительно совпадают с электоральными.

Действительно, битва с Россией за нефть и газ постоянно воспроизводится на новом витке. В этой битве, как и в той другой, электоральной, циклы которой так поразительно совпадают с российско-белорусскими конфликтами, всегда один и тот же победитель, вот уже 25 лет.

Отметив и цикличность и постоянство в спорах об условиях покупки российских газа и нефти, непродуктивность этих споров и создаваемую ими атмосферу неопределенности, которая не позволяет экономическим агентам, включая государственных, строить долгосрочные стратегии развития, Александр Чубрик высказывает надежду:

«Так или иначе, мы подходим к ситуации, когда определенность от наличия долгосрочных контрактов на поставку российских нефти и газа, пусть даже по рыночным ценам, окажется более ценной для компаний и населения, чем краткосрочные льготы, обуславливаемые политическими требованиями. И сэкономит уйму времени высших должностных лиц и обычных госслужащих, которое сейчас уходит на переговоры и постоянную работу над документами, смысл которых в том, чтобы быть непринятыми».

Сходные надежды высказали во время заседания экспертного клуба Артем Шрайбман и Сергей Чалый.

Я не разделяю эти надежды, и вот почему.

Во-первых, я склонна думать, что если белорусское руководство постоянно тратит на переговоры с Россией значительную долю своих времени и сил, а иногда ради продолжения противостояния жертвует доходами бюджета – как это было в 2016 году и, вероятно, будет в 2020-ом, – то именно сами переговоры и противостояние служат неочевидным, но важным целям.

Во-вторых, я всерьез верю, что в Беларуси установлен авторитарный режим, а это значит, что главной целью страны является не ее развитие, не благосостояние граждан или высокий ВВП, не союз с Россией или заморозка отношений с ней, но удержание власти и сохранение жесткой социальной иерархии.

В-третьих: если мы признаем, что эта главная цель неизменно достигается на протяжении последних 25 лет, то легкомысленно считать, что относительно постоянные элементы политики властей (включая циклический конфликт с Россией из-за нефти и газа) случайны или ошибочны.

Иными словами: перманентное сражение с Россией за нефть и газ – основа режима Лукашенко. Даже больше: режим катастрофы, на раю которой страна балансирует все эти годы, жизненно необходим для продления правления Лукашенко.

Давайте попробуем представить: российские и белорусские компании в штатном порядке (как это делают бизнес и государственные структуры других стран) заключают контракты на поставки энергоресурсов в удобном и взаимовыгодном режиме на два или четыре года. Об этом сообщают только новостные агентства, интриги нет.

Если от этих поставок не зависает на волоске судьба страны, если о них способны договориться люди, чьи фамилии помнят только самые добросовестные журналисты, то чем тогда заниматься Лукашенко? Да и нужен ли он народу 25 лет подряд и более?

Нет, вне режима потенциальной катастрофы и мобилизации на ее предотвращение просто нечем объяснить поразительную стабильность режима, не зависящую ни от экономических успехов или неудач, ни от рейтингов властей и госорганов, ни от волеизъявления избирателей.

Сегодня, в разгаре очередной битвы с Россией и в канун очередной битвы с избирателями Лукашенко говорит: «Сейчас очень острый период существования нашего государства. Мы идем не просто по тонкому льду или по лезвию. Мы идем и шатаемся слева-направо и не дай Бог неверный шаг – мы потеряем все».

А когда этот период был не очень острым?

Вот еще цитата: «Вы заметили, что в последнее время в своих выступлениях я часто говорю о суверенитете и независимости. Поверьте, это от души». И тут же: «Надо прекратить «шатания» по мирным улицам. Надо прекратить всякие разговоры о суверенитете и независимости».

Словом, никому, кроме Лукашенко, не нужно говорить о независимости и суверенитете, а ему нужно – он делает это «от души».

Общим мнением в демсообществе является убеждение, что это Кремль атакует Лукашенко, что он постоянно на него давит, и ему приходится обороняться. Видимо, следует признать определенную победу госпропаганды, сумевшей сделать образ героя и защитника Лукашенко вполне убедительным.

Но каким оружием (аргументом) Москва атакует сейчас? Москва готова продавать газ и нефть на прошлогодних условиях, которые по-прежнему являются лучшими в регионе. Это Беларусь не готова покупать на прошлогодних, она хочет дешевле.

Москва согласилась поставлять в 2020 году 24 млн тонн нефти, т.е. +6 млн тонн на переработку, что частично компенсировало бы недополученные доходы из-за налогового маневра – все-таки это экспортные пошлины за нефтепродукты, выжатые из этих 6 млн т. (что несколько меньше, чем экспортные пошлины на сырую нефть), плюс доходы от продажи нефтепродуктов из этих 6 млн тонн (что больше нулевых доходов, которые были у нас по этой статье в 2018-2019 гг.).

Т.е. эти дополнительные 6 млн тонн вполне можно считать компенсацией за налоговый маневр. Это не блестящие, но все-таки нормальные условия.

Однако Лукашенко поясняет: «В двух словах, почему с президентом России не договорились по нефти. Потому что РФ хочет, чтобы мы купили у нее нефть по ценам выше мировой. Где такое видано?! Поэтому я и отказался от такой нефти».

Однако, пока никаких других свидетельств (кроме слов белорусского лидера) намерения России продавать нефть дороже мирового ценового уровня не имеется. Ровно также, как не имеется свидетельств желания России продавать газ не по USD127, а по USD152 за тыс. куб. метров.

Какой цели служит поток информации о преувеличенных аппетитах России? Цели победы: чтобы согласие на прошлогодние условия выглядело прорывом и успехом. Правда, ради этой победы НПЗ и бюджету придется снова понести убытки. Но им не привыкать.

Валерия Костюгова, «Наше мнение»