26 июня 2019, среда, 18:15
Мы в одной лодке
Рубрики

NEXTA: Появилось желание аккумулировать весь трэш, который есть в лукашенковской Беларуси

36
Степан Светлов

Не будьте «памяркоўнымі».

Сайт Сharter97.org наградил Национальной премией за защиту прав человека имени Виктора Ивашкевича молодого видеоблогера Степана Светлова, известного как NEXTA. Степан Светлов стал лауреатом премии сразу в двух номинациях: «За смелость в творчестве» и «За личное мужество».

После вручения премии блогер рассказал в интервью Сharter97.org о своей деятельности, а также дал напутствия молодому поколению белорусов.

— Расскажи немного о себе.

— Учился четыре года в Белорусском гуманитарном лицее, который запрещен в Беларуси. После школы поступил в университет в Катовице на специальность организация кино- и телепроизводства. В этом году уже заканчиваю бакалавриат и, наверное, потом переберусь в Варшаву.

— Когда и почему решил создать канал на YouTube?

— Сначала NEXTA был музыкальным проектом. Мы сделали песню «Выбора нет», потом записали трек против «тунеядского» декрета. В итоге группа наша распалась, потому что мы разъехались после школы по разным городам.

Вообще, видеоконтентом занимаюсь с детства. Делал прикольные видео на дни рождения своим родственникам. Потом у меня появилось желание аккумулировать весь треш, который происходит в лукашенковской Беларуси. Средств информации у нас достаточно, но мне хотелось сделать общую подборку происходящего в стране. Я предложил формат новостей недели. Мои друзья говорили: «Ай, это никому не интересно, это везде есть». Поэтому план у нас был таков: плюс десять подписчиков с одного выпуска. Если десятка подпишется, то будем делать дальше. Но когда все началась, то подписалось 25 тысяч, потом 50 и пошло-поехало. Я тогда вообще не понимал, что происходит. Оказывается, спрос был на такой контент в белорусском медиапространстве. Особенно белорусам не хватало независимой информации, потому что в плане видео у белорусов особо не было альтернативы БТ. Был только «Белсат», который в те времена не очень еще развит был.

Кстати, многие считают, что я запустил канал на волне «тунеядских» протестов, но это не так, я значительно раньше начал делать обзоры. Да и в Катовице мы с друзьями записывали ролики, где украинцы и россияне пытались угадать белорусские слова.

— Ты сказал, что NEXTA — это изначально название вашей группы. А откуда это название взялось и нет ли претензий у твоих бывших коллег по музыкальному цеху, что ты ведешь свой канал под этим никнеймом?

— Претензий точно нет (улыбается). Да и вариант такого названия вроде бы я предложил. Это было еще в лицейские времена. Помню, мы сыграли свой первый концерт в переходе и заработали первую тысячу белорусских рублей. На новые деньги, правда, это 10 копеек (смеется). Что касается семантики NEXTA — это игра слов и смыслов: поколение next (англ. следующий) и белорусское слово «нехта» - таинственный образ, кто-то из белорусов, кто думает так же, как и я.

— Почему ты решил заниматься именно политическим контентом?

— Как раз потому, что молодежь не очень интересуется политикой. Это грустно на самом деле. Просто если ты не интересуешься политикой, то завтра политика заинтересуется тобой, а ты не будешь знать, что с этим делать. Последний пример: студентка замахнулась на городового. И вот я почитал интервью, где семья говорит: «Нет-нет, мы не интересуемся политикой!» А вот если бы интересовались, то, возможно, этот инцидент и не произошел бы. Нужно интересоваться политикой, читать новости. Пусть неглубоко, но хотя бы раз в неделю смотреть, что происходит в стране. Именно поэтому своим зрителям предложил недельный формат. Все, что волнует наше общество, стараюсь публиковать.

Я заметил, что молодежь белорусская меняется. Ребята 17-18 лет уже не боятся запугиваний, что их отчислят и так далее. В эпоху интернета они видят, как живут люди в других странах: что они свободные, что у них хороший заработок. Они могут себе позволить ездить на выходные в другие страны, не боятся высказывать свою позицию, если чем-то недовольны. Конечно, часть молодежи выбирает вариант уехать из Беларуси, но я считаю, что нужно прилагать как можно больше усилий, чтобы остаться в стране. Или хотя бы не оставаться в стороне, если уехал, продолжать быть полезными для своей страны. Пусть себе и в информационном плане, как я, потому что я не могу вернуться из-за преследования.

— Можно сказать, ты решил стать голосом своего поколения?

— Это, конечно, громко сказано, но цели такие есть - охватить как можно большую часть аудитории. Кстати, россияне и украинцы тоже очень интересуются тем, что у нас происходит.

— Как родители относятся к твоей смелой деятельности, учитывая то, что ты, по сути, объявил войну главе МВД Шуневичу?

Игорь Шуневич сам объявил себе войну. Потому что задерживать людей ни за что, лезть не в свои дела и замалчивать то, что происходят в системе вместо того, чтобы это решать, — это удар под дых самому себе. А я просто говорю правду о белорусской милиции. Это ведь все задокументировано и есть видео.

Что касается родителей, то они отнеслись к моей деятельности положительно. Отец меня всегда поддерживал. Иногда помогает советом. Мы с ним дискутируем на разные темы. Ну а мама, конечно, хочет, чтобы все было тихо, чтобы я никуда не совался. Но ведь это невозможно, занимаясь такой деятельностью.

— Напомни читателям, почему ты не можешь приехать в Беларусь?

— В 2017 году я начал активно постить новостные видео в своем блоге. В феврале 2018 приехал в Минск на каникулы. И вот только я уехал на учебу, как через два дня мне сообщает мама, что к нам домой приходили с обыском. Я вообще подумал, что это шутка. Но оказалось, что это правда. Пришли с понятыми, нашими соседями, и конфисковали ноутбук и старую камеру. Наверное, думали, что я в Беларуси что-то секретное снимал (улыбается). В итоге я к ним написал несколько обращений и просил объяснений, что это было. Одни отвечали, что это не в их компетенции, другие писали, что да, что-то такое было, но сказать не можем. А потом началась «война» с БТ в 2018 году. И на фоне этой войны я сделал видео о давлении на меня. Сказал, что даже спустя полгода нет никакой информации об этом обыске. И буквально через пару дней после этого приходит официальный ответ, что против меня якобы не ведется дело и я могу официально ехать в Беларусь. Но это ведь замануха…  

— Если не ошибаюсь, до ролика про обыск ты не показывал свое лицо?

— Я довольно условно был анонимным. На старых видео показывал свое лицо. Например, в видео, где украинцы переводят белорусские слова. Поэтому для милиции не секрет был, кто я. Да и аккаунт мой «ВКонтакте» был привязан к роликам. Но спецслужбы наши хоть и никчемные, но они знали обо мне уже сразу после песни «Выбора нет». Это было в 2015 году перед президентскими выборами. Они пришли в мою школу, где я учился до лицея, и начали наводить справки. Ну а мама моя в школе работает, поэтому до нее эта информация дошла. Начали узнавать, как я учился, характеристики смотреть…

— Кроме канала на YouTube у тебя еще есть популярный telegram-канал, где часто постишь сенсационные факты, которые используют даже СМИ. В одном из интервью ты говорил, что порой тебе сами милиционеры рассказывают про некоторые случаи. Почему они это делают?

— Да, telegram завел осенью прошлого года. Друзья порекомендовали. И когда его завел, на меня за день подписались две тысячи только с YouTube! Потом люди начали присылать информацию, я стал выбирать и публиковать лучшее. Со временем люди стали все больше присылать и это стало одним из источников инсайдерской информации. Люди понимали, что это анонимно и плюс после огласки проблемы обычно начинают решаться. Чиновники начинают бегать, звонить и волноваться.

Почему присылают милиционеры? Во-первых, потому что там есть нормальные люди. Они пишут, что в системе этой невозможно работать, но и идти некуда. Вспомните хотя бы уволенного и отсидевшего сутки милиционера Михаила Громыко, который защищал Куропаты. Поодиночке многие из них адекватные, но когда их собирают вместе, то непонятно что происходит. Так построена система. Почему они на это соглашаются? Банально потому, что у них нет своего реального профсоюза, который бы мог заниматься их делами и решать проблемы.

Во-вторых, они поняли, что это все анонимно, хотя Шуневич грозится найти источник «слива». Но это невозможно, потому что эти сводки распространяют по всем ведомствам. Оказывается, преступления внутри системы происходят едва ли не каждый день.

— Присылали ли тебе какие-то сенсационные новости, но которые ты не публиковал, потому что не нашел подтверждения информации?

— Да, таких инсайдов достаточно много. Но я стараюсь проверять, чтобы были «пруфы», фотографии, желательно от двух источников. Была, например, информация, что сын высокого чина МВД Беларуси был задержан в Витебске среди тех, кто рисовал наркотические граффити. Я узнавал, откуда такая информация, но источник ответил, что друзья рассказали. Поэтому я не публиковал эту информацию.

— Ты наверняка в курсе, что в России существует целая фабрика троллей. Ты не замечал активность под твоими роликами или в соцсетях подозрительных аккаунтов со странными комментариями?

— Именно сильного наплыва не замечал. Они чаще всего сконцентрированы на менее крупных каналах: на тысячу, на 500 подписчиков. Но наверняка есть какие-то БРСМовские тролли. Но это в любом случае в Беларуси не может далеко зайти, потому что у нас очень и очень маленький вес лукашенковской позиции. Госпропаганде уже никто не верит, люди видят ситуацию своими глазами. Поэтому даже если у нас создадут какую-то фабрику троллей, то их просто засмеет абсолютное большинство обычных людей.

— То есть госСМИ полностью проиграли независимым медиа?

— Да, причем тотально! Мне кажется, что у них даже шансов нет никаких, потому что аргументов нет, чтоб люди им поверили. У них нет самого главного - правды.

— Премию «Хартии-97» тебе вручал Збигнев Буяк, легендарный лидер подпольной «Солидарности», которая боролась за свободную Польшу. У каждой страны борьба за свободу была своя. Как думаешь, как это произойдет в Беларуси?

Премию "Хартии-97" Степану Светлову вручил лидер польской подпольной "Солидарности" Збигнев Буяк.

— У нас своеобразная страна, несмотря на то, что рядом Украина с горячим темпераментом, имперская Россия и Польша, которая активно боролась за свои права. У нас немного иначе все. Но если случается что-то вопиющее, как это было с декретом о «тунеядцах», то люди выходят на протест. То есть мобилизация произошла, и эти протесты вынудили власти отступить.

Да и вообще, если все вспомнить, то белорусы довольно активно борются с режимом — это и акции «Стоп-бензин», и протесты с аплодисментами, за которые Лукашенко получил Шнобелевскую премию. У белорусов есть протестная почва. Просто нам нужно увеличивать этот протестный стержень, чтобы он не увядал, как это было в 2006-м или 2010-м. Или вспомнить хотя бы, как на следующий день после разгона Дня Воли в 2017-м, все равно вышли люди поддержать задержанных. Последний пример, когда задерживали белорусских музыкантов, а люди стояли, не боялись и пели песни, даже после того, как «мусорок» подошел и угрожал применить физическую силу. Поэтому нам просто нужно увеличить количество людей со стержнем внутри.

Ну и второе отличие белорусов от соседей — это наше партизанское наследие. Белорусы умеют делать точечные «диверсии», когда власти не понимают, что и где происходит. Взять бы хотя бы последний запуск фейерверков и вывешивание бело-красно-белых флагов на 25 марта в разных частях страны.

- Что скажешь о «вакханалии» властей в последние дни?

- И обыск на «Белсате», и преследование несогласных (начиная от протестующих в Бресте и заканчивая школьниками с бело-красно-белым флагом), и беспредел в Куропатах, по моему мнению, говорят не о всемогуществе, а, наоборот, о слабости властей. Система просто в панике и уже не знает, за что хвататься - нет даже соломинки, которая бы помогла Лукашенко перестать топиться. Люди против, Россия против, Запад помогать не собирается. Впереди выборы, нужен «порядок», но старые методы пиара а-ля борьба с обос...нными коровами и традиционное давление с запугиваниями уже не работают. Люди больше не боятся и выходят, несмотря на угрозы. Общество видит, кто врет, а кто говорит правду, как должно быть - и как не должно.

Вместе с этим власти демонстрируют отсутствие скоординированности и единой идеологической стратегии внутри самой системы. Чиновники и рядовые исполнители преступных приказов даже не знают, что отвечать и как смотреть в глаза людям, потому что этот политический режим построен исключительно на обмане, страхе, беззаконии и воле одного человека.   

— Что бы ты пожелал молодому поколению белорусов?

— Главное пожелание молодому поколению и вообще всем белорусам - не быть инертными. Даже если вы не хотите лезть на рожон, не надо сидеть в углу и ничем не интересоваться. Даже если вы лайк поставите под видео о реальной ситуации в стране, никто вас не посадит и не уволит с работы. Рассказывайте про это тем, кто этого не знает. Вытаскивайте себя из информационной пропаганды России, занимайтесь самообразованием.

И главное — не будьте безразличными и «памяркоўнымі». Интересуйтесь своими правами и знайте, что только благодаря свободным людям, свободному обществу, можно построить достойную страну и будущее. Потому что если жить мимолетной жизнью в стиле «я схожу на выборы, проголосую досрочно, потому что так сказали на работе или пообещали поставить зачет», из этого ничего не выйдет. Зачет у вас будет один, а шанс что-то изменить пропадет, и вы будете страдать следующие пять лет. Нужно использовать каждый момент и не быть безразличными. Мне кажется, это самое главное.

***

Если вам понравилась статья, Вы можете поддержать сайт Charter97.org следующим образом:

ПОЖЕРТВОВАНИЕ ЧЕРЕЗ PAYPAL:

Ссылка:

https://www.paypal.com/cgi-bin/webscr?cmd=_s-xclick&hosted_button_id=WPS4NY975YGSS&source=url


РАСЧЕТНЫЙ МУЛЬТИВАЛЮТНЫЙ СЧЕТ ДЛЯ ПОЖЕРТВОВАНИЙ:

Название банка:Bank Millennium S.A.

Адрес: ul. Stanislawa Zaryna, 2A, 02-593, Warszawa

IBAN: PL 97 1160 2202 0000 0002 1671 1123

SWIFT: BIGBPLPW

Название владельца счета: Fundacja “KARTA ‘97”

Назначение платежа: Darowizna na cele statutowe


Связаться с нами можно по адресу charter97@gmail.com