26 мая 2019, воскресенье, 15:20
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Богдан Яременко: Даже за месяц до выборов назвать фамилию победителя не сможет никто

60
Богдан Яременко

В Украине всегда есть альтернатива.

О ситуации в Украине накануне президентских и парламентских выборов, а также о том, как тема Беларуси обсуждается в ходе избирательной кампании, сайту Charter97.org рассказал директор фонда «Майдан иностранных дел», руководитель Киевской организации партии «УКРОП» Богдан Яременко.

— В этом году в Украине пройдут президентские и парламентские выборы. Как, на ваш взгляд, страна изменилась за пять лет?

— Сегодня Украина очень фрагментированная и расколотая. В 2014 году мы шли на внеочередные президентские выборы с пониманием, что у нас нет времени на политические игры - нужно избрать президента в первом туре. Большинство (54%) проголосовало и ни у кого не было ни подозрений, ни жалоб на фальсификации. Это реальный результат выборов 2014 года.

Сейчас ситуация кардинально отличается. Мы можем легко прогнозировать, что прежний результат невозможен в принципе. Более того, рейтинги ведущих трех-четырех политиков в районе 15-10% свидетельствуют о том, что антирейтинги гораздо выше, и будущий президент Украины объединит не столько вокруг себя, сколько - против себя. То есть большинство будет против будущего победителя выборов.

Это, конечно, заставляет задуматься. Основной вызов для украинской демократии - выйти из этой ситуации, поскольку желающих поиграть на ней будет очень много и, в первую очередь, это выгодно России.

Сможет ли Украина преодолеть кризис после президентских выборов? Сами выборы уже очень жесткие, кампания очень черная в плане использования технологий. Надеюсь, что украинцы в очередной раз продемонстрируют умение передавать власть мирным путем, а не только путем революций и восстаний.

Но вот, что будет дальше – гораздо более сложный вопрос. Хотя результат выборов до сих пор очень сложно предсказать. Социологические опросы отдают предпочтение Владимиру Зеленскому, но разрыв с остальными кандидатами настолько невелик, что даже сейчас, за месяц до выборов, с уверенностью назвать фамилию победителя не сможет никто.

— То есть, кто бы ни стал президентом он может не усидеть в кресле пять лет?

— Это слишком категорично. Да, нестабильность будет, все-таки страна воюет, экономика в достаточно сложном положении, социальная ситуация очень напряженная. Я не хочу пока говорить о нестабильности как о феномене после выборов. Но феноменом будет то, что я назвал: большинство населения будет против победителя. Победитель не будет иметь поддержки большинства.

Это достаточно сложная ситуация, но она не означает, что победитель теоретически не сможет через некоторое время обратить своих оппонентов в друзей. Потому что украинцы жалуются, недовольны, стонут, но желания разваливать свою страну у большинства населения нет. Люди хотели бы во что-то верить, на что-то надеяться и поэтому есть теоретическая возможность обратить их на свою сторону. Но на практике сделать это будет очень сложно, тем более, что вскоре после президентских выборов состоятся парламентские.

Вместо того, чтобы остудить политические накалы, мы пойдем на второй круг и сформировать вокруг себя большинство президенту будет тяжело. Очень важно, какими методами он будет добиваться победы, потому что, кто бы ни стал победителем, его следующей задачей станет формирование коалиционного большинства и правительства, избрание нового премьер-министра. У президента в этой борьбе есть такие козыри, как контроль за спецслужбами. Насколько далеко будет готов зайти победитель президентских выборов – очень сложный вопрос, от которого очень многое зависит.

— Давайте рассмотрим вариант – побеждает Юлия Тимошенко. Что ждет Украину в этом случае?

— Небольшое окно возможностей, связанное с кадровыми переназначениями. Юлия Тимошенко может переформатировать политический спектр страны. У многих политических сил и игроков общенационального и регионального масштаба возникнет желание примкнуть к победителю. Это может быть либо объединяющим фактором, либо чем-то не очень хорошим. Но тем не менее окно возможностей для изменений в Украине на короткое время откроется, как и при каждой новой власти или новом лице на политическом олимпе.

— Президент Владимир Зеленский?

— Очень плохо предсказуемая ситуация. С одной стороны, это еще шире раскрывает окно, поскольку Зеленский не связан с подавляющим большинством политических игроков никакими связями, обязательствами и так далее. Но проблема с прогнозированием Зеленского состоит в том, что за ним нет никакой политической истории. И поэтому очень тяжело понять его ценности, его склонности, его политический стиль. У него его просто нет. Он будет его формировать на ходу. Это создает как возможности, так и проблемы.

— Президент Гриценко?

— Можно спрогнозировать общеполитический курс, который он изберет. Но его способность объединять и быстро выстраивать свою систему управления я бы пока что поставил под сомнение. При том, что Гриценко более, чем кто-либо склонен к массовым изменениям кадрового состава правительства и органов власти. Но его способность выстроить эту вертикаль эффективно, не только под себя, но и с целью решения вопросов – большая загадка.

— Ну и наконец, если остается Порошенко?

— Я считаю это наиболее проблемным вариантом для Украины, поскольку не вижу у него никаких мотивов что-то менять, кроме как усилить собственную власть и закончить формировать способ управления, который позволит ему осуществлять полный контроль над финансовыми потоками страны. Произойдет усиление режима, который будет строиться на коррупции. При том, что коррупция останется феноменом правления в любом случае. Это, к сожалению, способ мышления национальных элит и собственников экономики страны.

Но Порошенко является не только порождением этой системы, но и ее менеджером, кровью и сутью. Поэтому ждать от него каких-то изменений не приходится в большей степени, чем от кого-либо другого. Тем более, что прошедшие пять лет позволили всем убедиться, что любые, даже символические, шаги в сфере борьбы с коррупцией делаются Порошенко только под сильным давлением украинского общества или западных партнеров. Никаких мотивов менять страну в этом плане у него не просматривается. Это будет консервация худших сторон украинской реальности.

Но конца света не будет: Украина существует и в нынешних условиях. Очевидно, что-то подобное будет происходить и дальше при обострении политической борьбы, но с поправкой, что у Порошенко появится возможность зачистить политическую оппозицию. Пять лет никаких перспектив для изменений не будет, за это время, конечно, многие политические силы утратят внутренние ресурсы для развития. У Порошенко будет возможность если стать не диктатором, то во всяком случае достаточно авторитарным лидером, контролирующим всю страну.

— Но ведь партия «УКРОП» будет бороться с авторитарными тенденциями в случае, если они будут иметь место?

— Партия «УКРОП» в данном случае ничем не отличается от других партий, которые выдвигают своих кандидатов и дают им полномочия бороться на президентских и парламентских выборах для того, чтобы добиться перемен. Мы не верим в быстрые революционные изменения и ведем системную работу, которая требует организационных, кадровых и политических усилий.

Наша партия работает в рамках Конституции и законов, пытаясь показать какой альтернативой она может быть. Это же делают другие политические партии, у которых нет возможности взять всю полноту власти на себя.

— Рейтинг вашей партии растет довольно стремительно.

— Да, рейтинг растет темпами, которые позволяют нам оптимистично смотреть на перспективы парламентских выборов. Конечно, мы надеемся войти во власть, но пока, скорее всего, мы будем играть роль определенного сдерживающего фактора, показывать, что есть другое мнение.

Мы понимаем, что очень быстро ситуация в стране улучшаться не будет, для этого нет никаких предпосылок. Но о стабильности, как о феномене, которого стоит достичь, нужно говорить с точки зрения нарастания у людей уверенности, что альтернатива всегда есть, что победа или поражение какой-либо политической силы не является окончанием какого-то процесса.

Мы видим свою роль - входить во власть, пытаться менять ситуацию теми ресурсами, которые будут, но в то же время оставаясь преданными не властным коалициям и соглашениям, а идеям формирования у людей ощущения, что всегда есть сила, на которую можно положиться и которой можно доверить власть в будущем.

— Возможно ли сделать какие-то прогнозы относительно результатов парламентских выборов? Или пока еще рано?

— Скорее всего, политический состав будущего парламента будет также фрагментирован, как и общество. То есть количество политических партий, представленных в парламенте, будет больше, чем сейчас, будет очень разношерстный законодательный орган, в котором будет очень тяжело создать коалицию. Она, вероятно, будет ситуативной.

В этом плане резкого изменения, ухудшения или улучшения ситуации я бы не ожидал. Ситуация в любую сторону, ухудшения или улучшения, будет происходить очень постепенно, что будет давать возможность основным игрокам заметить новые тенденции, как-то на них среагировать. Это уже не плохо.

— Как тема Беларуси освещается в президентской избирательной кампании в Украине?

— Сейчас мы критикуем президента за очень беспардонное апеллирование к теме патриотизма. С точки зрения выстраивания или формирования восприятия Беларуси такой радикальный «ура-патриотичный» подход президента способствует тому, что отношение к Беларуси несколько поменялось. Но на это повлияли не только политтехнологические подходы президента, но и изменение ситуации в самой Беларуси, в российско-белорусских отношениях.

Мне кажется, что стало больше тех, кто придерживается нашего мнения о том, что мы не имеем возможности полагаться на Беларусь как на страну при достаточно теплых чувствах к белорусам как к нации. Такие голоса и информационные тенденции усилились в Украине в последние несколько месяцев. Этому способствовали и учения, которые проводила Беларусь совместно с Россией, и те осложнения, которые возникают из-за желания Путина агрессивно поглотить Беларусь.

Несколько лет назад Лукашенко имел тут имидж хитроватенького сельского дядьки, который умеет всех обдурить, во всяком случае обдурить Россию, как казалось Украине. Сейчас пришло понимание, что этот хитроватенький дядька пытается обдурить и Украину.

Но может ли кого-либо обмануть и обхитрить человек, не обладающий полнотой власти в своей стране помимо возможности подавлять свободу слова и политические свободы? Мне кажется, что имидж Лукашенко в Украине ухудшается. Имидж властей Беларуси меняется в сторону понимания их несамостоятельности и зависимости от старшего партнера, от экономического хозяина - Кремля.

У нас усиливается ощущение угрозы со стороны Беларуси, несмотря на то, что долгое время после революции, несколько лет наши политики, включая президента, любили бывать в вашей стране и уговаривать Лукашенко что-то делать. В украинском медиа-пространстве это преподносилось как попытки обеспечить ненападение со стороны Беларуси. Разочарование в этой политике стало фактором политической жизни Украины. Все понимают, что нападение на Украину со стороны Беларуси вполне возможно.

***

Если вам понравилась статья, Вы можете поддержать сайт Charter97.org следующим образом:

ПОЖЕРТВОВАНИЕ ЧЕРЕЗ PAYPAL:

Ссылка:

https://www.paypal.com/cgi-bin/webscr?cmd=_s-xclick&hosted_button_id=WPS4NY975YGSS&source=url


РАСЧЕТНЫЙ МУЛЬТИВАЛЮТНЫЙ СЧЕТ ДЛЯ ПОЖЕРТВОВАНИЙ:

Название банка:Bank Millennium S.A.

Адрес: ul. Stanislawa Zaryna, 2A, 02-593, Warszawa

IBAN: PL 97 1160 2202 0000 0002 1671 1123

SWIFT: BIGBPLPW

Название владельца счета: Fundacja “KARTA ‘97”

Назначение платежа: Darowizna na cele statutowe


Связаться с нами можно по адресу charter97@gmail.com