13 чэрвеня 2024, Чацвер, 10:04
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

Сигнал к борьбе

Сигнал к борьбе

Теперь иранская оппозиция может активизироваться.

Если задаться вопросом, какой стране наиболее выгодна гибель президента Ирана, то надо понимать: если страна ведёт войну с другими странами, использует или поставляет своё вооружение другим странам, которые ведут войну, то понятно, что в тех странах, против которых ведут войну, не будут сожалеть о жизни Ибрагима Раиси. Поэтому этот вывод очевиден. Все те страны, которые страдают от иранского оружия, у которых проблемы на земле с иранскими группировками, выигрывают от того, что в Иране начинается определенный сложный период политической турбулентности. Относительно того, была ли авиакатастрофа случайностью или устроена была недоброжелателями, то если мы говорим в религиозном контексте, то на все воля Аллаха. Потому что если Ибрагим Раиси погиб, то на это была воля Всевышнего.

А вообще — авиакатастрофа, в которой погиб Ибрагим Раиси, — черный лебедь, и это может иметь последствия. Вообще, когда мы говорим об этом событии, то должны осознавать, что оно будет иметь кумулятивный эффект. Непосредственно на данный момент, непосредственно в эти дни будет наоборот. С одной стороны мы увидим консолидацию иранского общества. Потому что трагедия сплачивает людей вокруг правительства, ведь есть опасность, что «этим могут воспользоваться враги, и поэтому нам надо быть вместе с правительством, вместе с нашим аятоллой». То есть это классическая история, тем более, что сейчас будут активно использоваться религиозные практики для этой консолидации, многое другое.

Но не следует забывать, что принятие на себя властных полномочий погибшего президента — это не просто. Не может быть назначен вместо одного чиновника — другой чиновник. Проблема Ирана заключается в том, что Раиси был президентом, которого избирают, а не назначают. То есть иранского президента избирает народ, поэтому в соответствии с их Конституцией, должны быть выборы. А выборы — это всегда период дестабилизации, это всегда проблемы, с которыми сталкивается общество. Потому что в этот момент люди начинают говорить о проблемах, о темах, которые по состоянию на сегодня оказались под запретом. И мы знаем, что иранское общество неоднородно, политический класс неоднороден. Там существуют умеренные группы, которые принадлежат к той же исламской традиции, но они имеют другие взгляды на ситуацию. Они имеют другие взгляды на отношения с Россией, они имеют другие взгляды на переговоры со Штатами и на многое другое.

То есть на фоне неудач, которые сейчас в Иране реально произошли, мы можем говорить, что, по большому счету, никаких успехов у иранцев в последнее время нет. Скорее, они происходит рост расходов, растягивание фронта, увеличение погибших, увеличение давления экономического на страну. То есть консервативная группа не может похвастаться какими-то успехами. Внутри страны ситуация экономическая нехорошая, прорывов экономических нет. И вот на этом фоне, в принципе, есть шанс победы умеренных сил, которые могут прийти с новой повесткой дня и в которой, вполне возможно, политическая ситуация будет меняться.

Важно сейчас еще и то, что все-таки верховный лидер Ирана, который на этом посту с 1989 года, аятолла Али Хаменеи — 85-летний дедушка. Объективно говоря, сколько он еще протянет… Да, может, он как «Кощей Бессмертный»… да, они алкоголя не употребляют, но его пребывание на этом свете — это все равно вопрос лет, не десятилетий. Поэтому это событие, на самом деле, — смена верховного лидера, гораздо важнее с точки зрения смены власти в Иране. А учитывая то, что погибший в авиакатастрофе Ибрагим Раиси был одним из тех, кто рассматривался на должность верховного лидера Ирана, то есть был человеком, который реально управлял страной и имел опыт управления, то это большой удар по группе, которая видела его преемником аятоллы Али Хаменеи. Поэтому политическая турбулентность в Иране будет увеличиваться, и это вдохновляет очень много иммигрантских групп к более активному действию, это актуализирует вопрос оппозиции внутри страны, возможно частично легализует ее в формате политической борьбы против консерваторов. То есть Иран ждут веселые времена.

Игорь Семиволос, New Voice

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках