17 чэрвеня 2024, панядзелак, 11:10
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

«Чувствую себя полесским Робинзоном»

4
«Чувствую себя полесским Робинзоном»

Белоруска отказалась от хорошей работы в городе и стала «лесной феей».

Ольга Харитонович позиционирует себя гидом по дикой природе и влюбляет приезжих в Полесье. А вот друзья и знакомые негласно называют ее лесной феей и даже ведьмой. Все потому, что женщина с утра до ночи бродит по лесу — в любую погоду.

Еще десять лет назад Ольга жила в Минске и работала ветеринаром. Что должно было случиться, чтобы минчанке захотелось променять квартиру на домик в деревне, и в чем кайф новой жизни — об этом Ольга рассказала Onlíner.

«Просыпалась с чувством внутренней пустоты»

Как только не называют Ольгу коллеги и знакомые: блогер (потому что ведет соцсети нацпарка «Припятский»), королева барсуков и волков, мать Полесья…

Но так было не всегда. Еще десять лет назад женщина жила обычной жизнью.

— У меня все было прекрасно: хорошая работа, зарплата, квартира в Минске. Стандартный график, работа — дом, по выходным изредка удавалось выйти в свет: в кафе с подружкой, на дискотеку или в театр.

Сначала Ольга работала ветврачом в клинике и лечила котиков, собак, грызунов, попугаев, змей. Однажды на прием даже привели обезьяну, которая разнесла весь кабинет.

Белоруска признается, что со временем выгорела в профессии, потому что ей часто приходилось общаться с нерадивыми хозяевами. К сожалению, они часто делали по-своему, несмотря на советы врача, а питомцам становилось лишь хуже.

Борьба с ветряными мельницами утомила Ольгу. Она потратила около €3 тыс. на обучение по специализациям диетолога, дерматолога и зоопсихолога и ушла в другую фирму заниматься разработкой ветеринарных препаратов и кормов для животных.

Вообще, любовь ко всему живому у девушки проснулась в детстве. Родители привозили ее на дачу к бабушке с дедушкой, и девочка целыми днями пропадала в лесу.

— Я держала в руках все, что шевелилось. Жмякала бабушкиных котов, не боялась ни пауков, ни червяков. Все это внимательно рассматривалось, изучалось, нежно обнималось.

В школе Ольга хотела стать археологом, но учитель сказал, что с ее знанием истории это невозможно, — обрубил крылья. А девочка запоем смотрела передачи про пирамиды, невероятные находки и раскопки. Азарт приключений и искательства прямо бурлил.

Уже во взрослой жизни девушке не давало покоя ощущение, что идти домой после работы не хочется, как и просыпаться утром и куда-то спешить. Жизнь почему-то стала видеться в унылых серых тонах.

— Наверное, это был кризис среднего возраста. Я подходила к 30, — рассказывает 43-летняя женщина. — Изо дня в день просыпалась с чувством внутренней пустоты: будто чего-то не хватает, чего-то очень важного для меня. Я находилась в поисках так называемого пятого угла. И нашла его совершенно неожиданно для себя.

«Вернуться никогда не поздно»

Однажды к Ольге в гости приехала подруга и рассказала, что отправляется в Туров устраиваться на работу.

— Она мне этим Туровом все уши прожужжала. Я попросила взять меня с собой за компанию: так хотелось посмотреть на этот удивительный город, — вспоминает Ольга. — Это был январь. Нам устроили экскурсию по городу, показали замерзшую Припять, и на душе стало тепло и спокойно. Я почувствовала, как внутренняя пустота, которая мучила все эти годы, куда-то ушла.

В фермерском хозяйстве, куда приехала устраиваться на работу подруга, нашлось место и для Ольги. Ей дали месяц «на подумать».

— Работа тогда меня вообще не интересовала. Я улыбнулась и уже мечтала вернуться к своим котикам и собачкам. Но в Минске накрыло волной сомнений. Я кайфовала от передач про бабушек, которые одни живут в тайге, все это было мне очень близко. И я подумала: почему бы не начать с Полесья? Мама поддержала, сказала, что интересно посмотреть другой мир, а вернуться никогда не поздно.

И уже через месяц Ольга с минимальным набором вещей переехала в деревню под Туровом. Ей выделили домик, в котором было все необходимое для жизни: мебель, посуда и минимальные удобства.

Белоруска работала ветврачом-консультантом в коммерческом отделе, который занимался продажей кормов и лекарств для животных. А параллельно влюблялась в природу Полесья. Особенно ее поразили весенние разливы Припяти.

— Зрелище было потрясающее: необъятный простор воды, когда дух захватывает от красоты и восторга. В ней все живет, бурлит, движется, просыпается. И каждый год я испытываю это чувство восхищения. К нему невозможно привыкнуть, оно не может разонравиться.

Масштабы припятских разливов трудно описать словами, настолько они огромны. По весне река выходит из берегов на 30—50 километров и затапливает леса, болота, дороги. Близлежащие деревни становятся маленькими островками среди воды, и иногда добраться до них можно только на лодке.

Когда случился кризис и зарплата в фермерском хозяйстве просела, Ольге пришлось сменить работу и переехать. Она устроилась на комбикормовый завод под Жабинкой и разрабатывала рецепты сухих кормов для кошек и собак. Работа нравилась, но через два года стало понятно, что пора снова что-то менять.

— Я просто не смогла без красот Полесья, они были нужны мне как воздух.

Предприимчивость Ольги сыграла ей в плюс. Чуть больше двух лет назад она напрямую обратилась в национальный парк «Припятский» и заявила: «Хочу работать у вас гидом».

Уже на тот момент женщина знала практически все тропы нацпарка и проводила авторские экологические туры по Полесью. Сказала, что может сплавлять туристов на байдарках, водить по лесам, заниматься наукой, развивать соцсети нацпарка. Конечно же, ей дали положительный ответ.

Ольга рассказывает, что со временем прошла обучение на гида по пешеходному туризму и курсы первой медицинской помощи. Сейчас ее работа заключается в том, чтобы исследовать дикую природу нацпарка, искать самые красивые места, прокладывать тропы и показывать туристам.

— По сути, мое увлечение природой переросло в профессию. Моя главная задача — влюблять людей в Полесье так, как люблю его я сама. Этот край еще не изучен полностью. Здесь можно не только посмотреть на разливы Припяти весной, но и насладиться красотой вековых дубрав, исследовать места обитания диких животных, изучить их поведение.

Героиня признается, что знания в ветеринарии и зоопсихологии очень помогают ей, когда она сталкивается с миром дикой природы.

«В любой момент можно встретиться с бешеным волком»

— Когда я переехала в Туров, представления о дикой природе у меня были минимальные, — признается хранительница Полесья. — В мою первую весну на лугу за домом стоял такой птичий гомон, что я начала много читать про птиц. Из диких животных на тот момент видела только лис. Все остальные — лоси, олени, волки, рыси, зубры — оставались недоступными для меня.

Сейчас Ольга по одной шерстинке на дереве может распознать, кто здесь пробежал — олень или зубр. Она уже успела повидать всех зверей на Полесье — кроме медведя, потому что он здесь не водится.

Самая эпичная встреча получилась с волком. Ольга устанавливала фотоловушку на барсучьем городке и услышала, как рядом ломаются ветки. Подумала, что лось, пару раз громко прокашлялась и продолжила возиться с фотоловушкой.

— И тут выбегает огромный волк, становится в профиль и смотрит на меня. Между нами метров 10. Было очень страшно. Мы смотрели друг на друга, и первым сдался волк. Он развернулся и просто умчал, только ветки хрустели. Через секунду убежала и я. Потом от коллег узнала, что волки боятся людей больше, чем мы их.

С тех пор и повелось: не волки охотятся на Ольгу, а она на них.

Еще одна страсть женщины — барсуки.

— Они такие смешные, вечные торопыги, постоянно куда-то спешат.

Хранительница Полесья утверждает, что по барсукам можно сверять часы: они каждый день в одно и то же время чистят нору.

— У меня есть съемка — там произошла целая трагедия для барсука. Осенью он каждое утро выходил и чистил нору. В один момент пришли зубры и копытами все разворотили. На следующий день барсук был в шоке. Наверное, у него началась депрессия: он не появлялся двое суток подряд. Но потом начал все заново.

Ольга признается, что чувствует себя полесским Робинзоном. Каждый день она просыпается рано утром и проходит по лесам — в среднем по 15—20 километров. Говорит, что одной в лесу не страшно, а наоборот, интересно и увлекательно.

— Да, это риски. В любой момент можно подцепить энцефалитного клеща или встретиться с бешеным волком. Можно получить травму, остаться на болоте и не выбраться. Но для меня это не страшно, я не боюсь смерти, — дерзко заявляет хранительница Полесья. — Конечно, хочется еще долго жить и проложить множество новых интересных маршрутов для людей, поэтому я себя максимально страхую.

Обычно женщина собирает походный рюкзак еще с вечера, чтобы не забыть чего-то важного. Берет фотоловушки, батарейки, зарядку, карту памяти, необходимые лекарства. Утром упаковывает термос с горячим чаем (или воду) и перекус. Чаще всего это сало с хлебом, орехи и сладкий батончик. Когда силы покидают, как раз сладости помогают быстро вернуться в норму. Рюкзак выходит на 5—7 килограммов.

Одежда всегда надежная и закрытая: длинные штаны, которые быстро сохнут, зимой — обязательно термобелье, перчатки, теплые носки. Всегда с собой у искательницы приключений несколько пар сменных носков.

«Спа хватает и здесь, на разливах»

Ольга смеется:

— Мой офис — 200 тыс. гектаров нацпарка. Куда хочу, туда и иду.

Дома она бывает редко — поздним вечером и ночью, поэтому из домашней живности — только кошка, два пса и куры.

Про личное Ольга говорит загадками:

— При таком образе жизни нужен очень терпеливый мужчина, который будет сильно любить, уважать и разделять мои увлечения. В противном случае жизнь не сложится.

Женщина признается, что благодаря активной работе у нее постоянно появляются знакомства. Приезжают туристы из совершенно разных уголков Беларуси, а уезжают уже добрыми друзьями. Чаще всего на экстремальные экскурсии попадают люди, которые устали от города и хотят сменить обстановку, снять стресс после работы.

Туристы Ольге попадаются только хорошие. Еще никто не требовал белых шелковых простыней и отель «пять звезд». Как правило, готовы ходить в болотниках по разливам по 15 километров и довольствоваться малым — чтобы было что перекусить и где переночевать.

Сейчас Ольга вспоминает годы жизни в Минске как выброшенное из жизни время. Она бывает в столице раз в две-три недели, чтобы повидаться с друзьями и решить рабочие вопросы, но ее быстро тянет обратно на Полесье.

— Там мне будто не хватает воздуха. Нет новых впечатлений и ярких эмоций от общения с природой. Я ни капли не жалею о том, как сложилась моя жизнь. Без Полесья я ее просто не вижу.

Работа гидом требует стопроцентной отдачи, и времени на разные женские штучки хватает не всегда. Ольга регулярно позволяет себе поход в парикмахерскую и к мастеру по маникюру, но в целом предпочитает домашний уход.

— Больше мне ничего не надо, спа и здесь хватает, на разливах, — шутит лесная фея.

Ольга говорит, что, с одной стороны, жизнь на природе успокаивает: приятно просто замереть и послушать пение птиц. А с другой — на Полесье столько неизученных уголков, что «нужно носиться, как пропеллер, чтобы побольше всего посмотреть и изучить».

Людям, которые почитают этот материал, Ольга рекомендует никогда не бояться начинать жизнь с нуля.

— Если что-то заканчивается, значит, обязательно откроется новое. Главное — заниматься тем, что нравится, чем горит душа.

Напісаць каментар 4

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках