10 снежня 2022, Субота, 12:14
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Что изменит для Украины мобилизация в России

3
Что изменит для Украины мобилизация в России
Юрий Бутусов

ВСУ не нужны толпы людей с автоматами в зоне боевых действий.

Напомним, что в этот день кремлевский диктатор Владимир Путин должен выступить перед обеими палатами российского парламента. Там он может объявить об аннексии захваченных территорий Украины путем «проведения» псевдореферендумов.

А думаю я, что сейчас мы должны только биться максимально эффективно и внедрять у себя изменения. Сейчас стратегическая инициатива на нашей стороне не на стороне России. Все эти разговоры с мобилизацией, ударами ядерного оружия — это попытка Путина перехватить стратегическую инициативу. Но она уже от него не зависит, что бы они там ни придумывали. Они такими словами пытаются превратить войну в Украине в воображении собственного электората из агрессивной войны в отечественную войну. То есть они этот нарратив 22 года использовали с георгиевскими лентами и бессмертным полком, а сейчас мировую войну, которую Путин фактически развязал, будут превращать в новую великую отечественную.

Для этого им нужно хоть как-то объяснить людям, зачем они гонят их умирать под Хаймарсами. Для противника объявление аннексии наших территорий — это еще одна мера мобилизации живой силы для того, чтобы продолжать войну и получить основной дефицит — человеческий ресурс. У путинского режима кончились все наемники, добровольцы, кадровые военные, кончились зеки. Теперь остается загнать тех, кто смирен и верит государственной пропаганде. Вот на это и рассчитан этот последний аккорд.

О боеспособности здесь речь не идет, но насколько я вижу их доктрину, как они это делают, пытается везде, где им не хватает людей, добавить мобилизованных. Во все звенья. То есть заменить находящиеся в Украине кадровые части, заменить части второй линии, сформировать резервные подразделения, пополнить мобилизованными части в первой линии несмотря на то, что у мобилизованных нет подготовки. Они мобилизуют не 300 тыс., а столько, сколько им нужно будет загнать во все дыры в их планировании пушечным мясом.

Однако для нас не проблема мобилизация в РФ. Для нас проблема — российская кадровая армия.

Так как боеспособность в современной наземной войне обеспечивается качеством командирского состава. Это именно то, что тренируется в мирное время или готовится в военное. Подготовка таких кадров в России малоэффективна, но происходит исключительно в рамках кадровой армии. Поэтому для нас это основная проблема, и нам нужно менять свою стратегию такой внезапной мобилизации, где не было времени никому думать, нужно было печь срочно, как пирожки, новые батальоны, чтобы затыкать ими дыры на 2 тыс. км фронта и границы.

Сейчас время изменилось, фронт стабилизировался, и нужно сейчас делать изменения, направленные на создание преимуществ в войне на истощение, продолжительной войне. Нам нужны качественные изменения в сохранении людей, чтобы мы провели отбор людей на соответствие их должностям, чтобы только те, кто действительно боеспособен, были на боевых специальностях, чтобы был качественный тыл и обеспечение, организована логистика. Чтобы мы в рамках организационных изменений смогли организовать качественную боевую подготовку. Нам нужно создавать армию, которая во всех компонентах будет иметь качественное превосходство над врагом. Мы еще не можем это обеспечить технически, но в наших силах и наша обязанность — готовить людей. В людях должно быть абсолютное качество. И людей нужно максимально беречь. Это основополагающий ресурс войны.

Есть основания полагать, что все стратегические решения РФ утверждаются в кабинете одного диктатора. Для нас это хорошо, в том плане, что мы как децентрализованное демократическое общество более гибки, и у нас все сигналы и изменения проходят гораздо быстрее, чем через эту централизованную российскую систему. Но на определенном уровне нам нужна определенная централизация. В планировании. В России плохое планирование. Нам нужно качественное оборонительное планирование, которое бы отвечало реальности. У нас оно, к сожалению, как отсутствовало, так отсутствует и сейчас. Я думаю, что каждый, кто собирает помощь на фронт, эти бесконечные колонны машин, которые постоянно требуются, ломаются, и самим военным приходится их ремонтировать, постоянные запросы на дроны и всего прочего обеспечения, — это не может быть проблемой исключительно гражданского общества. Не может 95% разведывательных заданий выполняться волонтерской техникой. Это армия должна делать. Государство хоть какой-то значительный процент обеспечивать. У нас пока что волонтерская война. Государство не мешает народу выигрывать войну и снабжать армию и воевать вместе с армией.

Нам нужно качественное оборонительное планирование, которое бы отвечало реальности. Нам не нужны толпы людей с автоматами в зоне боевых действий, забитые военными все села. Нам нужны боевые части, хорошо подготовленные на полигонах, состоящие из людей, хорошо знающих свое дело (военную специальность). Для этого нужны централизованные изменения сверху, которых пока у нас нет.

Юрий Бутусов, «Новое время»

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».