1 лютага 2023, Серада, 18:16
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

«Из военкомата ходят по дворам, требуют у родителей вернуть сыновей, которые давно уехали в Европу»

«Из военкомата ходят по дворам, требуют у родителей вернуть сыновей, которые давно уехали в Европу»

Жителей Чечни призвали к акциям национального неповиновения.

В Чечне якобы не будет проводиться объявленная в России мобилизация – Рамзан Кадыров утверждает, что республика перевыполнила «спущенный план» по отправленным на войну с Украиной бойцам на 254 процента. Такое заявление он сделал после антивоенного митинга матерей в Грозном. Но в регионе продолжается принудительный набор так называемых добровольцев в кадыровские батальоны. И молодые мужчины пытаются покинуть родные края, чтобы избежать участия в боевых действиях. Кавказ.Реалии поговорил о войне и мобилизации с теми, кому удалось уехать за границу, и обсудил с политологами потенциал антивоенных протестов в Чечне, сообщает «Кавказ.Реалии».

Правозащитники заявляют, что среди тех, кого в Чечне заставляют становиться «добровольцами», есть люди с инвалидностью или судимостями. В регионе похищают молодых людей и под угрозами уголовного преследования заставляют уезжать в зону боевых действий или требуют крупные суммы денег за освобождение, утверждают представители оппозиционного чеченского движения 1ADAT.

Такие действия властей спровоцировали новую волну эмиграции. Европейские страны закрыли воздушное пространство для самолетов российских авиакомпаний, для жителей Чечни остался единственный регулярный рейс за рубеж – в Стамбул. Пользуясь этим окошком, местные мужчины начали уезжать еще в первые месяцы вторжения.

Но в последние дни, как сообщили сразу несколько источников Кавказ.Реалии, в грозненском аэропорту власти усилили работу силовиков – они не выпускают мужчин мобилизационного возраста. Кроме того, в Чечне негласно приостановлена на неопределенное время выдача заграничных паспортов.

«Вся моя жизнь уничтожена в один миг»

Житель Грозного Абдурахман (имена собеседников в тексте изменены. – Прим.) – один из тех, кому посчастливилось выехать из Чечни с семьей еще до мобилизации. Он вынужден был продать свой дом, в котором они успели пожить всего несколько лет, и уехать в Стамбул, чтобы спасти троих сыновей от войны.

«Мне 65 лет. Из них десять я строил свой дом, столько сил и нервов в него вложил, но был вынужден его продать. Двум моим старшим сыновьям пришла бумажка из военкомата. Торговаться не было времени, дом продал вместе с мебелью, с машиной, с остатками стройматериалов. Хвала богу, мои сыновья в безопасности, но вот вся эта сложившаяся ситуация, это насилие, запугивание, террор, как со всем этим жить?» – вопрошает Абдурахман.

Он говорит, что многие его родственники остались в Чечне, у них тоже есть сыновья призывного возраста.

«Уже из военкомата люди ходят по дворам, силовики требуют у родителей вернуть сыновей, которые давно уехали в Европу. Даже в две русско-чеченские войны не было такого беспредела и такого страха за себя, за свою семью… Я не в том возрасте, чтобы куда-то бежать, что-то заново начинать, учить чужой язык, адаптироваться в чужой среде, но я не видел выхода другого. Мои братья ругали меня, не поддержали мой выбор, я понимаю: они боятся, что из-за моей семьи у них могут быть проблемы, их сыновья – военные, давно служат у Кадырова и куражились этим. Вместо «Аллах» они говорили: «Ахмат Сила», они должны [идти] за Кадырова и в огонь, и в воду, но при чем тут мои сыновья?» – недоумевает собеседник «Кавказ.Реалии».

Мухаммаду 29 лет, он студент пятого курса Чеченского государственного университета. В беседе с «Кавказ.Реалии» он признается, что ему «повезло пораньше сбежать» из Чечни.

«Я очень просил своих друзей последовать за мной, но они упрямились, говорили, что не будет мобилизации, что вот-вот [война] закончится. У них там пожилые родители, семьи, работа… Я им говорил, что не обойдется без мобилизации, и тут не нужно быть провидцем, уже все должны понимать, на что способны и Путин, и Кадыров. Отношение к войне у меня – как и у любого адекватного человека – я против с самого ее начала», – говорит Мухаммад.

По его словам, они с женой уже год размышляли об отъезде, но затягивали с принятием решения из-за учебы.

«А когда началась эта война, я понял, что это надолго, и ее плоды пожинать нам, гражданам России. Загранпаспорт у меня был, и я не стал откладывать, взял якобы тур в конце марта и уехал. Еще через месяц забрал и жену к себе. Теперь, когда объявили мобилизацию, когда внесли жуткие поправки в законы за уклонение от армии, я переживаю за своих друзей. Границы закрыты, оформление загранпаспортов приостановили, куда им деться? Кадыров приказал ловить тех, кто бегает от войны, и доставлять в военкоматы. Да и куда сейчас побежишь?» – заключил собеседник.

32-летний Зелимхан – бывший работник банка. Чтобы не попасть на войну, ему пришлось уволиться с престижной должности, продать машину и сорвать намеченную на октябрь свадьбу.

«Моя карьера, мое будущее, вся моя жизнь уничтожена в один миг. Моя эмиграция была спонтанной. В Чечне я родился, учился, провел всю жизнь, у меня была прекрасная работа, там живут мои родители (отец болен раком), друзья мои там, у меня была девушка. Меня все устраивало, в политику я не лез. И вот из зоны этого комфорта меня насильно вытолкали. Были разговоры о мобилизации общей, что война может затянуться, и мои родители все за меня решили… Сейчас для меня самое важное – это найти работу, пока не закончились мои сбережения, выучить язык и обжиться тут. Мне нравится Турция, здесь недорогая жизнь, мусульманская страна, люди общительные и гостеприимные, еда вкусная», – поделился Зелимхан.

«Нужен акт национального неповиновения»

Глава культурного центра «Ичкерия» в Вене Хусейн Исханов во время войн в Чечне был адъютантом президента Аслана Масхадова. Он сравнивает сегодняшнюю ситуацию в Чечне со сталинской депортацией. И спасение жителей республики Исханов видит только в национальном акте неповиновения.

«Чеченцы убивают чеченцев в угоду какому-то Путину или «русскому миру». Ни митинги, ни демонстрации не помогут, они [кадыровцы] не позволят выйти людям, мужчин тем более не выпустят, они по ним будут стрелять, и с женщинами они не будут церемониться. Если бы никто не вышел на работу, если бы остановили транспорт, если бы телевидение и радио прекратили работу, тогда был бы результат. Парализовать бы всю республику, власть, продемонстрировать акт национального неповиновения, хотя бы на пару недель, тогда был бы какой-то толк, соседние регионы тоже поддержали бы, получилась бы всеобщая вспышка. Если мы сейчас не схватимся, в Чечне вообще не останется мужского населения», – говорит собеседник «Кавказ.Реалии».

Исханов добавляет, что, по его мнению, у российской армии нет шансов на победу в войне против Украины.

«У украинцев очень много оружия, есть [американские] ракетные системы HIMARS... Надо довести информацию до наших в Чечне, что их детей везут на убой», – подытожил бывший адъютант Масхадова.

Руководитель базирующегося в Европе чеченского Комитета государственной основы «Толам» Джамбулат Сулейманов уверен, что ни закрытые аэропорты, ни разгон митинга матерей в Грозном не должны останавливать чеченцев.

«Сегодня у молодых чеченцев нет другого варианта, кроме как проводить массовые акты протеста. Почему до сих пор не было таких протестов? Просто не было такого общественного накала после двух масштабных войн. Чеченцы принимали реальность как должное, потому что это все-таки лучше, чем массовые зачистки и бомбежки, все-таки были какие-то социальные выплаты, жизнь – относительно того, что было до этого, – считалась более-менее налаженной. И перед этим набор [в кадыровские отряды для участия в войне против Украины] был хоть и принудительный, но формально – добровольный», – объясняет Сулейманов ситуацию в Чечне.

Теперь же, продолжает собеседник, у чеченского народа, который пережил две войны, снова есть повод выходить на улицы. «Мне кажется, ситуация будет идти по нарастающей. С мобилизацией власти переходят ту черту, за которой уже люди выйдут на массовые протесты», – убежден глава комитета «Толам».

Сулейманов также считает, что объявленная в России частичная мобилизация – это всего лишь переходной этап. «Все будет зависеть от того, как будут развиваться события в самой Украине, мне кажется, за этим последует всеобщая мобилизация», – заключил собеседник «Кавказ.Реалии».

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».