7 лiпеня 2020, aўторак, 2:42
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Open Democracy: Поднимут ли Лукашенко на вилы?

10
Open Democracy: Поднимут ли Лукашенко на вилы?
Фото: «Наша Ніва»

Британское издание — о ситуации в Беларуси.

За семь суток ареста Павел Палейчик смог выйти на воздух всего один раз, когда 9 мая его и сокамерника выпустили на улицу поработать. «С лопатой траву от асфальта отбивали. Но хоть подышал свежим воздухом полчаса», — рассказывает он спустя несколько дней после выхода на свободу, пишет британское издание Open Democracy (перевод - inosmi.ru).

Палейчик работает фельдшером скорой помощи в Лиде. В конце апреля он пришел на встречу горожан с гомельским блогером Сергеем Тихановским, во время которой открыто высказался на камеру о сложной ситуации врачей в Беларуси. Свое выступление он начал словами: «Страх, что творится!» и рассказал о длинных сменах, нехватке машин и водителей скорой, отсутствии средств индивидуальной защиты.

За это участие в «несанкционированном мероприятии» Палейчика и задержали. До того, как услышал приговор, Палейчик не верил, что попадет в изолятор. Думал, обойдется штрафом или выговором. Но не жалеет, потому что хотел рассказать, что «происходит на самом деле».

Тихановский стал популярным благодаря своему YouTube каналу «Страна для жизни», куда он приглашает высказаться простых людей. И они жалуются: на низкие зарплаты и пенсии, на плохие дороги, на разваленные колхозы. Говорят, что Лукашенко — не их правитель.

Особый социальный контракт

Сегодня к недовольству по поводу бедности и бесхозяйственности добавилось и недовольство отсутствием мер по борьбе с коронавирусом. Особую роль сыграли и циничные высказывания Лукашенко в отношении погибших от сovid-19. Говоря о первой официальной жертве — заслуженном артисте Беларуси Викторе Дашкевиче, Лукашенко назвал его «бедолагой», который «не выдержал». По поводу смерти еще одного пациента в Витебской области правитель заявил, что он якобы говорил с губернатором региона, и по его словам, мужчина умер из-за лишнего веса. «А как можно жить со 135 килограммами веса?» — процитировал Лукашенко губернатора.

«Налицо расхождение ожиданий народа и линии власти», — считает Вадим Можейко, аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS).

«Если раньше под безопасностью скрывался тезис о том, что нет войны и разгула преступности, то в условиях пандемии оказалось, что есть еще одно измерение безопасности — это безопасность для здоровья и жизни. И коронавирус показывает, что этот компонент вымывается из сегодняшнего договора народа с властью», — говорит Можейко.

В ситуации кризиса свою часть договора руководству страны исполнить будет очевидно сложнее. С другой стороны, в последние годы государство последовательно снижает свою долю в социальном контракте. Это и повышение пенсионного возраста, и отмена льгот для различных категорий граждан, и повышение цен на коммуналку и бензин.

Еще в 2011 году автомобилисты перекрыли столичный проспект, протестуя против значительного подорожания цен на бензин: в течение нескольких месяцев топливо в Беларуси дорожало каждую неделю, но всего на одну копейку. Так менее ощутимо — решило государство.

Вспомним и горячую весну 2017 года, когда принятие декрета № 3 о предупреждении социального иждивенчества вызвало волну «тунеядских» протестов, которая прокатилась по регионам, далеко за пределами столицы. Кто бы мог подумать, что на стихийные митинги в Бобруйске и Орше выйдет больше тысячи человек. Тогда не было позитивной повестки и обтекаемых разговоров. Люди скандировали, не церемонясь: «Нет декрету № 3. Лукашенко, уходи!».

В результате протестов Лукашенко отменил знаменитый «тунеядский» декрет. Но в итоге ему на смену пришел новый, по которому длительно неработающие должны по полному тарифу платить за жилищно-коммунальные услуги.

Поднимут ли Лукашенко на вилы?

2017 год показал, что помимо городского протеста в стране усиливается другой — низовой социальный. На встречи с Тихановским выходит разношерстная, разноплановая публика, которая знает, против кого выступает. Она бедна и хочет перемен. Она устала от власти и лично от Лукашенко. Это недовольство назревало годами.

«Президентские выборы», которые грядут в Беларуси в этом году, могут стать дополнительным поводом для усиления протестных настроений. К выборам хочется перемен и улучшения ситуации.

При этом жить лучше и веселей не станет. Так, МВФ прогнозирует, что в 2020 году из-за кризиса, связанного с коронавирусом, произойдет сокращение белорусской экономики на 6%, Всемирный банк ожидает падение на 4%. На это накладываются спад экономической активности в стране и падение цен на нефть. Продавать продукцию в традиционные, закрытые на карантин рынки сбыта станет сложнее. А это недополученная валюта и проблемы с выплатами внешнего долга и кредитов. Вопрос не в том, что будет плохо, а в том, насколько плохо.

Волонтеры помогают медикам

Если Лукашенко во время эпидемии и выбрал «свой особый путь», то часть общества пошла по другому. Несмотря на антипанические сюжеты в СМИ, многие носят медицинские маски и стали ездить в транспорте значительно реже. Минчанин Илья Войстратенко, который лежал в больнице с сovid-19, описал в своем дневнике: «Было очень странно читать официальную статистику о четырех смертях от коронавируса в стране за сутки, когда только с одного этажа одного отделения одной больницы за день вывезли троих». Информацию о том, что он видел, как вывозили тела из его больницы, Войстратенко подтвердил openDemocracy, но подчеркнул, что не берется оценивать правдивость статистики Минздрава.

Врачи же рассказывают о переполненных больницах и возмущаются отсутствием средств защиты.

Родственники больных стали писать в СМИ. Предприниматель и инвестор, соучредитель tut.by и hoster.by Кирилл Волошин предложил медикам направлять запросы в прокуратуру и пообещал взять на себя все юридические расходы. Действительно, на помощь системе здравоохранения, совершенно не готовой к пандемии, пришел не Минздрав, а волонтеры из инициативы ByCovid19.

Кампания стартовала 26 марта. За первые 45 дней кампании волонтеры с помощью краудфандинга собрали 250 тысяч долларов на закупку необходимого оборудования и средств индивидуальной защиты. За эти деньги волонтеры смогли найти и привезти сотни пульсоксиметров, бесконтактных термометров, концентраторов кислорода. Счет хирургическим маскам здесь ведется на десятки тысяч, а раствор антисептика измеряют в тоннах.

Чтобы получить помощь, врачи оставляют заявку через специальную форму на сайте инициативы. Таких запросов волонтеры получили сотни — практически от всех медучреждений страны.

Эффекты пандемии

Сотрудничает ByCovid19 и с Минздравом, и с Министерством иностранных дел, но отношения эти «пока только нащупываются».

В отличие от «точечного» сотрудничества с государством, пандемия принесла масштабное сближение некоммерческих организаций и второго сектора. И активисты видят это как один из уроков для гражданского общества. Еще в середине марта одно из первых обращений к бизнесу и информацию о сборе средств опубликовала благотворительная медиаплатформа «Имена», существующая с 2016 года. Позже этот проект и волонтеры ByCovid19 объединят усилия, а бизнес станет успешно помогать медикам.

Помимо денежных пожертвований есть и другие: поставка стиральных машин в больницы, чтобы врачи не носили костюмы домой, помощь с перевозками, обеспечение средствами гигиены. Десятки ресторанов готовят и привозят горячие обеды медикам и волонтерам. Когда главврач скорой помощи в Минске запретил сотрудникам заезжать в «МакДональдс» за бесплатными обедами — использование служебного транспорта во время работы — ресторан быстрого питания пообещал сам организовать доставку.

У ByCovid19 есть свои координаторы в каждой области, а сотни волонтеров организовываются в регионах. Это еще один эффект пандемии. Катерина Синюк, основательница «Имен», считает, что за эти несколько месяцев белорусы сделали огромный шаг на пути к гражданскому обществу: стали действенны, активны, взяли решение проблем в свои руки. По ее прогнозам, в результате пандемии больше людей будут заниматься благотворительностью и придут в третий сектор.

«Когда люди эффективны, государство вынуждено к ним прислушиваться. У него просто не будет выбора», — говорит Синюк.