29 лютага 2020, Субота, 7:53
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Что странного в «сахарном деле»

31
Что странного в «сахарном деле»

Вопросы, на которые до сих пор нет ответа.

Вот уже более суток прошло с момента, когда появилась информация о возможном задержании «сахарных» директоров, а ясности так и не прибавилось. В этой связи, естественно, множатся слухи и появляются всевозможные догадки, пишет «Солидарность».

Официальные власти не спешат проливать свет. А то, как развиваются события, дают право предполагать, что в этой истории все значительно сложнее. И вот, что наталкивает на эту мысль.

Почему такая секретность?

Заметим, что молчат в этом деле буквально все. Молчат правоохранительные органы: ни МВД, ни КГБ, ни СК не могут «ни подтвердить, ни опровергнуть информацию». Молчат на предприятии, заявляя, что ничего не знают и директор то ли «в отпуске», то ли «куда-то уехал», то ли «неизвестно где», хотя у проходных в неофициальных беседах шепчутся, что очень даже известно где.

Молчат родственники предполагаемых задержанных. Молчит даже Погранкомитет (предположительно двух директоров — руководителя Городейского комбината Михаила Криштаповича и главу Слуцкого сахарорафинадного комбината Николая Прудника сняли с самолета).

Молчат и сами директора. Ведь будь они в местах, откуда можно подать голос, они наверняка сделали бы это. Как, например, директор «Могилевхимволокно» Петр Рудник, которого журналисты по ошибке причислили к задержанным.

Но нет, все молчат. Что дает право думать, что нам все же не показалось.

Но к чему такая секретность? Неужели мало у нас было дел с задержанием высокопоставленных руководителей, о которых тут же информировали общественность?

Все это говорит о том, что в этом деле есть какая-то особенность, и оно вряд ли будет очередным банальным делом о коррупции.

Зачем снимали с самолета?

И снова-таки, к чему такая спешка? Зачем понадобилось разворачивать целый самолет, чтобы снять с рейса двух директоров? Неужели нельзя было подождать, пока они вернутся, или задержать их до вылета?

Обстоятельства, о которых рассказывали пассажиры рейса, говорят, что задержанные явно не собирались куда-то бежать из страны. «Они культурно отдыхали. Им было весело, немного шумно, но все в рамках приличия», — рассказывали очевидцы.

Из этого можно сделать вывод, что дело явно не терпело отлагательств. Ориентировка поступила срочно — отступать было некуда.

Кто дал распоряжение?

Тут-то как раз все более-менее ясно. Решения о задержаниях высоких должностных лиц, да еще и в конкретной отрасли мог дать лишь один человек.

Впрочем, Александр Лукашенко пока на этот счет не высказался.

Что не так с сахарными заводами?

Если кратко, то все не так. Три из четырех сахарных комбинатов работают с убытками. Экономическая ситуация на предприятиях откровенно плохая.

Городейский сахарный комбинат, согласно отчета за 2018 год, в «чистых убытках» на 26,7 миллиона рублей. На 20 миллионов уменьшился и собственный капитал предприятия. Скидельский сахарный комбинат за 2018 год имеет чистые убытки на 10 миллионов рублей, а за 2017 год имел их на 18 миллионов. Имеет к тому же на 122 миллиона кредитов. Жабинковский сахарный завод 2018 год завершил с убытками в 16,8 миллиона при долгах в 217 миллионов. И только Слуцкий сахарорафинадный комбинат в 2018 году чуть держится на плаву — сработал в плюс на 15 миллионов рублей.

Между тем все эти четыре сахарных завода имеют большие аппетиты к освоению бюджета. Последние годы власти оказывают им всяческую господдержку. В частности, правительство предоставляет банкам гарантии в погашении основной суммы долга по кредитам, выдаваемым предприятиям на приобретение свеклы. Кроме того, для заводов снизились закупочные цены на сырье и природный газ.

Есть еще один любопытный нюанс: заводы продают свой сахар в Россию в два раза дешевле, чем у себя дома белорусам.