21 лiпеня 2019, Нядзеля, 10:46
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Награда нашла героев

6
Фото: ТАСС

Награды у нас раздают в случае того, если проект провален.

29 мая в Нур-Султане прошел саммит Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Он был юбилейным. Пять лет назад, в 2014 году был подписан договор о создании этого объединения. Можно подводить некоторые итоги.

Эти итоги не впечатляют. Напомню, что Лукашенко во время «Большого разговора» 1 марта 2019 года заявил, что не возлагает на ЕАЭС больших надежд. Доля взаимной торговли стран—участниц союза за пять лет не увеличилась. Процесс развития ЕАЭС в существующем виде застопорился, страны-участницы достигли какого-то потолка, дальше которого двигаться не удается. Фактически это признал бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время саммита в Нур-Султане, правда, в очень дипломатичной форме: «После фазы относительно быстрого развития в первые пять лет союз вступает в более сложный, медленный этап эволюции. И мы должны это признать. В целом назрела необходимость выработки нового видения развития».

Существует несколько причин кризиса этого союза. Назовем лишь самые главные.

1. Экономические связи между странами—участницами ЕАЭС не слишком большие. Доля взаимной торговли в суммарном внешнеторговом обороте всех стран объединения составила лишь 13,7% (для сравнения: в Евросоюзе — 65%). Обычно страны, у которых доля партнеров в торговле небольшая, в экономические союзы не вступают. Для большинства стран—участниц ЕАЭС членство в этой организации есть демонстрация политической лояльности России.

2. Объединились государства с разными масштабами. Имеется огромное доминирование России. В итоге изначально конструкция ЕАЭС оказалась перекошенной. Успех или провал проекта в огромной мере зависит от позиции одного государства — РФ.

3. В союз вступили государства с различными структурами экономик. РФ и Казахстан — сырьевые страны, добывающие нефть и газ, другие — потребители энергоресурсов. В результате потребители заинтересованы в том, чтобы единый рынок нефти и газа сформировался как можно раньше. Например, Беларусь добивается того, чтобы покупать энергоресурсы по внутренним российским ценам. А сырьевые страны, в первую очередь Россия, наоборот, хотят прийти к единому рынку энергоресурсов как можно позже. Его создание отнесено на 2025 год.

4. Объединились государства с разными типами экономик. В союз входят страны с рыночной экономикой (Казахстан, Кыргызстан) и не рыночной, как в случае с Беларусью. Их экономические системы функционируют по разным правилам.

5. Главным двигателем евразийской интеграции является Россия. Но дело в том, что для ее руководства проект ЕАЭС больше геополитический, чем экономический. Для РФ, которая «встает с колен», очень важно восстановить статус великой державы, которая объединяет вокруг себя постсоветское пространство. В. Путин примеряет на себя образ собирателя земель. И формирование ЕАЭС — это как раз в рамках этого тренда.

Поэтому по политическим мотивам Москва всячески подстегивала, подталкивала процесс объединения. В ходе подготовки соглашения о создании ЕАЭС все спорные вопросы выносились за скобки, их решение переносилось на более поздний срок или на двусторонний уровень. То есть конфликты перенесены на потом, и одновременно они как бы запрограммированы, заложены в матрицу будущих отношений.

Члены ЕАЭС не завершили первый этап интеграции, не создали полноценный таможенный союз. По многим товарным позициям страны-участницы имеют различные таможенные тарифы.

Но В. Путин побуждал союзников скорее переходить ко второму, более высокому этапу — единому экономическому пространству. В рамках этого этапа должна была функционировать зона свободной торговли, происходить передвижение капиталов, товаров, услуг, рабочей силы свободно, без ограничений. Но этого не произошло. Общего рынка в полном смысле слова нет. Существует значительное количество ограничений и барьеров в торговле. Создание общего рынка электроэнергии запланировано к 2019 году, нефти, газа — к 2025 году и т. д.

Причем количество ограничений не уменьшается, а увеличивается. На заседании Евразийского межправительственного совета в Алматы (01.02.2019 г.) премьер-министр Беларуси Сергей Румас привел такой факт: за 2018 год было устранено 13 препятствий в торговле, но добавилось еще 19.

Но несмотря на то что создание единого экономического пространства еще далеко от завершения, страны-участницы по инициативе России объявили о создании третьего уровня объединения — экономического союза.

Однако, если строить дом, не заложив надежный фундамент, то рассчитывать на прочность такого сооружения не приходится. Получилось так, что, не завершив строительство первого и второго этажа, перескочили на третий.

6. Название Евразийский экономический союз не соответствует своему содержанию. Экономический союз — более высокая форма интеграции. Он предусматривает унификацию макроэкономической политики государств-участников: установление общих параметров бюджетного дефицита, правил формирования обменного курса национальных валют, уровня инфляции, объема и формы бюджетных дотаций национальным производителям, как это происходит в Евросоюзе.Иначе говоря, ряд важных направлений экономической политики должен передаваться на наднациональный уровень.

Но здесь есть одна проблема. В большинстве стран—участниц ЕАЭС правят авторитарные режимы. А история не знает примеров успешной интеграции стран с такой формой правления. Ибо авторитарные лидеры слишком любят власть и не хотят ею делиться, очень неохотно соглашаются делегировать полномочия наднациональным органам, передавать принятие важных решений на наднациональный уровень. Разве можно представить, что белорусское руководство откажется само определять обменный курс рубля, уровень инфляции, степень поддержки своих производителей? Это же разрушит саму модель ручного управления экономикой.

7. После Крыма и Донбасса все постсоветские лидеры очень подозрительно относятся к любому предложению Росси по «углублению постсоветской интеграции». Есть опасения, что Москва может использовать концепцию «русского мира» для силовых действий в отношении соседей.

8. Ситуация, когда одна страна—участница ЕАЭС вводит экономические санкции против третьих стран, а другие члены экономического союза к ним не присоединяются, объективно порождает проблемы. Россия сепаратно ввела эмбарго в торговле с ЕС, Украиной. Как результат, российские власти постоянно упрекают Беларусь в контрабанде товаров из этих стран.

9. Россия несколько не рассчитала свои силы. Начиная создание ЕАЭС как геополитического проекта, в Москве не посчитали, сколько за это придется платить. Ибо чтобы проект развивался, Россия должна нести экономические расходы. За статус империи надо платить. Но выясняется, что это для России тяжелое и экономически непосильное бремя. Особенно с учетом тех экономических проблем, которые теперь переживает сама РФ. Поэтому РФ всячески затягивает момент экспорта нефти и газа в ЕАЭС по внутренним ценам, не позволяет партнерам осуществлять транзит энергоносителей по своей территории (например, нефть из Казахстана в Беларусь).

К тому же в момент зарождения союза предполагалось, что к нему присоединится Украина. Ибо постсоветская интеграция без Украины выглядит слишком урезанной.

А когда проект провален, то что у нас в таких случаях делают? Правильно, раздают награды. Поэтому Нурсултан Назарбаев в Нур-Султане вручил орден Нурсултана Назарбаева президентам стран—участниц ЕАЭС.

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»