15 июля 2024, понедельник, 17:33
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Пример Эстонии: почему нейтралитет — не для Беларуси

14
Пример Эстонии: почему нейтралитет — не для Беларуси

Только НАТО может защитить нашу страну.

Сайт Charter97.org продолжает публикацию статей из книги , изданной фондом «Европейская Беларусь». Эта статья написана эстонским дипломатом Сильвером Лойтом.

Продолжающаяся война России против Украины вызвала значительные изменения ситуации с безопасностью в Балтийском регионе. Членство Финляндии в НАТО и заявление Швеции о вступлении в НАТО, которое рано или поздно будет удовлетворено, укрепили безопасность Балтийского региона и повысили его способность сопротивляться единственной опасной и потенциально разрушительной силе в регионе – России. И все это произошло несмотря на то, что Россия выдвинула решительный ультиматум НАТО, США и ОБСЕ 17 декабря 2021 года, пытаясь снова навязать Западу российские правила игры. Зверская война России против Украины оказала противоположный эффект, что подтвердил президент Финляндии Саули Ниинистё, который обратился к Владимиру Путину со словами: «Посмотрите в зеркало, вы сами к этому привели». Это очень символично и драматично. Это ознаменовало конец длительного финского нейтралитета и, наконец, закрыло главу двухвековой политики нейтралитета в регионе.

Политика нейтралитета уже давно доказала свою слабость на примере Эстонии. Эстония оказывает решительную поддержку НАТО и основой тому стало трагическое прошлое страны.

В самом начале, когда Эстония обрела независимость, концепция политики нейтралитета казалась вполне подходящей для вновь образованного государства, испытавшего на себе все бремя Первой мировой войны. В «Манифесте всем народам Эстонии», Декларации независимой Эстонской Республики, провозглашенном 24 февраля 1918 года в Таллинне, ясно указывается, что «Эстонская Республика желает сохранять абсолютный политический нейтралитет по отношению ко всем соседним государствам и народам и ожидает, что они одинаково ответят полным нейтралитетом». Стремление к нейтралитету было довольно практичным решением: десятки тысяч эстонцев были на полях сражений Первой мировой войны в рядах Российской армии. Основатели независимой Эстонии не хотели принимать чью-либо сторону в военных столкновениях между распадающимися империями.

Эстония была вынуждена отказаться от идеи полного нейтралитета уже в первые дни обретения независимости. Таллинн был оккупирован войсками имперской Германии уже на второй день после объявления независимости Эстонии. Германия потерпела поражение в Мировой войне и Эстония подверглась нападению Советской России и Прибалтийского ландесвера. Эстония победила в войне за независимость (1918–1920). Союзники, Великобритания, Финляндия, Латвия, шведские и датские добровольцы, части балтийских немцев и части российской «Белой гвардии», поддержали Эстонию. Таким образом, опыт Эстонии в войне за независимость продемонстрировал, что страна нуждается в надежных союзниках, и эта необходимость обострилась, когда Эстония ходатайствовала о полноценном дипломатическом признании со стороны международного сообщества, особенно со стороны членов Антанты. Советская Россия была первым государством, признавшим Эстонию де-юре в соответствии с Тартуским мирным договором, подписанным представителями правительств стран 2 февраля 1920 года.

Россия безоговорочно признала «независимость и самостоятельность Эстонского Государства» и отказалась «добровольно и на вечные времена от всяких суверенных прав, кои принадлежали России в отношении к Эстонскому народу и земле в силу существовавшего государственно-правового порядка, а равно на основании международных договоров, которые теряют силу на будущие времена» (статья 2). Советская сторона обещала, что «на случай международного признания постоянного нейтралитета Эстонии, Россия со своей стороны обязуется соблюдать этот нейтралитет и принять участие в гарантии сохранения такового нейтралитета» (статья 5). Что касается расширения безопасности Балтийского моря, обе договаривающиеся стороны согласились, что «обязуются присоединиться в случае международной нейтрализации Финского залива к этой нейтрализации на условиях, выработанных при участии всех заинтересованных государств и установленных подлежащими международными актами; а также, в случае, если это указанным международным соглашением будет установлено, привести свои военно-морские силы или часть оных в состояние, соответствующее требованиям означенного международного соглашения» (статья 6). Стороны договорились запретить любые виды вербовки и мобилизации каких-либо войск, ставящих своей целью вооруженную борьбу с другой договаривающейся стороной (статья 6).1 Такие мирные договоры между Советами и Литвой (Москва, 12 июля 1920), Латвией (Рига, 11 августа 1920), Финляндией (Тарту, 14 октября 1920) и Польшей (Рига, 18 марта 1921) дали некоторую надежду на мир и стабильность в регионе. Однако, это продлилось недолго: в первые годы после завершения гражданской войны Советской России удалось стабилизировать ситуацию внутри страны, путем ложных обещаний и посредством террор против своего собственного населения, а также против населения аннексированных стран. Коммунистическая Россия продемонстрировала свои реваншистские цели, оккупировав и аннексировав другие вновь образованные независимые государства, такие как Беларусь, Украина, Армения, Азербайджан и Грузия.

Кроме того, Россия инициировала коммунистическую гибридную войну и кампании дезинформации против своих соседей, включая Эстонию. 1 декабря 1924 года Советский Союз попытался свергнуть демократически избранное правительство Эстонии, инициировав вооруженный переворот в Таллинне. Эта попытка закончилась провалом, но она еще раз продемонстрировала необходимость надежного альянса или, по крайней мере, более тесного сотрудничества в области безопасности между государствами-единомышленниками.

В начале 1920-х годов Эстония пыталась получить гарантии поддержки со стороны Соединенного Королевства, которое помогало ей в самые трудные дни войны за независимость Эстонии в конце 1918 года. К 1925 году стало ясно, что Соединенное Королевство предпочло бы дистанцироваться от дел Балтийских стран. Англо-германское морское соглашение, подписанное 18 июня 1935 года, еще больше ограничило присутствие Британии и усугубило нежелательное присутствие Германии в Балтийском море. Но Великобритания и Франция как краеугольные камни Версальской системы оставались как политически, так и культурно важными факторами внешней политики Эстонии.

Казалось вполне естественным инвестировать в сотрудничество между соседями-единомышленниками. В первой половине 1920-х годов Эстония была инициатором и активно поддерживала другие инициативы сотрудничества в области региональной безопасности между Финляндией, Эстонией, Латвией, Литвой и Польшей.

Целью Балтийских конференций было достижение более тесной координации внешней политики государств, которые столкнулись с общей угрозой исходящей от Советского Союза и опасались растущего влияния реваншистских сил, надвигающейся бури в демократической Веймарской республике. К сожалению, война и прекращение дипломатических отношений между Польшей и Литвой подорвали перспективы более тесного сотрудничества в Балтийском регионе. Финляндия в целом воспринималась как балтийское государство, но она начала дистанцироваться от балтийских проблем и предпринимала (поначалу весьма бесплодные) попытки присоединиться к сотрудничеству традиционно нейтральных стран Северной Европы. Идея создания обширной «Лиги Балтийской обороны» провалилась и лишь частично материализовалась в двустороннем оборонном соглашении между Латвией и Эстонией от 1 ноября 1923 года. Этот альянс обязал оба государства оказывать незамедлительную двустороннюю помощь в случае неспровоцированной агрессии. Создать такой союз не удалось, но это не отменяет того факта, что единственным реальным военным союзником Эстонии между двумя мировыми войнами была Латвия, близкий сосед, с очень похожим негативным историческим опытом: три столетия средневековой Ливонской государственности, за которой последовало правление Польши, Швеции и России. Одиннадцать лет спустя, в Женеве, Эстония, Латвия и Литва подписали «Пакт о сотрудничестве, согласии и взаимной помощи» от 12 сентября 1934 года.

Целью Пакта было проведение совместной внешней политики. Этот союз также стал известен как «Балтийская Антанта», но он не обладал достаточной практической значимостью, поскольку восприятие угроз сторонами различалось: Эстония и Латвия видели в Советском Союзе главную угрозу своей независимости и поддерживали дружественные отношения с Польшей, в то время как Литва считала Польшу и Германию ключевыми угрозами своему существованию. Тем не менее, даже символическое «Балтийское единство» между Эстонией, Латвией и Литвой заложило прочную основу как для тесного сотрудничества между их дипломатическими корпусами, так и для совместных действий объединений национальных меньшинств этих стран на Западе во время советской оккупации.

В первые годы после Первой мировой войны существовала некоторая надежда на эффективность мирных инициатив Лиги Наций. Эта надежда оказалась тщетной, поскольку отдельные великие державы не вступили в союз, а тоталитарные режимы в Советском Союзе, Италии, Германии и Японии открыто игнорировали принципы коллективной безопасности и разоружения. В результате внутреннего кризиса, вызванного Великой депрессией в 1934 году, Эстония встала на авторитарный путь, что оттолкнуло некоторых друзей Эстонии среди демократических стран Северной Европы. Даже при относительно мягком авторитарном правлении Константина Пятса (1934–1940), в так называемую «Эпоху молчания», Эстония оставалась безопасным убежищем для национальных этнических и религиозных меньшинств, которые сохраняли существенную культурную автономию. В Эстонии были полностью запрещены фашистские, нацистские и коммунистические организации. В 1934 году, через год после прихода к власти нацистов в Германии, в Тартуском университете был открыт факультет иудаики. В 1936 году, влиятельный лондонский еженедельник «The Jewish Chronicle» («Еврейские хроники») назвал Эстонию «оазисом толерантности».

Нацисты захватили Австрию и Чехословакию, и двусторонние договоры о ненападении (с Советским Союзом 4 мая 1932 года и с нацистской Германией 7 июня 1939 года) как и политика нейтралитета казались последней надеждой на сохранение этого «оазиса». Эстония, Латвия и Литва пришли к договоренности о принятии общего для трех стран закона о нейтралитете на Конференции министров иностранных дел стран Балтии 18 ноября 1938 года в Риге. Парламент Эстонии ратифицировал этот закон 1 декабря 1938 года. «Закон о нейтралитете Эстонии» был принят по примеру Декларация Швеции «О нейтралитете» от 29 мая 1938 года. Эстония заявила о своем строгом нейтралитете в первый день Второй мировой войны, как и другие страны Северной Европы и Балтии. Руководство Эстонии надеялось, что осторожное балансирование между Советским Союзом и Германией действительно обеспечит независимость Эстонии.

Однако, нацистская Германия и Советский Союз решили судьбу Эстонии, также как и Финляндии, Латвии, Литвы, Польши и Румынии, подписав пакт от 23 августа 1939 года и дополнительные секретные протоколы к нему. Советский Союз, оставаясь формально нейтральной страной, вторгся в Польшу и вынудил Эстонию (28 сентября 1939 года), Латвию (5 октября 1939) и Литву (10 октября 1939) подписать соглашения о советских военных базах на территории этих стран. После совместного нацистско-советского нападения и разрушения Польши, которая являлась одной из ключевых стран в регионе, казалось, что нет никаких шансов на успешное вооруженное сопротивление. Эстония и соседние страны Балтии продолжали подчеркивать свой нейтралитет пока продолжалась война, подчиняясь возрастающим требованиям Советского Союза. Финляндия же сопротивлялась Советскому Союза и отказываясь выполнять эти требования.

Во время Зимней войны (с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года) Военно-воздушные силы Советского Союза использовали свои базы, расположенные на территории нейтральной Эстонии, для бомбардировок Хельсинки и других частей Финляндии. Все прекрасно понимали, что советские бомбардировщики взлетают с аэродромов, расположенных на территории оккупированной Эстонии, и нарушают воздушное пространство Финляндии, однако, власти Эстонии официально отрицали этот факт, как и нарушение Советским Союзом нейтралитета Эстонии. В то же время военная разведка Эстонии информировала финнов об атаках советских бомбардировщиков и помогала Финляндии подготовиться к нападениям. Население Эстонии единодушно поддержало Финляндию в войне против советских захватчиков, а эстонские добровольцы вступали в ряды Финской армии.

История повторяется: Россия напала на Украину с территории соседней Беларуси в феврале 2022 года. Но в отличие от Эстонии в 1939-1940 годах, белорусские власти охотно поддерживали своих российских союзников, например, предоставляя логистическую поддержку. Никто не спрашивал народ Эстонии в 1939-1940 годах, также как никто не спрашивал народ Беларуси в 2022 году. Тем не менее, Кремль преследовал одинаковые цели: поссорить эстонцев с финнами ранее, и поссорить белорусов с украинцами теперь, divide et impera.

Подпольное сотрудничества разведок Эстонии и Финляндии во время Зимней войны с Советским Союзом не изменило того факта, что нейтралитет и независимость Эстонии стали просто иллюзией. По большей части, Эстония не стала исключением: в апреле 1940 года Германия вторглась в нейтральную Данию и нейтральную Норвегию. Только Швеция смогла избежать нарушения своего нейтралитета, которой ей удавалось сохранять на протяжении длительного времени во время Второй мировой войны, однако, лишь ценой многочисленных ограничений.

Советский Союз сверг правительства Эстонии, Латвии и Литвы и аннексировал эти страны в августе 1940 года пока Франция находилась под оккупацией Германии в июне 1940 года. Кремль же, среди прочего, обвинил очень осторожные, нейтральные и лояльные правительства Эстонии, Латвии и Литвы в том, что они не были достаточно нейтральным. Кремль всегда легко находил «доказательства» для ложных обвинений: одним из ключевых обвинений Советского Союза в адрес нейтральных стран Балтии было существование вышеупомянутой злополучной «Балтийской Антанты», никогда не имевшей военной направленности, и никогда ранее не привлекавшей внимания Кремля. На самом деле «Балтийская Антанта» была лишь платформой для переговоров трех нейтральных государств, а не основой для заговоров против кого-либо.

Решение стран Балтии отменить все сотрудничество и решение не оказывать вооруженное сопротивление для защиты независимости не помогли избежать обвинений со стороны Кремля и не избавило их от политики террора, направленной против их народов. В 1941 году пришла немецкая оккупация, продолжавшаяся до 1944 года, а затем она сменилась оккупацией советской (1944-1991). Демократические страны Запада осудили оккупацию трех стран Балтии, отказались признать их аннексию и продолжали признавать дипломатические представительства и паспорта граждан стран Балтии. Но они не смогли избежать зверств нацистов и СССР на территории оккупированных государств: массовые убийства и депортации, Холокост, конфискация собственности, чистки интеллектуальных и политических элит, огромный ущерб окружающей среде, агрессивные кампании осовечивания и руссификации.

Провал политики нейтралитета и потеря независимости стали причиной того, что представители стран Балтии в свободном мире сразу же с энтузиазмом восприняли создание НАТО 4 апреля 1949 года. В тот же день исполняющий обязанности генерального консула Эстонии Йоханнес Кайв отправил сообщение госсекретарю США Дину Ачесону, о том, что Эстония, незаконно оккупированная и находящаяся под гнетом Советского Союза, «не получила возможности проявить свой живой интерес к этому договору».2 Аналогичные заявления сделали дипломаты Латвии и Литвы. Важность трансатлантического военного сотрудничества и гарантий безопасности после Второй мировой войны четко осознавали Дания и Норвегия, нейтралитет которых был нарушен во время войны и которые вошли в состав государств-основателей НАТО.

Понимание того, что НАТО будет единственной мощной и заслуживающей доверия силой, которая будет давать гарантии безопасности перед лицом советско-российской тирании, разделяли многие в оккупированной Эстонии, в том числе молодое поколение эстонских студентов, которые, во время правления Брежнева, даже посвятили НАТО песню. Один из студентов – Март Лаар – стал премьер-министром после восстановления независимости Эстонии и заложил основу для вступления Эстонии в ЕС и НАТО.

Дебаты о политике безопасности стран Балтии, которые начались после восстановления государственности, оставляли мало возможностей для сохранения нейтралитета – был наглядный и удручающий исторический опыт. Эстония, Латвия и Литва смогли укрепить существующий консенсус в отношении НАТО после вывода остатков бывших советских войск из стран Балтии в 1994 году. Выдающаяся дипломатия и поддержка стран-единомышленников дали хорошие результаты, и они завершили процесс вступления в НАТО и ЕС спустя десять лет. Это десятилетие было необходимо для структурных изменений и демократизации общества. Никто не смог представить серьезных аргументов в пользу нейтралитета стран Балтии. Россия же, в свою очередь, возобновила реализацию своих империалистических планов.

29 марта 2024 года Эстония, Латвия и Литва вместе с Болгарией, Румынией, Словакией и Словенией отмечают свое 20-летие как государства-члены НАТО. История советско-нацистского сотрудничества, «Холодной войны» и ее продолжения после падения Берлинской стены доказала, что нейтралитет в Европе – это иллюзия, которая может существовать только по соседству с процветающими и предсказуемыми государствами-членами НАТО и за их счет.

Устойчивое общество, сильная армия и активное членство в НАТО – это единственная альтернатива для того, кто хочет оставаться свободным в опасном соседстве с Россией и держаться подальше от ее разрушительного влияния.

Сильвер Лойт – изучал историю в Тартуском университете и Ягеллонском университете в Кракове, докторант-исследователь в области эстонской дипломатии, эстонско-польских отношений и дипломатического протокола в Эстонии между двумя мировыми войнами.

На дипломатической службе Эстонии работает с 2007 года. В 2010-2013 и 2019-2021 годах работал в Посольстве Эстонии в России занимаясь вопросами российской внутренней политики и прав человека, 2013-2016 заместитель главы миссии и консул в Посольстве Эстонии в Израиле. С 2021 года работает в Эстонском центре международного развития.

Написать комментарий 14

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях