20 июня 2024, четверг, 18:29
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Наталья Радина: Лукашенко никогда так плохо не выглядел, как в этот раз

21
Наталья Радина: Лукашенко никогда так плохо не выглядел, как в этот раз
Наталья Радина

Белорусы не скрывали радости по этому поводу.

Какие политические процессы в Беларуси запускает болезнь Лукашенко? Об этом в интервью украинскому телеканалу FREEDOM рассказала главный редактор сайта Charter97.org Наталья Радина. Приводим стенограмму разговора.

— Накануне появилось и фото, и видео Лукашенко. Вытянули его, посадили перед камерой как восковую фигуру. Он даже взял слово. Все якобы происходило в центральном командном пункте вооруженных сил Беларуси. На видео видно, что пациент клиники в Дроздах скорее жив, чем мертв, однако рука перемотана, заметно это было и в Москве. Скажите, что на сегодня известно о состоянии здоровья белорусского диктатора и было ли в его истории ранее подобное состояние?

— На самом деле никогда Лукашенко так плохо не выглядел, как в этот раз. Мы это увидели, потому что Путин вытащил его на парад в Москве 9-го мая. Не мог Лукашенко на него не явиться. Нужно было продемонстрировать лояльность своему хозяину в Кремле и в любом состоянии приехать — живым или мертвым. Тогда в объективы камер попало его состояние, стало очевидно, что он очень плохо себя чувствует.

Потом Лукашенко действительно перестал присутствовать на официальных мероприятиях даже в Минске, на которых ранее обязательно был. Вчера те кадры, которые мы увидели, подтвердили, что он действительно болен. Источники и врачи по внешним признакам называют разные диагнозы: и ковид, и миокардит, и артрит, и подагра, и сахарный диабет, и чего только там о нем не говорят. Очевидно, что болен, с трудом говорит. Ему явно ставят капельницы, поэтому перебинтована то правая, то левая рука.

Но, в общем-то, не стоит забывать, что Лукашенко 69 лет. Да, эту неделю его все активно хоронили, но я ко всему этому отношусь достаточно спокойно. Ведь каждый раз, когда у Лукашенко ухудшается здоровье или он куда-то исчезает, вот уже более 28 лет мы его хороним.

Пока очевидно, что он жив и так просто от ответственности не уйдет, умерев. Поэтому необходимо все равно предпринимать серьезные шаги для разрушения этого режима. Лукашенко должен понести ответственность за все преступления, которые совершает как в отношении народа Беларуси, так и в отношении народа Украины. Надеюсь, что до суда он доживет.

— Хочется также обратить ваше внимание на работу пресс-службы Лукашенко. Коллеги вчера вспоминали события марта 1985-го года, когда для генерального секретаря ЦК КПСС Константина Черненко сделали специальный бутафорский участок для голосования в Верховный совет просто в здании больницы, которую он не мог покинуть из-за своего состояния. После этого Черненко буквально через два дня не стало. Наталья, как считаете, сейчас те, кто окружает Лукашенко, дальше будут снимать ролики о якобы его силе, мощи и стойкости?

— Конечно, они будут пытаться. Поэтому и вытащили его вчера. Вначале появилась фотография, на которой Лукашенко действительно был похож на восковую фигуру из музея мадам Тюссо. Поэтому решили еще показать видео, лучше бы они этого не делали. На нем видно, насколько ему тяжело говорить и что состояние его по-прежнему тяжелое.

Будут, конечно, демонстрировать, а как иначе, надо показывать, что он якобы чем-то управляет. Однако совершенно понятно, что не управляет и по состоянию здоровья, и потому что по факту является сегодня марионеткой Кремля.

— Почему был выбран именно командный пункт вооруженных сил Беларуси для съемок этого видео?

— Потому что война. Естественно, он должен показать, что вот якобы охраняет белорусские рубежи от нападения украинских диверсантов. Поэтому поднял тему падения вертолетов и истребителей в Брянской области. Вот такой театр одного актера и демонстрация того, что он вроде бы там чем-то действительно управляет и кого-то от чего-то защищает, но это цирк потешного генерала.

— На вашем сайте вышло хорошее интервью. Белорусский политолог Дмитрий Болкунец сказал, что в Беларуси была спецмиссия. Российские медики приезжали, чтобы изучить состояние Лукашенко или просто в разведку. Возможно ли, что Кремль уже запустил процесс ликвидации своего вассала? Вероятно, что Лукашенко не полностью выполняет все требования Путина, хоть и превратил страну в военную площадку для оккупационной армии России.

— Вы уже ответили — Лукашенко превратил Беларусь в площадку для оккупационной армии России. Зачем его травить в этой ситуации? Честно говоря, я не понимаю версии об отравлении в Москве. Не вижу логики.

Для чего Путину убирать Лукашенко в сегодняшней ситуации? Чтобы дестабилизировать ситуацию еще и в Беларуси? Они же тоже прекрасно понимают, что это персоналистская диктатура. Если убираешь фигуру Лукашенко, то даже если ты на его место поставишь, понятно, что не Кочанову, но хотя бы того же Вольфовича, то все равно не удержишь этот режим. Он начнет сыпаться. Очень многое сегодня держится на Лукашенко, а то, что он там якобы упирается и что-то не дает сделать Путину, — это самообман, сказки. Я уверена, что этого нет.

Если до сих пор территория Беларуси не задействована самым активным образом, если какое-то время не летят ракеты, то это не значит, что они не будут лететь в будущем. Не означает, что белорусская армия не вступит в войну, если это остро не понадобится Путину. Лукашенко ничего на самом деле не решает. Противоречить сегодня своему кремлевскому хозяину он просто не в состоянии. Для этого у него нет ни ресурса, ничего.

— Допускаете ли вы мысль о том, что это болезненное состояние диктатора может быть инсценировкой, спланированной спецслужбами? С каким-то своим определенным посылом.

— В инсценировке я тоже не вижу смысла. В любом случае реакция белорусов на новости о состоянии здоровья Лукашенко — это нескрываемая радость. В соцсетях было огромное количество сообщений, люди ждали и пили с тостом ШОС. Я все время задавалась вопросом: это как нужно прожить свою жизнь, чтобы тебя ненавидела вся страна и желали смерти? Поэтому я не вижу смысла в инсценировках. Это, скорее всего, еще больше ударило бы по режиму.

— Скажите, а информация дошла до всех белорусов, которые живут внутри страны? До тех, которые попали в информационный вакуум и смотрят исключительно государственное телевидение или российские каналы?

— Смотрящих исключительно белорусское государственное телевидение крайне мало. Это какие-нибудь безумные, впавшие в маразм старики, потому что практически все люди сегодня используют альтернативные источники информации, пользуются интернетом. Естественно, они видели эту новость. Даже если же они смотрят только российские телеканалы, то на параде было видно, в каком состоянии Лукашенко. Скажем так, это бросалось в глаза.

Плюс есть сарафанное радио. Поэтому можем сказать, что вся страна знала, что он действительно, если не при смерти, то крайне плох.

— Скажите, какие процессы начнутся в стране, если действительно диктатора Лукашенко не станет?

— В зависимости от того, когда это произойдет. Если это случится завтра, то боюсь, что каких-то внешних процессов мы можем не заметить. Безусловно, белорусы будут радоваться, пить шампанское, но я боюсь, что они будут его пить на кухнях. Сегодня настолько жесткий репрессивный режим, что он не рухнет мгновенно вместе со смертью Лукашенко, поэтому будет очень сложно.

Разрушены все горизонтальные связи из-за этих массовых репрессий, которые происходят в стране на протяжении трех лет. От 8 тысяч узников совести в тюрьмах, сотни тысяч выехали из страны. Людей арестовывают ежедневно, в этой ситуации сложно будет организовать какие-то акции протеста. Думаю, что это может произойти позже и многое будет зависеть от того, как быстро победит Украина в этой войне.

— В сюжете перед нашим разговором звучали фамилии Кочанова, Вольфович. Чем известны и запомнились белорусскому народу эти люди, которых считают возможными преемниками Лукашенко?

— Кочанова — председатель «совета республики», это такая не очень компетентная лукашенковская чиновница, его ставленница. Думаю, что он ее избрал как свою преемницу исключительно потому, что она не представляет для него никакой угрозы. Пока Лукашенко жив, Кочанова никогда не будет покушаться на какую-то его власть, не будет заговоров за его спиной, поэтому она по исправленной Конституции (это уже даже не Конституция) преемница.

Вольфович — более опасная фигура. В случае смерти Лукашенко, если это произойдет завтра, он попытается, скорее всего, перехватить власть в стране. Это ставленник Кремля, уроженец России, человек абсолютно лояльный Кремлю. На какое-то время он может попытаться возглавить Беларусь, но, думаю, что это будет также не на долгий срок.

Вместе с падением режима в России произойдет падение и этого режима, а, может быть, даже раньше.

— Если эти люди вдруг придут завтра к этой власти, то каких-то кардинальных изменений в стране быстро также не произойдет? Нельзя думать уже о том, что будут открыты все тюремные камеры и политзаключенные выйдут на свободу?

— Если бы не было войны в Украине, то смерть Лукашенко привела бы именно к тому сценарию, о котором вы говорите. То есть, 2-3 миллиона белорусов вышли бы на улицы, естественно, открылись бы двери тюрем и вышли бы на свободу все наши герои, все политзаключенные.

В сегодняшней ситуации, конечно же, так это происходить не будет, но это рано или поздно все равно произойдет.

— Однозначно. Тихановская на фоне всех этих слухов о состоянии здоровья Лукашенко призвала готовиться к любому сценарию. Цитирую: «Мы должны быть хорошо подготовлены, чтобы вернуть Беларусь на путь демократии и не допустить вмешательства России». Она также призвала международное сообщество действовать на опережение. По вашему, какие могут быть сценарии?

— Не знаю, о каких сценариях говорит Тихановская, потому что влияние ее офиса и ее самой в Беларуси сегодня мизерное. Если же мы говорим о международной реакции, а я с этим пунктом в ее словах согласна, то главным образом речь идет о том, насколько быстро среагирует международное сообщество и каким образом. В случае ухода Лукашенко из власти, что может произойти пока только в случае его физической смерти, Москва попытается активно играть на белорусском поле.

Очень важно, чтобы Западом был поставлен для России жесткий ультиматум, что в случае, если она попытается инкорпорировать Беларусь, установить там свою марионеточную власть, то за этим последует жесткая международная реакция и еще более жесткие санкции. Вот здесь должен быть быстрый, четкий и ясный ответ Запада.

— Давайте еще поговорим с вами о военной активности в Беларуси. Пока Лукашенко возили на съемки в этот командный пункт, глава МИД Алейник отправился в Москву. Там его российские коллеги заявили о том, что «благодаря развернутой в Беларуси совместной региональной группировки войск, надежно защищены западные рубежи «союзного государства» и ОДКБ. Создан заслон коллективным силам НАТО». Ваше мнение, что имелось в виду под словом «заслон» и какая сегодня военная активность в Беларуси?

— Вот я не знаю, о каких заслонах говорит сам Лукашенко, но вот в Польше сейчас самая обсуждаемая новость — ракета, которую недавно обнаружили под городом Быдгощ. Выяснилось, что это баллистическая ракета, которая была запущена с российского самолета и, вероятнее всего, об этом уже говорят и президент, и премьер Польши, она была запущена с территории Беларуси. C территории Беларуси уже произошло нападение на страну НАТО.

В Польше сегодня все это обсуждают. Во-первых, почему не сработала система ПВО? Четыре месяца о ракете никто не знал, потому что ее случайно обнаружили в лесу, а запущена она была в декабре.

Во-вторых, где международная реакция, что с территории Беларуси уже бомбят не только Украину, но и ракеты долетают на территорию стран НАТО. Поэтому, чтобы там не говорил Лукашенко, сегодня надо поднимать активно вопрос, мы здесь рассчитываем на помощь руководства Украины, о том, насколько потенциально опасна вообще территория Беларуси.

Что это реальная угроза региональной безопасности. Поверьте мне, если пока ракеты с территории Беларуси в Украину не летят, то в любой момент они могут полететь снова. Нет никакой гарантии, что этого не произойдет. О чем бы не говорили белорусские официальные лица.

— Мы вчера видели, что генсек НАТО Йенс Столтенберг встречался с президентом Польши Анджеем Дудой. Они обсуждали эту ракету Х-55, которая была найдена в лесу. Скажите, а каким должен быть ответ стран НАТО, международного сообщества на этот инцидент с ракетой?

— Насколько я понимаю, это нарушение пятой статьи Устава НАТО. Здесь нужны самые жесткие меры. Это провоцирование НАТО на вступление в войны. Во-первых, нужно ужесточать те санкции, которые уже есть, а санкции в отношении Беларуси сегодня недостаточны и не вводятся уже больше года.

Помимо этого могут быть приняты самые разные меры, вплоть до вхождения войск НАТО на территорию Беларуси.

— Мы тоже внимательно следим за этой ситуации. Надеемся, что будет ответ международного сообщества на этот инцидент с ракетой.

Еще один вопрос по поводу политзаключенных в Беларуси. В марте этого года верховный комиссар ООН по правам человека Фолькер Тюрк призвал правительство Беларуси прекратить систематические репрессии и немедленно освободить всех политзаключенных. Также был опубликован доклад о грубых нарушениях прав человека в Беларуси. Скажите, был ли какой-то ответ со стороны белорусского режима на этот доклад и обращение? Какое количество политзаключенных в стране сейчас?

— В тюрьмах сегодня реально находится от 8 до 10 тысяч человек. Правозащитники называют меньшие цифры, но они не соответствуют действительности. Потому что и сами правозащитники сегодня не в состоянии собрать данные о всех людях, которых арестовывают в Беларуси ежедневно на протяжении трех лет, и потому, что сами люди сегодня боятся и не хотят, чтобы их близких признавали узниками совести. Они опасаются, что это может ухудшить их положение в тюрьме.

Положение политзаключенных сегодня в тюрьмах на самом деле ужасающее. Вот вы говорите про реакцию официальных лиц, а я могу сказать, что такое ощущение, что в последнее время Лукашенко просто отдал приказ уничтожать людей в тюрьмах, потому что условия ужесточились, очень многие находятся в крайне тяжелом положении в штрафных изоляторах, помещении камерного типа. Там чудовищные условия. Еще хуже, чем в белорусских колониях. Людей просто ломают, пытают.

У многих серьезные проблемы со здоровьем. Как раз несколько недель назад умер политзаключенный Николай Климович. Это блогер из Пинска, которого осудили и бросили в тюрьму, несмотря на то, что у него была инвалидность по сердцу. Он пробыл в заключении 2,5 месяца и умер.

Мы сегодня крайне обеспокоены жизнью и здоровьем лидера белорусской оппозиции Николая Статкевича. Он вот уже полгода находится в одиночной камере в одной из самых суровых колоний Беларуси в Глубоком. Сегодня появилась информация, что его также постоянно бросают в штрафной изолятор. Тяжелая ситуация и с женщинами. В частности с политзаключенной Полиной Шарендо-Панасюк. Она уже 200 суток находится в штрафном изоляторе в одной из самых тяжелых колоний для женщин, для так называемых рецидивисток. Ситуация крайне тяжелая и мы ежедневно получаем информацию, что ситуация с узниками совести становится все хуже и хуже. Вот такой официальный ответ белорусских властей.

Здесь нужно делать не заявления, доклады, а только ужесточать санкции против режима Лукашенко. Это режим понимает только язык силы.

— Победы нам в совместной борьбе против этих двух диктаторских режимов. Спасибо вам большое за вашу позицию и комментарии. Всего доброго, до новых встреч.

Написать комментарий 21

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях