23 апреля 2024, вторник, 6:46
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Соучастники

35
Соучастники
Ирина Халип

Без винтиков и шестеренок не было бы репрессий.

Ровно неделю назад я писала о том, что май теперь навсегда для нас – это месяц, когда в колонии погиб Витольд Ашурок. Теперь добавлю: и Николай Климович. Николая сегодня похоронят в родном Пинске. Он вернулся из зоны домой, но не в свободную Беларусь, а на кладбище. Это еще одно «не забудем, не простим», еще одна чудовищная трагедия, еще один источник вечной боли для всех нас. Но главное – не забыть, не простить.

Николая Климовича посадил пинский районный судья Андрей Бычило. Причем судил его Бычило дважды. 10 февраля – по административному делу, за смайлик в соцсети под карикатурой на Владимира Путина. Тогда Бычило присудил Климовичу штраф в 111 рублей. А 28 февраля за такой же смайлик под карикатурой с изображением Лукашенко дал год колонии. Сознает ли он, что стал убийцей? Не уверена.

Зато уверена в том, что о состоянии здоровья Николая Климовича он прекрасно знал. Когда Николая задержали, ему стало плохо в ИВС. Сотрудники вызвали «Скорую», а следователь отпустил под подписку о невыезде. Сообразил, очевидно, что если с инвалидом-сердечником случится трагедия в СИЗО во время следствия, то и убийцей станет именно он, следователь. А дальше – пусть ответственность берет судья, ему и отвечать, если что.

Год назад Николай перенес инсульт и операцию на сердце. Многие белорусы, которые сталкивались с назначением инвалидности, знают, какой это подчас непроходимый квест. Знают, как сопротивляются медицинские чиновники. И если руки-ноги на месте, то по общему заболеванию получить ее очень сложно. Тем более – вторую группу. Согласно постановлению минздрава, вторая группа инвалидности назначается при «выраженном ограничении жизнедеятельности вследствие заболеваний, дефектов или травм, приводящем к выраженной социальной недостаточности». Можно себе только представить, что было написано в медицинской карте Николая Климовича, если ему дали вторую группу инвалидности. И все это судья – знал. Адвокат говорил о состоянии здоровья подзащитного, сам Николай говорил в суде, что для него тюрьма – это смерть. Тем не менее Андрей Бычило приговорил его к лишению свободы. Николай был прав, когда утверждал, что не выживет. Он прожил в заключении всего два с половиной месяца.

Конечно, приговоры Статкевичу, Бабарико, Тихановскому, рельсовым партизанам выносились не судьями: им просто звонили и называли цифру. Но тысячи белорусов, которые сидят за лайки и репосты, были просто отданы на откуп тем самым судьям. Есть общее направление движения, заданный вектор – никого не оправдывать, всем выносить обвинительные приговоры. Но конкретное наполнение словосочетания «признать виновным» отдается в распоряжение самых смелых фантазий судьи. И только от него зависит, пойдет ли подсудимый после приговора домой – или уедет на несколько лет в колонию.

Статья 368 («оскорбление Лукашенко»), по которой был приговорен к лишению свободы Николай Климович, дает массу возможностей для маневра: и штраф, и «домашняя химия», и исправительные работы. На сайте «Вясны» есть информация о 456 судах по этой статье. Так вот, 60 человек приговорены к «химии», а 43 человека - к «домашней химии» (причем у некоторых еще и статья 342 в обвинении). И, наконец, - три штрафа и один приговор с отсрочкой исполнения. Негусто, черт возьми, но варианты все-таки были. И никто того судью не отправил бы вместо Климовича в колонию, если бы приговором стал штраф. Но он сделал свой выбор. Навсегда.

Потом, конечно, судья Бычило, как и все остальные, будет говорить, что это не он сам придумал, что ему приказали, что Лукашенко лично требовал у Кочановой: «А ну, Наташка, немедленно соедини меня с пинским районным судом, мне тут срочно одного инвалида в зону закатать нужно». Они все потом так будут говорить. Фантазировать изо всех сил, рассказывать, как их по ночам Тертель на дыбе подвешивал, чтобы обвинительные приговоры выносили, прикидываться винтиками и шестеренками в надежде, что с винтика спроса никакого – он же просто тупая железка. Но спрос будет. Потому что без них никаких репрессий не было бы. Не смог бы Лукашенко один, без винтиков, арестовывать, фабриковать дела, стряпать обвинительные заключения и выносить приговоры. Так что смерть Николая Климовича на совести не только Лукашенко. 25-летний прокурор Гузаревич и судья Бычило – соучастники. Это даже самая тупая железка понимает. В том числе и они.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Написать комментарий 35

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях