9 декабря 2023, суббота, 12:43
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Тратишь очень много времени на небольшое покрывало, которое хотят купить за копейки»

5
«Тратишь очень много времени на небольшое покрывало, которое хотят купить за копейки»

Как белоруска вложила $500 в швейную машинку и сделала успешный бизнес.

По образованию Дарья Матвеенко — преподаватель русского языка и литературы. Лет 15 назад она не представляла, что займется крайне необычным бизнесом: будет шить вигвамы. А началось все с кукол-тильд для дочки во время декрета. Дарья говорит: «Помню, приехала домой со швейной машинкой и с горящими глазами: «Буду шить!». Папа ответил: «Ты же не умеешь». Я сказала: «Значит, нужно меня научить».

Небольшая минская мастерская Maryfleur, где шьют вигвамы, находится в глубине колоритного переулка Северный, что на горке рядом со станцией метро «Площадь Франтишка Богушевича». Бывшая производственная двухэтажка поделена на офисы, в одном из которых расположена текстильная норка со швейными машинами, рулонами тканей, наполнителей, тесемок. Вон там — что-то похожее то ли на большие зонтики, то ли на юбки. Если развернуть и поставить это в квартире, получится волшебное место для детских игр: вигвам! Это и есть продукция Дарьи, пишет onliner.by.

Впрочем, обо всем по порядку.

— У меня педагогическое образование: преподаватель русского языка и литературы. Потом вела английский, занималась детской психологией, но все это как-то вылилось в детский текстиль, — рассказывает хозяйка мастерской.

Рукоделие в жизни Дарьи началось в 2009-м, в декрете.

— Хотелось сделать что-то красивое для дочки. Увидела куклы-тильды, тогда они были очень модными. Решила сшить сама.

Тогда и состоялся тот самый диалог с отцом, о котором мы рассказали в самом начале.

— Помню, приехала домой со швейной машинкой и с горящими глазами: «Буду шить!» Папа ответил: «Ты же не умеешь». Я сказала: «Значит, нужно меня научить». Я не умела даже заправить нитку в иголку в машинке. И папа стал мне все очень старательно объяснять.

Отец Дарьи, Александр, — технолог швейного производства. Главный помощник в занятии, которое спустя несколько лет разрослось до настоящего семейного бизнеса. Очень помогает и мама — Наталья ради дела дочери даже окончила бухгалтерские курсы.

А придумывая название для бренда — Maryfleur, — Дарья отталкивалась от имени дочери Маши.

С самого начала она завела Instagram, куда выкладывала свои работы. Со временем стала их продавать и проводить мастер-классы по созданию кукол. Потом начала строчить детский текстиль: одеяла, пледы, бортики для кроваток, крестильные наборы.

— Нравилось придумывать дизайн, подбирать ткани, — вспоминает Дарья.

С 2016-го маленькое дело закрутилось по-взрослому, появился сайт, активно пошли заказы. Часть швейных работ Дарья стала отдавать на аутсорс.

— Но задачи по масштабированию до уровня маркетплейсов не ставила. Опасалась: вдруг станешь думать только о цифрах, перестанешь следить за качеством и другими моментами, которые для меня важны. Хотелось сохранить изюминку, уникальность.

Примерно в то время пришла идея делать вигвамы, они же типи.

— Видела в интернете примеры, но захотелось в дизайне применить какие-то свои идеи. Объясняла отцу, каким должен быть мой вигвам, а он уже продумывал технологические моменты (как это изделие удобнее и проще отшить), отрабатывал лекала. Первый домик я сшила для своих детей. Дочке тогда было лет восемь, сыну на два года больше.

Конечно, во время репортажа не обошлось без шутки из мультфильма «Простоквашино». Помните? «Это индейская национальная изба. Фигвам называется!»

Так вот оказалось, что многие белорусы хотят подарить ребенку «индейскую национальную избу».

— Часто покупают для детей, которым исполнился годик. Удобно дарить на первый мини-юбилей — получается красивый большой подарок. Да и дети постарше любят туда забраться, посидеть в тишине с книжками. Им, как и любому человеку, нужен уголок для уединения — можно даже шторкой окошко закрыть.

На создание первого типи у Дарьи ушло несколько дней: продумать, раскроить, распороть и переделать неудавшееся. Сейчас швеи, которых приглашает предпринимательница, изготавливают в день по два-три комплекта. Комплектом считается вигвам с ковриком, подушкой и текстильной корзиной для игрушек.

— Маркетплейсы часто продают китайские аналоги из синтетики, ребенок в таких вигвамах просто потеет. У нас натуральное: хлопок, лен. Много сотрудничаем с барановичским льнокомбинатом. Некоторые ткани — польские, турецкие. Ну и шить нужно качественно: чтобы нитки не торчали, была ровная строчка.

Навес можно снять и постирать в машине: деликатный режим, щадящий отжим.

— Если я говорю, что вигвам можно постирать, то должна быть уверена, что ткань не сядет после стирки на пять сантиметров. Поэтому новые материалы всегда проверяем, чтобы люди после покупки не сказали: «А что это после стирки случилось с нашим домиком?» — смеется Дарья.

Рейки закупают на лесопилке.

— Их для нас специально подготавливают, шлифуют, делают отверстия для веревки. Мы продумали, чтобы домик легко складывался. Если игра закончилась — можно собрать и в уголок поставить.

Вигвамы сейчас продаются по 120 рублей, с ковриком — 170. Можно докупить и подушки (15—30 рублей за штуку), корзинку для игрушек (45 рублей).

— Полный комплект стоит чуть больше 200 рублей, — уточняет Дарья.

Со временем вигвамы стали основной продукцией мастерской. Собеседница рассказывает почему:

— Мне очень нравилось делать бортики, пледы, детские постельные принадлежности. Но по ним столкнулась с проблемой в ценообразовании: люди хотят получить что-то уникальное, только для их ребенка, но чтобы это стоило как в обычном магазине детских товаров, где производство массовое. Причем ты постоянно что-то согласовываешь с заказчиком, упаковываешь, тратишь очень много времени на небольшое покрывало, которое хотят купить за копейки. Поэтому постепенно пришли к домикам — здесь людям понятнее, откуда берется цена.

Первые вигвамы делали под конкретные заказы, потом изменили подход.

— Решили отшить линейку, отфотографировать и вывесить на сайте. В основном предлагаем уже готовый продукт: в разных стилях, для девочек, для мальчиков, унисекс. Но бывает, просят и что-то особенное: вышить имя ребенка, сделать два окошка или два кармашка вместо одного. Если подходит то, что уже готово, можно купить типи сразу. А если под заказ — нужно несколько дней подождать.

Товар в закромах не залеживается: в месяц мастерская продает по 30—40 вигвамов.

— Наш активный сезон — с октября и до начала года. Хорошо покупают на новогодние праздники, Рождество, когда ездят в гости к племянникам или крестникам. Стабильно заказывают к дням рождения.

Случаются и очень большие заказы.

— Однажды мы работали с IT-компанией, которая решила сделать детям своих сотрудников такие необычные подарки к Новому году. Заказали около 30 вигвамов и попросили вышить свой логотип. Шили мы их 2,5 недели. А в 2019-м одна туристическая компания заказала у нас 300 текстильных мышей — это было, конечно, сумасшествие, — смеется Дарья.

Мастерская постоянно работает с одной-двумя швеями, которые выполняют текущие заказы и постепенно создают запас на склад. Что-то сверх того отдается на отшив в ателье.

А что по вложениям в необычный бизнес?

— Как первую трату я бы вспомнила 500 долларов на покупку бытовой швейной машинки. Потом купила оверлок, он был уже подороже — около 700 долларов. Промышленную швейную машину взяли на распродаже закрывшегося производства. Обошлась она долларов в 350, это очень дешево. Раскройный стол стоит долларов 100—150. Ищешь способы найти подешевле мебель, стеллажи для мастерской — если брать новое, будет дорого. Самой серьезной покупкой была вышивальная машина: она обошлась в 2500 долларов — ее брала в рассрочку.

Понятно, что есть затраты и на аренду — содержание мастерской.

— Первую мастерскую — совсем крохотный уголок — сняла еще занимаясь игрушками. Люди стали приходить ко мне на мастер-классы — невозможно было всех принимать в квартире.

Конкурентов в вигвамостроении в Беларуси немало.

— Конечно, бывают и нечестные конкуренты, которые могут копировать изделия. Но у тех, кто постоянно на рынке, свой стиль. Есть ребята, которые делают вигвамы на пять реек — получаются прямо шатры. А кто-то делает росписи по ткани, тоже интересно. Друг друга не копируем. Бывает, клиенты присылают фото чужого вигвама и просят: «Сделайте как у них». Тогда объясняешь: «Так не получится. Вот есть наш вигвам, он такой, но для вас можем сделать вместо флажков на вершине перышки, вышивку».

Несмотря на сотни отшитых индейских домиков, усталости от них нет.

— Была проба отшивать домики для животных. Цена изделия вместе с ковриком была около 60 рублей, дороже люди не хотят покупать. А за конструктив типи для собаки нам самим насчитали как за предмет мебели! Экономика не сложилась, а может быть, я просто не слишком вдохновилась этой идеей.

Раньше вигвамы из Минска активно покупали в Европе и даже на родине индейцев, в Америке. Но с прошлого года продажи за рубеж сильно снизились, осталась только Россия.

Однако за все эти годы Дарья ни разу не пожалела, что занялась текстильным делом.

— Я бы не сказала, что был какой-то момент, когда хотелось закрыться. Да, в ковид мы, может, сильно и не думали про вигвамы, но без дела не сидели — шили маски.

Помимо вигвамов мастерская выпускает шатры для детей (правда, именно на поток это дело не стало). А еще продает ткани, фурнитуру и наборы для шитья кукол, с которых Дарья начинала.

— Веду проект «Школа шитья» для взрослых и детей. Сейчас у меня занимается девочка с синдромом Дауна — таким детям рукоделие особенно полезно, ведь развивается мелкая моторика, навыки коммуникации. Рада, что работа идет! Мы со своими вигвамами доставляем людям радость, это окрыляет.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях