4 марта 2024, понедельник, 15:02
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Фатальная ошибка Путина

4
Фатальная ошибка Путина
Владимир Пастухов

Эмоции и самоуверенность взяли верх над здравым смыслом.

В апокрифе, популярном в узких кругах широко осведомленной публики, рассказывается, что на одной из редких встреч с Байденом, отвечая на прямо поставленный вопрос, Путин сказал что-то вроде: «Если так, то я выбираю Китай». Так это или не так – никто не скажет, по крайней мере, в ближайшее время. Но это очень похоже на правду или вполне могло бы ею быть.

Трудно оспаривать, что ориентация на Китай вместо ориентации на Запад является личным выбором Путина и его ближнего круга. Однако причины, по которым был сделан именно такой выбор, до конца не ясны. Обычно предполагается, что это серьезный геополитический выбор – что-то вроде выбора в пользу православия князем Владимиром. Реже утверждается, что это был узко эгоистический выбор правящего клана, который посчитал это наилучшим способом сохранения и закрепления своей власти над Россией (мол, Запад этому мешал, а Китай, наоборот, способствует) – это чем-то похоже на выбор Александра Невского в пользу Орды.

Моя догадка, однако, состоит в том, что этот выбор есть следствие случайного стечения обстоятельств, эмоционального срыва и психоза.

Он в равной степени не продиктован как национальными интересами России, так и узко эгоистическими интересами путинского клана и даже самого Путина. Представление о том, что коррумпированный режим Путина не может развиваться в тени Запада и поэтому ему комфортнее в тени Китая, являются в значительной степени мифом. Путинский режим, собственно, вырос в тени Запада и при других обстоятельствах мог бы еще долго существовать в этой тени (а на деле он так до конца из нее и не выполз). Взаимодействие с Китаем, напротив, сулит в основном одни головные боли. Но вмешался случай.

Если мы отмотаем историческую пленку немного назад и попробуем отыскать «точку невозврата» в отношениях России и Запада на посткоммунистическом отрезке русской истории, то с удивлением обнаружим, что ею является малопримечательное по нынешним залитым кровью временам убийство в российской тюрьме юриста американского инвестиционного фонда Сергея Магнитского.

Дело это широко известно сегодня, и поэтому нет смысла его пересказывать. Частью дела было расследование того, что его организаторам казалось простым воровством, а на деле оказалось одним из «сертифицированных» методов перекачки средств из официального в теневой бюджет (не без воровства, конечно, но оно там было не главным). Именно эта деталь (связь с «государственными интересами») не позволила сторонам «разойтись бортами» и найти компромиссное решение.

Российские силовики в данном случае допустили фатальную ошибку, подставив Кремль и лично Путина. Они недооценили потенциал «публичной политики» в условиях реально действующей демократии (что естественно, так как они с последней никогда дела не имели). Ситуация вышла из-под контроля. Жертвы произвола смогли мобилизовать общественное мнение на Западе до беспрецедентного в новейшей истории отношений России и Запада уровня.

Следствием стало принятие не менее беспрецедентного американского закона, известного как «Акт Магнитского», который со временем эволюционировал в универсальный механизм буллинга путинских элит. Изначально именно гипертрофированная реакция на этот казус, на самом деле не вытекающий из природы отношений России и Запада, стала триггером той эмоциональной волны, которая привела путинские элиты к «разочарованию Западом» и бегству в Китай.

О степени раздражения сегодня косвенно можно судить хотя бы потому, что внесший существенный вклад в лоббирование «Акта Магнитского» Владимир Кара-Мурза получил самый длительный тюремный срок среди всех политзаключенных, обойдя даже Навального.

Это была фатальная ошибка Путина, потому что именно «гибкие» отношения с Западом как раз позволяли ему и его окружению десятилетиями не только грабить Россию, но и комфортно отмывать награбленное по всему свету. Теперь они этой возможности лишились. Вряд ли так было задумано, но так бывает, когда эмоции и самоуверенность берут верх над расчетом и здравым смыслом.

Владимир Пастухов, Telegram

Написать комментарий 4

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях