2 февраля 2023, четверг, 18:45
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Аналитик Hudson Institute: Россию ждут мятежи и распад, а Беларусь - евроатлантическое будущее

34
Аналитик Hudson Institute: Россию ждут мятежи и распад, а Беларусь - евроатлантическое будущее

Люк Коффи рассказал, как произойдет окончательный развал империи.

Эксперт по безопасности авторитетного аналитического центра Hudson Institute и бывший советник Минобороны Великобритании Люк Коффи опубликовал статью «Подготовка к окончательному коллапсу Советского Союза и распаду Российской Федерации». Американский аналитик считает, что в ближайшем будущем Россия распадется.

Как будет происходить развал империи? Кто может заменить Путина? Какое будущее ждет Беларусь?

Об этом и не только Charter97.org поговорил с Люком Коффи.

— Видите ли вы признаки, указывающие на возможность распада России?

— 1991 год, падение Берлинской стены и распад Советского Союза называли концом советской империи. Однако я думаю, что это было только начало распада. История имеет способность сжимать время. И когда историки через 200 лет будут писать о распаде Советского Союза, они будут описывать вторжение России в Украину в феврале 2022 года как последний и, возможно, самый значимый акт этого распада.

Мы наблюдаем крах СССР с начала 1990-х годов. Посмотрите на приграничные столкновения между Кыргызстаном и Таджикистаном, боевые действия между Арменией и Азербайджаном, вторжение России в Грузию в 2008 году, российскую аннексию Крыма в 2014 году, продолжающееся российское военное присутствие в Приднестровье, а затем крупномасштабное вторжение России в Украину в прошлом году — Советский Союз все еще разваливается.

Мы еще не знаем, каким будет результат, потому что процесс еще не завершен, но это то, к чему должны готовиться политики.

Появление 15 новых стран после падения Берлинской стены можно сравнить с разбиванием безопасного лобового стекла автомобиля: стекло разбивается очень чисто, аккуратно и безопасно — это было появление таких стран, как Беларусь, Украина, Грузия, стран Балтии. Когда распадется Российская Федерация, это будет непредсказуемо, очень опасно, с острыми краями, совсем не так, как в начале 90-х годов.

Например, есть несоразмерно много молодых людей из этнических меньшинств, воюющих в российской армии в Украине, которые когда-нибудь вернутся в свои родные города и у них не будет ничего примечательного с точки зрения экономических и общественных перспектив и будущего. В России будет ощущаться очень сильное давление от экономических санкций. Если Россия потерпит военное поражение в Украине, это окажет огромное давление на российские элиты.

Ситуация такова, что, как мне видится, Российская Федерация через 15 или 20 лет не будет выглядеть на карте также, как сегодня, потому что она распадется. Будут разные центры силы, конкурирующие за влияние и контроль. Думаю, можно будет наблюдать, возможно, гражданскую войну, сепаратизм, мятежи, региональные войны внутри России. Мы должны быть готовы к этому. Мы не можем предполагать, что в России все будет идти обычным чередом, потому что история говорит нам, что это маловероятно.

— Ускоряет ли путинская агрессия в Украине этот процесс?

— Владимир Путин зашел слишком далеко в своем крупномасштабном вторжении в Украину. Он думал, что это будет очень просто: он заменит Зеленского за считанные дни.

Украина (а также — Беларусь) имеют важное значение в представлении Владимира Путина о роли России в мире. Без российского контроля над Украиной и Беларусью Россия — просто азиатская держава.

Владимир Путин представляет себя европейским лидером и ему видится, как Россия играет роль в европейском сообществе наций. Однако ведет она себя не так, как можно было бы ожидать от такой страны.

До 24 февраля прошлого года все, что делал Владимир Путин, было направлено на сохранение власти и своего влияния. С 24 февраля речь идет о построении наследия. Он очень отчетливо осознает свою роль в новейшей истории России как первого сильного лидера, появившегося после окончания холодной войны. Сейчас он создает свое наследие и платит за это очень высокую цену.

— Каким вы видите изменение позиции Китая в связи с грядущим крахом России? Станет ли Китай в результате этого процесса более сильным противником США?

— Китай воспользуется распадом Российской Федерации. Россия и Китай соревнуются друг с другом за влияние в Центральной Азии и, думаю, можно будет видеть, как это будет набирать обороты.

Ключевым допущением в идее, что Российская Федерация может распасться, является победа Украины. Думаю, победа Украины сделает Тайвань более безопасным. Китайское правительство наблюдает за тем, как Запад поддерживает Украину, чтобы увидеть, как мы можем поддержать Тайвань. Если мы окажем такую поддержку Украине, что это приведет к ее победе, думаю, это, возможно, заставит Пекин поставить под вопрос свои планы в отношении Тайваня. В некотором роде, победа Украины над Россией могла бы укрепить позиции Америки и ее союзников против Китая.

— Какой политик может сменить Путина в России или ее уменьшенной версии?

— Безнадежно наивно полагать, что на смену Путину придет какой-нибудь демократ в стиле Томаса Джефферсона — ничто в новейшей истории не свидетельствует об этом. Даже лидер оппозиции Навальный (в котором многие на Западе видят надежду на будущее России) в душе является националистом, ксенофобом и исламофобом, который делал расистские заявления в адрес грузинского народа, поддержал войну против Грузии.

Я просто не вижу особой надежды. Думаю, что Запад, особенно Соединенные Штаты, должны признать пределы нашего влияния и сил в преобразовании такой страны, как Россия. Мы попытались в 90-х, но потерпели неудачу. Мы просто не можем этого сделать. Мы не должны притворяться, что можем. Вместо этого мы должны сосредоточиться на том, на что мы можем воздействовать и влиять, то есть, на воссоединении с семьей тех стран Восточной Европы и Кавказа, которые хотят стать частью евроатлантического сообщества. С теми странами, которые не хотят быть частью этого сообщества, мы должны работать над тем, чтобы иметь с ними хорошие двусторонние отношения и сотрудничать в некоторых областях, но мысль о том, что мы можем трансформировать постпутинскую Россию, наивна до степени опасности.

— Имеет ли смысл инвестировать в будущее Беларуси?

— Мы должны поддерживать гражданское общество в Беларуси, оппозиционные движения. Мы должны помогать СМИ и коммуникациям, обеспечить поступление информации из страны наружу, а также извне.

Мы должны очень внимательно следить за тем, что Лукашенко сделает в ближайшие месяцы в отношении Украины. Я был в Киеве в ноябре, речь шла не о том, будет или нет еще одно нападение на Украину с территории Беларуси, а о том, когда оно состоится. Главный вопрос заключается в том, будут ли участвовать Вооруженные силы Беларуси. Беларусь уже причастна к российскому вторжению, размещая у себя российские войска, размещая российские самолеты, вертолеты и ракеты. Официальные лица в Украине обеспокоены этим, они не хотят переходить на новый уровень и фактически вести боевые действия против Беларуси. Правительство Украины проявляет большую сдержанность в отношении Беларуси.

Заглядывая в будущее, то, как Запад будет вести дела с Беларусью, будет частично определяться тем, как Беларусь будет вести себя в ближайшие месяцы по отношению к Украине.

— Верят ли украинские официальные лица, с которыми вы разговаривали, в возможность вторжения c участием сухопутных белорусских войск?

— Они верят, что это реально, но считают, что вклад Беларуси будет скромным. Когда в последний раз солдат из Беларуси производил выстрел из своего оружия в реальном бою? Армия, с которой они столкнутся на границе с Украиной, весь последний год только и делала, что сражалась в ожесточенных боях. Это было бы трагедией для народа Беларуси.

Высокопоставленный украинский чиновник сказал мне, что украинские пограничники до сих пор поддерживают хороший уровень коммуникации на местном уровне. Сообщения, которые украинские пограничники получают от своих коллег в Беларуси, это озабоченность, тревога и нежелание участвовать в очередном вторжении в Украину вместе с российскими войсками.

Посмотрим, что произойдет, но Лукашенко обязан Путину и, на мой взгляд, у него очень мало гибкости в плане принятия решений по этим важным вопросам.

— В долгосрочной перспективе, к какой части мира относится Беларусь?

— Судьба Беларуси — в евроатлантическом сообществе. Этого хочет белорусский народ, особенно молодое поколение. Они смотрят на своих соседей в ЕС и НАТО и видят экономическую стабильность, процветание и свободу, о которых сейчас они могут только мечтать. Однако, думаю, это будет очень долгий процесс, пока Беларусь прийдет к этому.

Тем временем США могут продолжать тесно сотрудничать со странами в регионе, такими как Польша или Литва, продолжать взаимодействовать со всеми оппозиционными движениями Беларуси, а также, возможно, немного разузнать о бойцах из Беларуси, которые воюют в Украине против российских сил: узнать их мотивацию, кого они считают лидерами — не с целью создать какую-то армию для похода на Минск, а просто для того, чтобы получше понять то, что называется человеческим ландшафтом оппозиционных Лукашенко движений.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».