10 декабря 2022, суббота, 11:16
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал»

24
«Прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал»

Что говорят белорусы, у которых российский паспорт.

Владимир Путин 21 сентября объявил о частичной мобилизации. Он заявил, что считает необходимым поддержать это предложение Минобороны и Генштаба «в целях защиты России» и «освобожденных территорий». Первые дни показали, что мобилизацию едва ли стоит называть частичной. Повестки вручали в том числе и людям без военного опыта, многодетным отцам и 60-летним мужчинам. Журналисты «Зеркала» собрали истории белорусов, которые в разное время получили российское гражданство и тоже могут быть в любой момент мобилизированы в России. Они рассказали о своем отношении к войне и что будут делать, если их заберут в армию. Имена всех героев по их просьбе изменены.

«Остался резидентом с квартирой, мамой, но без паспорта и с угрозой мобилизации»

Олегу — 42 года. Мужчина родился и вырос в Минске, а в 2005 году уехал в Россию, где трудоустроился в одну из крупных госкомпаний, став со временем руководителем одного из ее подразделений в Северо-Западном округе.

В России живет и его семья — двое несовершеннолетних детей и жена. В Беларуси у мужчины осталась мама, есть здесь и собственная квартира. Олег рассказывает, что ему понадобилось 11 лет, чтобы получить российское гражданство, а сейчас из-за начала войны в Украине он пытается вернуть себе белорусское. Пока получается не очень.

 — Получение гражданства России у меня связано с работой, а вернее с возможностью карьерного роста. Сначала проблем с белорусским паспортом не было. С ним спокойно брали на работу. Мало того, в компании работал мой земляк, я ему позвонил, мол, хочу приехать трудоустроиться — вот мое образование, вот специальность, вот мой опыт. Он сказал, что без проблем, работа будет. Начинал я обычным инженером, хотя в Минске был руководителем небольшой организации. И вот мне предложили повышение — переезд в другой город, служебную квартиру. Я согласился. Но дальнейший карьерный рост уперся в то, что меня белорусский паспорт. Менять гражданство, конечно, не заставляли, но рекомендовали как-то решить этот вопрос, — говорит мужчина.

По его словам получить российское гражданство белорусу оказалось не так и просто.

 — Удивительно, но между нашими странами, несмотря на Союзное государство, нет никаких соглашений по данному поводу. Единственная поблажка — при получении вида на жительство разрешение на временное проживание можно не оформлять. Какое-то время я жил с ВНЖ, в 2016 году получил гражданство. И то, только потому, что в моем регионе моя специальность была редкой. Сначала пришлось еще получить сертификат соотечественника и только потом подаваться на паспорт. Путь до него занял 11 лет.

Белорусский паспорт мужчина на тот момент не сдавал, из гражданства не выходил.

 — Была такая хитрость, — смеется белорус.

Но в 2018 году специальность Олега внесли в реестр с доступом к гостайне. Во время заполнения анкеты правда о втором паспорте вылезла наружу. Пришлось отказываться.

 — Запугали, что попросят с должности. В сентябре прошлого года, несмотря на протесты жены и ее неодобрение этой идеи, написал все же заявление на выход из белорусского гражданства. Рассмотрение — полгода. Но 24 февраля мы проснулись в новой реальности. И меня осенило, что я-то уже совсем не гражданин Беларуси. Начал искать варианты, как, все это открутить назад. Написал заявление на родину в миграционную службу, мол, прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал, но пришел ответ, что «постановлением от 31 декабря 2021 года в отношении вас прекращено гражданство РБ». И в итоге я остался там резидентом с квартирой, мамой, но без паспорта и с угрозой мобилизации, — вздыхает Олег.

Летом этого года он начал оформлять белорусский ВНЖ.

 — Подумал, что хоть так буду «тикать», потому что я подлежу мобилизации, хоть в Беларуси по состоянию здоровья я был не годен к службе даже в военное время, но здесь, когда подписывал заявление на российский паспорт, меня определили годным, присвоили высшую категорию «А» и военно-учетную специальность. Повестка пока не приходила. В пятницу отдел кадров обрадовал — я забронирован по работе. Как руководителя и как сотрудника важного предприятия мобилизировать не будут.

 — А если вдруг все же придет повестка, то что будете делать?

 — Мы с женой прокручивали разные варианты. У меня есть еще действующая виза в Финляндию, пока ее не аннулировали, и за границу пока тоже выпускают. Или в Беларусь поеду прятаться, если все будет серьезно. В любом случае никуда воевать не пойду, — говорит он.

Олег рассказывает, что вначале войны в России открыто о всеобщем призыве не говорили, но опасения «уже витали в воздухе».

 — Знаете, в моем круге, кто был ярым сторонником Путина и всего этого безобразия, тот им и остался. Те, кто был против войны, кто разделял мои взгляды, стали еще ближе. Мы как-то сплотились. Но, конечно, идиотов тут хватает. К сожалению, их больше, чем в Беларуси. Там такого кошмара нет, а то, что тут творится — патриоты, автомобили с буквами Z разъезжают — это просто в голове не укладывается, — говорит Олег.

«Я категорически отказываюсь воевать против Украины»

Антону 57 лет. Он родился в Бресте, приехал в Санкт-Петербург вместе с женой и ребенком в 1994 году. Предложили работу и жилье. Семья так и осталась в России. Сейчас мужчина работает инженером в одной из энергетических компаний. И мечтает на пенсии вернуться в Беларусь. Но сейчас уже не исключает, что возвращение может случится и раньше.

 — У меня был еще советский паспорт. И в нем, и в «Пасведчанні аб нараджэнні» написано, что я белорус. В Бресте, помню получал еще чеки «Маемасць», которые до сих пор где-то лежат.

Первое время в Питере никому мой паспорт советского образца не мешал. Но по работе нарисовалась командировка за границу и в ОВИРе мне заявили, что я гражданин Беларуси, хотя никогда белорусского паспорта у меня не было. Визу мне не сделали, командировка сорвалась, а мне предложили либо собирать справки-бумажки, оформлять белорусское гражданство, либо подписать бумагу с просьбой оформить российский паспорт. Я долго думал, но решил пойти по пути наименьшего сопротивления и стал гражданином России. Подумал, что я здесь живу, работаю. В общем, жена с ребенком тоже в итоге получили российское гражданство.

На военный учет Антона поставили еще до получения паспорта.

 — Военный билет мне выдали еще в Бресте, в институте была военная кафедра, мне присвоили звание старшего лейтенанта. Отношусь я сейчас к третьей категории годности по возрасту, но имею редкую военную специальность — радиоэлектронная борьба, поэтому никакую броню получить я не могу. Начальство уже писало в военкомат заявление, что я ценный сотрудник, оттуда пришел отказ.

 

— Что будете делать, если вас призовут?

 — Приду и скажу, что это война не моя. Я не понимаю ее смысла и целей, и это самая большая ошибка, которую совершил за всю свою жизнь Путин. Я категорически отказываюсь воевать против Украины, граждан которых я считаю своими братьями. Сажайте в тюрьму или отпускайте, но брать оружие и идти в ту сторону стрелять я не буду. Вы не убедите меня, что Бандера — это враг. Для меня это истинный украинец, который всегда был за свою страну. Я не понимаю политику, которую сейчас проводит Россия, придумывая каких-то националистов. У меня много друзей из Украины, я уважаю этих людей, они живут своей жизнью, и их всех надо оставить в покое.

Мужчина признается, что ему стало «стыдно ходить с российским паспортом».

 — Хочу получить белорусское гражданство от которого, так получилось, я отказался. Сейчас я написал письмо в МИД Беларуси. Почитал на сайтах, что подхожу под категории людей, которым могут выдать паспорт Беларуси по упрощенной схеме. Я там родился, во-первых. А во-вторых есть пункт про тех, кто каким-то образом отказался от гражданства и хочет его вернуть. Написал я также и в белорусское консульство в Санкт-Петербурге, там ответили, не зная всей моей ситуации, про стандартную схему — приезжайте, живите, получайте ВНЖ, а потом гражданство. Буду еще писать и узнавать, как упростить процедуру. Беларусь тоже, конечно, не пряник, но все-таки кровью не так замазана, как Россия. Да, с ее территории запускались ракеты, но на кнопки нажимали россияне все же, я так думаю. В общем, из двух зол я выбираю меньшее, — рассказывает Антон.

«Тут официальные заявления зачастую расходятся с действительностью»

32-летний Никита родился в Кобринском районе, до переезда в Россию жил в Минске, а потом уехал в соседнюю страну. Сейчас вместе с женой живет в городе Мытищи. Работает тестировщиком в одном из крупных частных банков страны.

 — Российское гражданство получил в декабре прошлого года. В первую очередь, чтобы не было препятствий на работе у жены. Она работает в одном из федеральных министерств и имеет допуск секретности. Соответственно, служба безопасности не приветствует подобные браки и продвижение по службе становится проблематичным. Во-вторых, для устройства на работу в банковскую сферу — там так же не приветствовалось гражданство другого государства. От белорусского гражданства не отказывался. Имею и белорусский паспорт, — говорит Никита.

Он рассказывает, что у него есть военный билет — отслужил в белорусской армии в 2009—2011 годах. Российскую повестку он не получал. Говорит, что работники аккредитованных компаний в сфере IT призыву пока не подлежат.

 — Но это ведь Россия. Тут официальные заявления зачастую расходятся с действительностью. В интернете есть уже много примеров, когда призывали мужчин без опыта службы в вооруженных силах и не подходящих по здоровью и возрасту, — говорит он. Никита признается, что осуждает войну, как и «любой здравомыслящий, свободный от пропаганды человек».

 — Нет ничего хуже войны! Тем более под такими глупыми, безрассудными предлогами и тем более в XXI веке. К мобилизации тоже отношусь крайне негативно. Она доказывает, что Путин не остановится ни перед чем. И для него нет ценности человеческой жизни. Человек готов убить десятки тысяч, в том числе мирных жителей, ради своих имперских амбиций и все под предлогом «освобождения жителей Донбасса». Если говорить о коллегах, то на работе о мобилизации все молчат, даже те, кто поддерживает войну. Таких немало, кстати, у нас. Все мои друзья — против, но не так категорично, как в кругу моих друзей в Беларуси.

— Что будете делать, если придет повестка?

 — Вот именно такого варианта сильно и опасается моя жена. Даже российский паспорт мой спрятала. Ну, а я? Не пойду просто в военкомат. Покину по белорусскому паспорту страну. В Беларуси вряд ли буду задерживаться, есть, пока теоретический, план эмиграции в какую-то другую страну, — признается белорус.

«Все же понимают, что многие оттуда не вернутся»

Валерию — 32 года. До 17 лет он жил в белорусском городе Барань. В Россию, где на тот момент уже жили его родители, уехал в 2007 году. Российское гражданство получил по программе «Соотечественники». У мужчины есть жена и маленький ребенок.

 — Приехал учиться в университете. Гражданством и оформлением всех бумаг тогда занимались родители. Мне тогда, если честно, не было никакого дела до этого. От белорусского гражданства был написан отказ, если я правильно помню. Паспорт у меня только российский.

Под призыв Валерий подпадает, но в первую волну мобилизации в армию его не забрали.

 — Категория годности у меня «В» — ограниченно годен к военной службе, категория запаса — вторая. Плюс я работаю в IT-сфере. Айтишников, как пообещали, брать не будут, — рассказывает мужчина.

 — Если все же повестка придет, что будете делать?

 — Если честно — не знаю. Конечно, я сейчас думаю, что я туда не пойду. Но вариантов у нас не остается. Что делали во время Второй мировой войны с уклонистами и дезертирами? Ребят сажали в невыносимые условия и через месяц-два они шли в дисциплинарные батальоны и разминировали поля живой силой, то есть собой. Настроение, конечно, плохое. Мы, айтишники, в большинстве своем за мир. Часть моих знакомых уже покинули Россию. У меня такой возможности нет, потому что маленький ребенок, у которого нет загранпаспорта, а бросить семью — так себе вариант. Тем более, неизвестно, что будет, когда объявят результаты «референдума» (в минувшую пятницу российские власти начали проводить их на оккупированных территориях Луганской, Донецкой, Запорожской и Херсонской областей Украины. — Прим. ред). Если будет какой-то кипиш, то я не хочу, чтобы моя супруга с ребенком куда-то одна бежала.

Валерий рассказывает, что у него есть знакомые россияне, которые одобряли и поддерживали «спецоперацию», но сейчас эти люди тоже находятся в подавленном состоянии.

 — В нашей фирме за прошлую неделю продуктивность упала на 80%. Все боятся. Страх выражается в разных формах. Кто-то, например, прикрепил недавно в подъезде плакат с мемами про «могилизацию». Я сорвал. Объясню почему. Я понимаю, что это сделали очень напуганные люди. Но они не понимают, что такую листовку могут увидеть те, у кого забрали, например, мужа, сына, отца. И вот эта женщина из последних сил держится, чтобы не поймать истерику и не сделать что-то плохое с собой или другими от безысходности. Все же понимают, что многие оттуда не вернутся, — говорит мужчина.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».