24 сентября 2022, суббота, 22:34
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Александр Хара: США послали Путину важный сигнал

17
Александр Хара: США послали Путину важный сигнал
Александр Хара

Точка невозврата уже Россией пройдена.

Как в Украине отреагировали на объявленную Путиным мобилизацию? Ждать ли протестов в РФ? Чего боится Лукашенко?

На эти и другие вопросы в интервью сайту Charter97.org ответил украинский дипломат и политолог, эксперт фонда «Майдан иностранных дел» Александр Хара.

— Заранее было известно, что Путин объявит частичную мобилизацию. Как на это отреагировали в Украине?

— Ничего нового Путин не сказал. Соответственно, его действия и слова показывают, что господин Эрдоган был не прав, говоря о том, что Путин готов к прекращению войны. Война будет продолжаться, в политическом смысле будет эскалация, в военном плане Кремль может эскалировать только одно — применить ядерное оружие против Украины. У России нет достаточного количества ни ракет, ни авиации, ни танков, ни подготовленной живой силы, чтобы переломить ситуацию в Украине. Соответственно, Путин пытается каким-то образом удержать те позиции, которые есть, на это направлена объявленная мобилизация. Она ничего совершенно не даст российским вооруженным силам в ближайшее время. Теоретически, мобилизация может подготовить достаточное количество людей к весне, поскольку три-четыре месяца надо для того, чтобы обучить какое-то количество людей, способных воевать, а не просто новобранцев.

По большому счету, это также был сигнал, что война Путина в Украине провалилась. Следующим было обращение Шойгу, министра обороны РФ, где тот сказал, что «они потеряли в общей сложности чуть больше пяти тысяч военнослужащих». По украинским подсчетам эта цифра занижена примерно в десять раз. Даже если поверить, что Шойгу не врет, хотя это сложно сделать, пять тысяч они потеряли, но для того, чтобы решить проблему с Украиной, им надо дополнительно мобилизовать 300 тысяч. Несмотря на то, что они пытаются скрывать печальное положение дел для российских сил вторжения, их действия говорят о многом. Также у них уже нет возможности скрытой мобилизации. Идиотами-добровольцами, которые готовы за миску супа и пачку табака отдать свою жизнь, российская армия не может перекрыть те потери, которые понесла с 24 февраля. Поэтому они вводят эту частичную мобилизацию.

Надо учитывать, что Россия живет в оруэлловском мире. Когда не было мобилизации вообще, на самом деле была скрытая мобилизация, к боевым действиям пытались привлечь бывших военнослужащих, срочников заставляли подписывать контракты и даже дошли до того, что заключенных стали отправлять на войну. Частные военные компании в России запрещены, их как бы нет, но по факту есть «Вагнер». Также к этому привлекались и иностранные боевики. То есть когда не было официальной мобилизации, были такие мероприятия. Теперь, при официальной частичной мобилизации, можно говорить о том, что будут грести всех под гребенку и пытаться затыкать этим мясом те дыры, которые образовались в связи с бездарными действиями российских военных руководителей и, соответственно, очень успешными ходами украинских.

Но ничего для нас это не меняет, война для Украины продолжается, хуже, чем было, быть в принципе не может. Россияне не способны ничего сделать. Повторюсь еще раз — единственное, что они могут сделать, это нанести ядерный удар. Путин об этом сказал, он шантажирует этим прежде всего Запад, а не Украину, пытается демотивировать те страны, которые нас поддерживают и предоставляют нам военную помощь. Это больше сигнал Берлину и Парижу, чем Вашингтону. Но по сути это ничего не меняет. Даже если бы Россия успела сгенерировать 300 тысяч воинских сил в ближайшее время, а это просто невозможно, соотношение сил это особо не изменило.

Еще надо сказать на тему морали: принятые изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации о том, что добровольно сдающиеся в плен могут получить до десяти лет тюремного заключения, показывают, что с моралью у них есть проблемы. Они воюют за чужую землю, в войне бессмысленной, в которой они ничего не получат. В лучшем случае их родители получат «Ладу Калину», а так для россиян это совершенно сумасшедшая война.

— Могут ли начаться протесты, если в РФ пойдет новая череда гробов?

— Я в этом смысле скептически отношусь к российскому обществу. Начнем с того, что большая часть тех, кто был более-менее активен и выступал против Путина, уже где-то за границей, в балтийских государствах, Польше, Грузии. И этот отток будет продолжаться в других направлениях. Соответственно, нет тех людей, которые имели какой-то опыт организации протестов.

Второй момент — посмотрите на Навального, он сделал акцент на борьбе с коррупцией и другими вещами, не говорил о преступности этой власти, что она незаконно удерживается, что никаких выборов в России давно нет. Он ничего не говорил по поводу этой войны. Поэтому, грубо говоря, я не вижу лидеров, которые могли бы организовать протесты. Российское общество — это очень атомизированная субстанция, не думаю, что у них что-то проявится, что-то колыхнется после Бучи, Ирпеня, после того, как начали гробы приходить в разные районы их страны. Русские особо не выходили против того, что уничтожаются малые народы Российской Федерации, которые и в мирное время не особо хорошо жили, а теперь просто брошены в топку.

Посмотрите, что в Иране происходит. Там одно убийство в режиме не менее тоталитарном, не менее контролируемом спецслужбами, вызвало такие массовые протесты. В России геноцидальная война против Украины вызывает отдельные героические поступки людей с большой буквы, у меня даже не поворачивается язык россиянами их назвать, просто люди с большой буквы, которые выходят на одиночные пикеты и все такое. По большей части россиянам просто плевать на то, что происходит, либо они это поддерживают. Скорее всего, они будут просто пытаться уклоняться от отправки на войну, это максимум сопротивления, на который сейчас россияне способны.

Для меня важным подтверждением моей теории было интервью женщины, которая возглавляет Союз солдатских матерей. Она была активным защитником этих солдат, начиная с войны в Афганистане. Естественно, она помнит прекрасно чеченские войны, не говоря уже о Грузии, Украине, Сирии, Демократической Республике Конго, где там сейчас еще русские воюют.

Так вот, она была шокирована, говорит, что матери и жены тех людей, которые находятся в плену, боятся и не готовы обращаться в военкоматы, воинские части или военным прокурорам для того, чтобы спасти своих детей и мужей. То есть уровень оскотинивания, иначе это не назовешь, в российском обществе дошел до такого уровня, что нельзя ожидать, что что-то произойдет, что-то шевельнется в их душах и они пойдут против фюрера «русского мира». Хотел бы ошибаться, но двадцать лет путинского режима даром не прошли.

— Вы упомянули угрозы Путина странам Запада. Какой будет их реакция на так называемые референдумы и мобилизацию в РФ?

— На псевдореферендумы реакция уже была, их никто не собирается признавать. В 2014-м году у Путина была возможность провести «референдум» более-менее красиво и он попытался это сделать в Крыму. Но результатом стало неприятие этих псевдомероприятий всем цивилизованным миром. Хочу напомнить, что 27 марта 2014-го года Генеральная Ассамблея ООН голосовала за территориальную целостность Украины. За то, что «Крым — российский» тогда проголосовали друзья Путина: Армения, Беларусь, Боливия, Венесуэла, Зимбабве, Северная Корея, Куба, Никарагуа, Сирия, Судан. Как видно, это список очень «демократических» государств, где права человека и верховенство права просто «процветают».

Путин хочет все это провернуть для того, чтобы показать российскому плебсу, что он якобы расширяет территории. У него было выступление по поводу юбилея Петра I, где он сказал, что «тот ничего не завоевывал, а только возвращал». И Путин в этом смысле говорит, что он возвращает территории, которые «по праву», как он считает, принадлежат России. Это один момент.

Второй момент — как говорят западные эксперты, он хочет назвать захваченные территории Россией, тогда украинские удары по этим территориям будут считаться как объявление войны. Но это полный бред, потому что никто не признает это российской территорией, это раз. Во-вторых, украинские вооруженные силы наносили уже удары по тем территориям, которые Россия считает своими. Я имею ввиду Автономную Республику Крым, город Севастополь, по собственно российской территории, тот же Белгород. Грубо говоря, Путин не использовал предлог украинских ударов по российской территории для объявления широкомасштабной войны и всеобщей мобилизации. Тогда зачем ему это делать сейчас?

Но самое главное — все это ничего не меняет. Украина уничтожила большую часть боеспособного российского потенциала по технике и живой силе. Не смотря на свои 140 миллионов населения, свою экономику, большое количество оставшихся танков, ракет и прочего металлолома, оборонный комплекс, который пытаются усилить, Россия все равно просто не способна сделать ничего такого, что отличалось бы от того, что мы видели сейчас. Наоборот, наши успешные удары на Харьковском, Донецко-Луганском и частично Херсонском направлениях, фактически сделали невозможными для России в ближайшее время широкомасштабные наступательные действия против украинских вооруженных сил. То, что рассказывает Путин, это просто политическая реальность, которую он создал в своей голове. Россияне в этом живут и он пытается тянуть это на Запад.

Но Западу от этого ни холодно, ни жарко. Наши ближайшие друзья и соседи — Польша, балтийские государства, Соединенное Королевство — будут нас поддерживать и дальше. Также и Соединенные Штаты, которые являются самым крупным нашим поставщиком вооружений и финансовой помощи. Господин Байден не собирается отказываться от курса на то, что Украине будет оказана поддержка в том объеме, в котором она необходима для завершения этой войны на приемлемых для Украины условиях. Последнее его интервью это очень хорошо показало, Байден четко высказался по поводу применения Россией ядерного оружия. Он три раза сказал Путину не применять это оружие, потому что может повториться Вторая мировая война. Он не стал расшифровывать, что это означает, но если взять во внимание слова Бена Ходжеса, бывшего командующего американскими силами в Европе, то при возможном ядерном ударе по Украине ответ может быть даже не ядерным, но разрушительным для России. Например, США могут полностью уничтожить группировку Черноморского флота РФ, либо в Калининграде. И ничего не остановит американцев, они сделают это. США послали Путину такой сигнал.

Естественно, Путин понимает, что не сможет ответить ядерным ударом по территории Соединенных Штатов или их союзников по НАТО. Грубо говоря, он просто покажет свою неспособность реализовать те угрозы, которые озвучил. Я разделяю такую точку зрения, что Путин может нападать и терроризировать только те государства, которые он считает слабыми, а перед теми, которые показывает решительность, он отступает. Поэтому Запад не воспримет эти псевдореферендумы, продолжит оказывать Украине поддержку. И геноцид, который устроили русские на территории Украины, это один из важных элементов в той системе мотивации, которой пользуются наши западные партнеры в вопросах поддержки Украины.

— Лукашенко также заявил о подготовке к переходу на военное время и уже несколько дней озвучивает свои ночные кошмары: говорит о полке Калиновского и белорусских добровольцах. Почему он начал так активно проговаривать свои страхи?

— Первое и самое главное чего он боится, — это потерять свою власть. Исключительно все его реверансы о дружбе, совместном видении угроз вместе с Путиным, просьбы разместить на территории Беларуси ядерное оружие, — это все попытки показаться необходимым, отыграть этот номер. Но Лукашенко заигрался, он сделал большие ошибки, прежде всего — когда начал подавлять протесты. Тиран хочет удержаться у власти, он убивает либо сажает в тюрьмы конкурентов, душит средства массовой информации. Понятно, что это приводит к протестам, которые надо потом подавлять, усиливать силовой аппарат. Это не нравится государствам, у которых демократические ценности являются важными составляющими внутренней и внешней политики, они начинают вводить санкции и изолировать этот режим.

Его режим стал соучастником путинской агрессии, и теперь белорусское государство является таким же агрессором для Украины с точки зрения международного права, как и Российская Федерация. Соответственно, в таких условиях никакого маневра между Россией и Западом у него уже нет, он должен доказывать свою необходимость, незаменимость, преданность фюреру «русского мира». Поэтому я бы уже не обращал особо внимания на Лукашенко в этом смысле, он живет и правит исключительно по двум причинам: первое — это российские деньги, вторая — российские штыки. Больше никаких других ресурсов, ни международной поддержки, ни какой-то жизнеспособной экономики, которая позволяла бы ему держаться на плаву, у него нет. Поэтому Лукашенко является придворным шутом, не понимая, насколько это выглядит пошло. Он, конечно, думает немного по-другому. Но в историю Лукашенко войдет как сумасшедший тиран, иначе его назвать как-то сложно.

— Может ли российская система, которая и так работала на пределе, развалиться в следствии таких экстренных мер, на которые идет Кремль?

— Это сложный вопрос. В советские времена также была империя зла, империя брехни, не было достоверной информации, не было социологических опросов настоящих, не было статистической информации по экономике и так далее. Буквально несколько недель назад профессора Йельского университета опубликовали исследование, где говорят о серьезном негативном влиянии западных санкций, несмотря на весь бред российской пропаганды. Просто Россия слишком большое государство для того, чтобы принятые меры быстро сработали.

Кремль пытается использовать разделение мира фактически на три части: есть свободный мир, есть тирания и есть страны развивающиеся или неприсоединившиеся, как они в советские времена назывались, с кем можно иметь дело и которым все равно, что убивают украинских детей. Они спокойно будут покупать российскую нефть с большим дисконтом. Поэтому нам сложно оценить то, когда эта машина будет неспособна с существующими ресурсами удовлетворять потребности правящей элиты и населения, когда ее экономика начнет разваливаться. Социокультурные системы чрезвычайно сложны для того, чтобы предсказать такие вещи.

Однозначно, что точка невозврата уже пройдена Российской Федерацией. Если взять экономику, мы видим, что в российских ракетах обнаруживаются чипы из стиральных машин, это говорит о многом. Мы прекрасно знаем, что Россия не способна производить высокотехнологичные вещи, тем более в условиях санкций и экспортного контроля, которые были введены против путинского режима. Но помимо материальных есть и социальные проблемы. Мы помним по советским временам, если не было свободы, когда было вездесущее КГБ, то талантливые люди в основном либо спивались, либо эмигрировали. Это тоже чрезвычайно важный момент, поскольку экономика, особенно если мы говорим о высоких технологиях, предполагает людей, которые творческие, которые свободны, которые творят. Если этого нет, если их заставляют каким-то определенным образом думать, совершать эти сумасшедшие ритуалы поклонения войне, то это морально-психологически плохо сказывается на людях. Соответственно, когда-то начнутся эти моральные срывы и все такое.

По поводу морали — она у россиян не замечена, они нормально себя эти полгода чувствуют, когда их государство ведет геноцидальную войну. Мораль военная, в смысле их военный дух, мы его сломали буквально в первые недели, когда было понятно, что у России не получается «план А», потом «план Б», а тем более после того, как мы освободили территории на нашем восточном направлении и пошли дальше освобождать Луганскую область. Естественно, это сильно по ним ударило. Но когда это станет точкой, в которой система перестанет работать? Не думаю, что даже ЦРУ могут прогнозировать какую-то дату со всем своим аналитическим аппаратом, со всеми разведданными и выходами на внутренние источники вокруг Путина. Но то, что к этому все идет — тенденция очевидная.

Когда произойдет этот обвал? Мы в Украине надеемся, что как можно раньше. Это означает сохраненные жизни, сохраненные города и возможность освободить наших граждан.

Белорусы прекрасно понимают, что эта колониальная сила не изменилась за более чем сто лет. Мы, Украина, Беларусь и другие бывшие так называемые республики Советского Союза — это внутренние колонии Российской Федерации, по крайней мере — так ее руководством воспринимаемся. И на практике геноциды, русификация, депортации, запрет на национальную культуру, язык — это те инструменты, которые используются по полной программе.

На самом деле, эта война в интересах всех россиян. Когда Россия проиграет войну с Украиной, у нее откроется шанс стать нормальным государством. И у малых народов Российской Федерации появится возможность либо самоопределения, либо возвращения минимальных прав с точки зрения самобытности, культуры, языка, если они это все не забыли и это для них действительно важно.

Если мы проиграем (я такую возможность исключаю), то процесс уничтожения национальных культур просто-напросто ускорится. Империя должна говорить на одном языке, должны быть одни боги и правители. Как там было? Один народ, одна империя, один вождь? Так вот, для современной России это одна православная церковь гундяевского типа, русский язык и вся эта искаженная история.

Русская война против Украины — это цивилизационная война. И наша победа принесет пользу не только Украине, это будет толчок в правильном направлении для всей цивилизации.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».