6 июля 2022, среда, 3:26
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Юрий Хащеватский: Так не бывает, что 90 с лишним процентов ненавидит власть и она остается

25
Юрий Хащеватский: Так не бывает, что 90 с лишним процентов ненавидит власть и она остается
Юрий Хащеватский
фото: charter97.org

Большинству белорусов нужно снова почувствовать друг друга.

Известный кинорежиссер Юрий Хащеватский рассказал сайту Charter97.org, на что опираются диктаторские режимы постсоветских стран и призвал белорусов не терять надежду и продолжать бороться.

— Отгремели события в Казахстане, где десятки тысяч протестующих выходили на улицы городов. Какие уроки для себя должны вынести белорусы из этих событий?

— Это очень сложный вопрос. События в Казахстане, на мой взгляд, развивались в три этапа. Первый — вышли люди, недовольные экономическим положением и той коррупцией, тем воровством, которое заполонило все верхние эшелоны власти. И это был положительный момент. А дальше к этому присоединились невесть откуда взявшиеся погромщики, которые превратили высокоморальный протест людей в некое чудовищное избиение всего вокруг, крушение витрин и так далее. Откуда они взялись — трудно понять, но поскольку мы живем в Беларуси, мы понимаем, что очень высока вероятность, что это просто какая-то сторона из двух (имеется в виду Токаев и Назарбаев) решила во что-то сыграть, решила этим воспользоваться. То есть, как часто бывает, народное негодование стали превращать в возможности обмануть этих людей и заставить их испугаться вообще всего, в том числе — и своего протеста. Это очень важный момент. Третий этап — это вот эта борьба бульдогов под ковром, имеется в виду Токаев и Назарбаев, вырвалась из-под ковра наружу. Вот мы наблюдали этот третий этап, в котором Токаев подсуетился и вызвал вот эти войска ОДКБ.

В результате мы имеем то обстоятельство, что, к сожалению, силы ОДКБ впервые собрались и поехали ломать очередной народ под очередного диктатора. Мы это наблюдали в течение десятилетий схожий процесс в Беларуси. Но только не приезжали эти силы ОДКБ, а использовалась сила денег, за счет которых Россия удерживала на плаву нашего диктатора, человека, который уже давно потерял право называться президентом, называться лидером нации и так далее. Он удерживался благодаря чисто российской помощи и вливаниям, которых было, по некоторым подсчетам, приблизительно 140 миллиардов долларов.

Возможно, эта цифра преувеличена, но, возможно, меньше. Я думаю, что меньше. Ведь, когда мы говорим о вливании финансов в белорусский режим, мы не можем оценить те черные схемы, которые власти России (и не только власти, но и отдельные российские олигархи) применяют в отношении Запада совместно с белорусскими властями. Я имею в виду контрабанду нефти. Тут можно вспомнить те же растворители и разбавители, а также скандалы, связанные с этим. Это и торговля сигаретами.

Вот задайтесь себе вопросом: регулярно вылавливают чуть ли не на миллион долларов партии сигарет, которые пытаются протолкнуть на Запад. И это все не утихает. Вы представляете себе, на какие суммы идет эта контрабанда, если эти потери от выявленных партий не останавливают этот процесс? Представьте себе, сколько удается всего этого сделать.

Вот если все это учесть, весть этот криминальный бизнес, в котором задействованы, прежде всего, белорусская власть и российские структуры, плюс западные контрагенты, которые уже давно существуют, куплены и тому подобное.

Делаем вывод: мы находимся в тяжелой, достаточно опасной ситуации, в которой нашему освобождению, нашему честному, нормальному, законному наведению порядка в стране противодействуют вот эти силы. Мы должны понимать, с кем мы имеем дело. Не для того, чтобы их бояться каким-то образом, а для того, чтобы понять, как этому противостоять. Следовательно, мы должны поставить главный вопрос — где их уязвимые точки?

Во-первых, наши лидеры должны работать с западными политиками. Должны объяснять им, что мы многое понимаем. Мы понимаем, что «business as usual» (дела идут как обычно — прим.), что на них давят, что существует купленное лобби на Западе. Мы это все осознаем и считаем неприемлемым, когда нам объясняют, что они контактируют с людьми, которые реально осуществляют власть в стране. Если мы не сумеем этому противостоять, то, к сожалению, мы должны ожидать, что накал давления на тех, кто называет себя нашей властью, может уменьшиться.

К сожалению, у нас уже есть опыт. Так было и в 1996-м году. Многие не знают этого, потому что молодые. Тем, кто только родился в 1996 году, сегодня 26 лет. Для них это давняя история, но для меня нет.

Я помню, как некоторое время единственной легитимной властью в стране признавался распущенный Лукашенко Верховный Совет 13-го созыва. Это когда он полностью уничтожил белорусскую Конституцию 1994-го года и распустил легитимный Верховный Совет 13-го созыва. Но прошло время, к сожалению, эта позиция Запада истончилась, постепенно размылась и с Лукашенко опять начали разговаривать, начали его принимать, начли относиться к нему как к главе государства и так далее.

Примерно такой же процесс был и в 2001-м году после сфальсифицированных выборов. Потом была фальсификация в 2006-м году. Давление на режим продолжалось несколько месяцев, но постепенно опять все размылось. Потому что на Западе чиновники разводили руками, говорили «ну, что же мы можем сделать, он же реальная власть, мы должны разговаривать и так далее». То есть они пошли на сделки. Пошли на то, чтобы вытащить Александра Козулина из тюрьмы, что хорошо, конечно. Но все это было за счет того, что в конечном итоге опять произошла легитимация.

Потом в 2010-м году, это уже более близкое к нам время, когда из девяти кандидатов в президенты семь, если я не ошибаюсь, оказались в тюрьме. Они просидели долгие сроки, как Статкевич, как Санников. Все это было, конечно, чудовищно, опять было давление со стороны Запада. Но оно опять размылось и с нашей незаконной властью опять стали разговаривать. И все стало на круги своя, к сожалению.

Поэтому сегодня, не смотря на то, что видно серьезное давление Запада на наш незаконный режим, мы не должны забывать о том, чем это все может окончиться. Мы должны, грубо говоря, быть бдительными и понимать, что, к сожалению, это может продолжаться не очень долго. К сожалению, все возможно.

Ведь в чем сила демократии? В том, что сменяется власть. А в чем ее слабость? В том же самом. Ведь придут новые чиновники, займут свои места в том же Евросоюзе, администрации США, Госдепе, придут новые сенаторы или конгрессмены, все начнется сначала. Они скажут: «давайте говорить с реальной властью» и тому подобное. Я не говорю, что это обязательно произойдет. Но это может произойти, мы должны быть к этому готовы и не должны позволить этому случиться.

Сегодня мы видим три силы, которые действуют на поле в Беларуси. Это внутренние силы, внутреннее презрение и ненависть к незаконной власти. А это реально существует, это статус-кво и так есть. Но при этом мы понимаем, что силовые структуры, к которым относят и прокуратура, и ОМОН, и КГБ, и суды, они ломают, скажем так, наиболее толковых, смелых и отважных белорусов, бросают их в тюрьмы, некоторых убили. Это нам тоже известно. Мы видим, что общество погружено не то, чтобы в страх. Общество понимает, что ценность жизни все-таки выше. И самое главное — общество заново начинают разобщать.

Ведь что было самым ценным в 2020-м году? То, что общество собралось вместе и многое поняло, соседи увидели глаза друг друга, они узнали, что думают и относятся к этой власти одинаково. И в этом была сила протестов 2020 года, мне так кажется. Постепенно этот процесс уходит вглубь, это ощущение уходит вглубь. И сегодня очень важно нам ощущение, что нас очень много, не потерять.. Это то, что касается внутренних сил.

Я не думаю, что нам следует думать о крови, о трупах и тому подобное. Нет, наш протест должен быть жестким, должен быть стойким, но ни в коем случае не должен превращаться в то насилие, которое мы видели в том же Казахстане. Потому что это все сыграло на руку диктаторам, сыграло на руку этим бульдогам, они этим воспользовались. Главное — не забывать нам о своем презрении и о своей ненависти, о своей нелюбви.

Я бы хотел предостеречь людей, которые находятся вне Беларуси, от многих комментаторов (в «Фейсбуке» особенно) вижу некое пренебрежение жизнями тех людей, которые находятся в Беларуси. Они кричат: «все, вилы, вперед». Но при этом сидят где-нибудь в Европе или за океаном. Ребята, окститесь. Приезжайте в Беларусь и тогда вы будете иметь право говорить про вилы, трупы и кровь. До этого времени, пожалуйста, не надо. Вот мне так кажется. Это то, что у меня наболело.

Что касается второй силы — это российское влияние. Здесь тоже надо понимать, на каком этапе мы находимся. Мы находимся на том этапе, когда Россия готова всеми силами помогать нашему диктатору. Это очевидно. Они помогают ему деньгами. В Казахстане они продемонстрировали, что могут помочь и военной силой. Они помогают Лукашенко и на Западе, используя деньги и своих лоббистов для того, чтобы подкупить определенных бюрократов и чиновников, которые будут лоббировать, в первую очередь, интересы России, но в том числе и интересы нашего диктатора. Это видно.

И третья сила, которая воздействует — это коллективный Запад, который очень серьезным образом ввел санкции и пытается повлиять на ситуацию в Беларуси. Но при этом до сих пор проходят черные схемы. Мы это видим, они идут. На этом зарабатываются основные деньги в карман наших мучителей. Мне кажется, что Запад должен обратить на это серьезное внимание. И мы должны сделать все для того, чтобы они это сделали. За счет черных схем существует наша власть и в первую очередь эти схемы необходимо закрыть, перекрыть это все. Потому что это и в интересах западного бизнеса, в том числе — того чистого. Как мы понимаем, есть и нечистый.

Я наблюдал все президентские кампании, которые были, начиная с 94-ого года. Только одна президентская кампания была более-менее тихой. Это 2015-й год, когда в обществе царила растерянность. Все остальные кампании были очень активны со стороны людей. Однако выборы в «парламент» активными особо не были. И я понимаю, что белорусов больше всего сейчас интересует вопрос: «что можно изменить».

Мне кажется, что граждане Беларуси чувствуют, что изменения возможны тогда, когда мы можем выбрать президента. Вот здесь возможны изменения. Уже давным-давно все махнули рукой на «парламент», понимают, что это все кукольный домик, что все это вывеска, что все это фикция на самом деле. Почему именно в 2010 году, в 2020 году вышло такое огромное количество людей вышло с протестом. Да потому что тогда можно было что-то изменить. Сегодня мы должны понимать, что люди наши выйдут, но выйдут тогда, когда что-то можно будет изменить.

Мы знаем, что мы конкретно ненавидим, презираем, не уважаем и не любим. Это нашу нынешнюю, сегодняшнюю белорусскую власть. Конкретно — Лукашенко. А что мы любим? Чего мы хотим? Чего мы хотим добиться. Давайте об этом скажем. Мне кажется, что в период осмысления обществом происходящего (мне кажется, что сейчас именно такой период) очень важно наметить контуры той страны, которая должна у нас получиться.

Нужно услышать друг друга, понять, что мы не одни. Начать разговаривать со своими соседями, со своими друзьями. Объяснять тем, кто еще не понял, что все то, что происходит — это дикость, средневековье, это чревато черт знает какими в дальнейшем последствиями, невзгодами, трагедиями, драмами и так далее.

И, конечно же, (может, это самое главное) помнить, что лучшие наши друзья находятся в темнице. Над ними издеваются, их мучают, прежде всего — неволей и несвободой. Пожать им руку (хотя бы мысленно), сказать: «ребята, мы с вами» (хотя бы мысленно).

Уверяю вас, если вы это будете говорить себя каждое утро, когда просыпаетесь, говорить себе, что те люди, которые за нас боролись, сейчас тоже, наверное, проснулись. Говорить: «дай им Бог все это выдержать, дай им Бог преодолеть, дай нам Бог поддержать их». Уверяю, этот день вы проведете лучше, чем те дни, когда вы будете об этом забывать.

Над нами, гражданами Беларуси, посмеиваются, что мы снимает туфли, становясь на скамеечку с антилукашенковскими лозунгами. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что мы уже готовы жить по закону. Да, практически все общество, кроме власти. Власть не может и не хочет, для нее это смерть, а мы готовы. И, конечно же, проявить больше стойкости и смелости в отстаивании своего будущего. Это тоже очень важно.

Очень важно понять, что если каждый из нас каждый день будет что-то делать, что подрывает нашу преступную власть, хотя бы на миллиметр, на микрон. Скажет в очереди, что цены растут из-за безумной экономической политики, скажет на работе, что наша промышленность разваливается, потому что наша власть выбросила нас на задворки третьего мира, хотя наша страна может быть Швейцарией. У нас есть такая возможность. Мы находимся на перекрестке, интеллект коллосальный, образованность все еще, хотя, власть пытается сделать из нас «иванов, не помнящих родства». Ей, к сожалению, во многом это удается, посмотрите на этих орков омоновских, которых она производит на белый свет, на этих прокуроров, не могущих связать два слова, на этих судей, которые штампуют бесстыжие протоколы.

Да, конечно, идет процесс разложения общества, но оно еще очень сильное. И то что мы, грубо говоря, не такие кровожадные, да, может быть, это нам мешает в какой-то момент отстоять себя, но по жизни это нам поможет построить замечательную страну.

— Где сегодня белорусам черпать силы и искать поддержки, чтобы продолжать бороться и все-таки довести дело до конца?

— Главная сила — в осознании того, что ты не одинок, что таких людей большинство. Видели это видео, где ябатьки говорили, что «80% было против, а нас только 20%, но зато мы выиграли». И такие довольные. Так вот, рекомендую всем посмотреть этот кусочек и понять, что ябатьки, как всегда, соврали. Там не 80%, а все 95 были против.

Нужно понять, что мы переживаем, возможно, даже последние месяцы этой всеобщей лжи, глупости. Короче говоря, надежда на себя, на свое понимание того, кто они такие. Ты их ненавидишь, ты их презираешь и ты знаешь, что таких в стране большинство, что вас больше и что вы все дождетесь. Так не бывает, что 90 с лишним процентов ненавидит власть и она остается. Эта власть не останется, она уйдет.

Тоже самое, кстати, касается и России. Я надеюсь, что эта помощь скоро закончится и все встанет на свои места. И, конечно же, бороться. Бороться таким способом, как я сказал. Делать что-то каждый день для того, чтобы этот режим рухнул. Каждый может придумать свое, можно объединяться.

Нужно почувствовать друг друга. Если страшно в своей сетке в «Фейсбуке» контактировать по поводу выхода на улицу и так далее, то контактируйте на счет котиков и собачек, но не теряйте друг друга из вида. Вот, что я хотел бы сказать. Уверяю вас, это даст вам надежду.

Дело в том, что вы друг друга уже знаете, вы уже знаете, кто как думает, кто как относится к этой власти. Возобновите эти контакты, но пишите о том, как приготовить вкусный борщ, а вас поймут.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».