18 апреля 2021, воскресенье, 12:10
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Три основных элемента, которые сломают режим Лукашенко

54
Три основных элемента, которые сломают режим Лукашенко

Для смены власти достаточно двух месяцев.

Об этом координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко заявил в интервью Charter97.org.

— Дмитрий, пришла весна. И вы, и другие лидеры оппозиции много говорили о том, что в Беларуси возобновятся акции протеста. Так будет?

— Беларусь находится не в безвоздушном пространстве и, хотим мы этого или не хотим, на ситуацию в стране очень сильно влияет пандемия коронавируса.  Сейчас, к примеру, мы видим, что в Польше за последнюю неделю число заболевших в сутки выросло в три-четыре раза. Очень тяжелая ситуация в Словакии, которая обратилась за помощью к руководству Евросоюза, потому что ситуация вышла из-под контроля. Тяжелая ситуация в Чехии, в других странах. В Европе, в Америке широко распространяются новые штаммы. Я сам недавно переболел достаточно тяжело ковидом, и скажу, что заболевание это нешуточное.

В этом плане мы должны понимать, что в Беларуси, где не было никаких противоковидных мер, ситуация катастрофическая. Умерли десятки тысяч людей, а сотни тысяч тяжело переболели. В таких условиях требовать от людей активных политических действий не приходится. И в общем-то естественно, что уличная активность белорусов зимой упала. Это было предсказуемым и оправданным явлением.

— Но и в первую очередь повлияли, конечно, массовые репрессии.

— Безусловно, существует фактор репрессий. Вторая, третья волна коронавируса, для любой страны это испытание, а у нас эпидемия была еще осложнена тем, что государство вместо помощи людям фактически устроило геноцид, особенно против активной части общества, включая врачей.

Я думаю, что протестная активность белорусов будет связана с выходом Европы из пандемии, и это будет апрель-май. И, конечно, надо выделить День Воли 25 марта.

— Светлана Тихановская в одном из своих последних скандальных интервью заявила, что оппозиция якобы потеряла улицу. Как вы можете это прокомментировать?

— Вы знаете, я невысокого мнения о Светлане Тихановской. Не может домохозяйка управлять революцией, так же как не может она управлять государством. Это Владимир Ильич Ленин считал, что при социализме каждая кухарка сможет управлять государством. И государством, и революцией успешно могут руководить только подготовленные люди.

Мы ведь так и не дождались работы над ошибками. Я все ожидал, что люди, сведущие в политике, например Добровольский, Вячорка скажут: «Вот это было сделано хорошо, правильно, а здесь были допущены нами ошибки, надо действовать иначе». Нет, такая работа не была проделана. У них все прекрасно, жизнь удалась.

Светлана Тихановская очень похожа на раннего Лукашенко. Тот говорил белорусам: «Я ваш батька». Тихановская заявила: «Здравствуйте, я ваша тетя, и я ваш новый национальный лидер». Бог мне дал возможность общаться с такими людьми, как Андрей Санников, Василь Быков, Геннадий Карпенко, Микола Статкевич, Станислав Шушкевич, Зенон Позняк, Михаил Маринич, Виктор Ивашкевич... На фоне этих людей Тихановская просто некомпентентный неофит. Мы видим, ей очень нравится власть, ей нравятся международные поездки, ей очень нравится лесть.

Тихановская - это молодой Лукашенко в юбке. Все знают, что он диктатор, но если взять исторически, то до 1994 года он ходил в либералах, боролся с коммунистами-ретроградами, возглавлял в Верховном совете фракцию «Коммунисты за демократию». Тихановская, как Лукашенко, пытается свои собственные провалы и провалы своего штаба переложить на кого-то другого.

Она вдруг поняла, что, действительно, протесты уменьшились, Лукашенко удержался у власти, санкции Запада, даже по ее словам, просто смешные, а тысячи людей находятся в тюрьмах. Отсюда и это заявление, в котором сквозит ее полная растерянность.

— То есть, получается, что штаб Тихановской на самом деле — это некая структура, существующая сама по себе. И это иллюзия, что она представляет всю оппозицию?

— У нас сегодня в тюрьмах находятся тысячи человек. Не 250 политзаключенных, а тысячи. Причем из-за этой иезуитской формулировки «политзаключенные» мы точно не знаем сколько. Тысяча, две, две с половиной тысячи? Возбуждены 2,5 тысячи уголовных дел. Но то, что в заключении находятся лидеры, люди, которые много лет противостояли режиму и готовились к выборам 2020 года, это факт. А это в первую очередь Николай Статкевич, Павел Северинец, Сергей Тихановский, Евгений Афнагель. Вообще скажу, что активистов Белорусского Национального Конгресса сидит в тюрьмах под уголовными делами более пятидесяти человек.

Одновременно в тюрьме находятся и Виктор Бабарико, заявление которого о том, что он пойдет в президенты, сыграло огромную роль, там же находится Мария Колесникова. В тюрьме достаточно лидеров, настоящих лидеров, которые много сделали для того, чтобы эта революция произошла, и они представляют различные слои общества и политические течения. А сама Тихановская, ее штаб, на мой взгляд — люди, ситуативно оказавшиеся на гребне волны.

Их менеджерские, управленческие качества оказались недостаточными, чтобы победить. Видно, что многим представителям «новой оппозиции» или лидерам телеграм-каналов свойственны самодовольство, самовлюбленность. А вот с самокритикой, с реальной оценкой происходящего — у многих проблема. Опять же я хочу сказать, если часть белорусов верит в Тихановскую или в других новых так называемых лидеров, то они имеют на это право.

Но для меня абсолютно ясно, что ни НАУ, ни штаб Тихановской или она сама не способны победить. Мы с ними просто не победим.

— Так, может быть, проблема то не в том, что люди верят Тихановской или еще кому-то, а в том что просто нет других центров. Где альтернатива им?

— Первый центр — это тюрьма. Это надо железно понимать. «Пропал Максим, да и Бог с ним» — это не наш подход.  Мандела сидел 25 лет — и совершил коренные изменения в ЮАР. Очень многие лидеры сидели в тюрьмах в самых разных революционных ситуациях: все лидеры польской подпольной «Солидарности», активисты «Хартии-77» во главе с Вацлавом Гавелом в Чехословакии, Андрей Сахаров, многие годы проведший в ссылке, многие украинские диссиденты. Все эти люди сыграли потом ключевую роль в своих странах.  

Надо понимать, что это и есть истинные лидеры, а не верить в то, что люди без тюремного опыта, без понимания ситуации могут руководить революцией. Достаточно коротких писем из-за решетки Статкевича, Тихановского, Бабарико, Северинца, чтобы понять, что делать и куда идти.

А основные цели у нас остаются прежними — отставка Лукашенко, освобождение политзаключенных и проведение новых выборов. Как их достичь? Надо добиваться санкций. Здесь может быть ключевой роль диаспоры и для этого не нужны никакие руководящие центры.

Необходимы протесты. Очень серьезные полутора-двухмесячные протесты с забастовками способны сломать хребет режиму Лукашенко окончательно. И нужна солидарность. Солидарность всех белорусов: и тех, кто находится внутри страны, и тех, кто за рубежом.

— Тем временем пока Светлана Тихановская начинает создавать все новые и новые странные структуры. Вот последняя из них — некий ситуативно аналитический центр на базе организации BYPOL, объединяющий бывших сотрудников силовых структур. И вот эти сотрудники силовых структур якобы должны фактически организовывать и отслеживать проведение акций протеста. Что это такое?

— Этим Тихановская и ее советники полностью расписались в собственном бессилии и беспомощности и, как Лукашенко, решили перевести стрелки на других людей. Боюсь, и Тихановскую, и ее ментов люди будут посылать куда подальше. Потому что эта структура, даже по внешнему виду, абсолютно гэбэшная. Очень напоминает лукашенковский ОАЦ.

Задачи, которые поставила им Тихановская, очень странные: собирать информацию о протестующих и протестах. И потом, почему милиционеры, которые служили Лукашенко верой и правдой, кто пятнадцать, кто десять лет, вдруг смогут организовывать протест? Никакой уверенности в этом нет. Наоборот, это явно провальная затея, хотя наверное в BYPOL хватает порядочных людей. Но то, что бывшие следователи, прокуроры и милиционеры не могут быть организаторами массовых протестов — это абсолютно ясно. Не этому они учились.

— Вот вы сказали, что с «ними мы не победим». С кем победим?

— Мы победим с лидерами, которые находятся в тюрьмах. Это базовая вещь. Это наши лидеры, которые смогут повести страну после победы. Но, чтобы эти люди вышли из тюрем,  нам надо победить.

И здесь действия очень простые: протесты, санкции, забастовки.

А если взять политическую биографию Тихановской — всегда в ключевые моменты она вносила депрессию и дезорганизацию в общество своими заявлениями: в июне, в июле, в августе, в сентябре. Вспомните момент убийства Романа Бондаренко, когда люди просто всколыхнулись, эмоционально были в ярости, готовы были выходить на улицы. И вместо призыва выходить на улицы в ближайшее воскресенье, она вдруг назвала дату через полтора месяца, 20 декабря.

И сейчас это странное заявление, которое якобы не поняли, тоже деморализующее, что мы «проиграли», что оппозиция «проиграла улицу». Непонятно, Светлана, вы оппозиция или не оппозиция? Раньше вы говорили, что вы никакая не оппозиция, не имеете к этому отношения. А сейчас кто проиграл? Какая-то оппозиция или вы проиграли? Так скажите: я проиграла, мои советники оказались некомпетентными, мы неправильно оценили ситуацию. Поэтому надо проанализировать, надо собрать лучших людей, специалистов, которые обладают опытом сопротивления, представителей других групп, выработать реальный план действий, который будет понятен каждому белорусу.

— Что вам самому мешает стать лидером революции?

— Я часть команды «Европейской Беларуси» и часть команды Белорусского Национального Конгресса. Мы готовили эту революцию. Кто-то находился внутри страны, кто-то за рубежом. Уверен, что люди, которые входят в Белорусский Национальный Конгресс и многие, которые сидят в тюрьмах, потом способны честным путем прийти к власти и эффективно управлять страной. Одновременно я не ставлю крест на Тихановской, на НАУ, на КС. Режим Лукашенко неминуемо падет, неминуемо будут новые выборы. Люди будут сами решать за кого голосовать.

Но сегодня победа не придет сама собой. Есть определенный момент: наши кандидаты, Статкевич или Северинец, которых мы поддерживали, находятся в тюрьме. Мы готовы были и поддерживали Бабарико — он тоже находится в тюрьме. Но так получилось, что власти зарегистрировали кандидатом в президенты Светлану Тихановскую, и ее окружение поверило, что им никто не нужен и победа у них уже в кармане. И то, что Евгений Афнагель, Павел Юхневич, Андрей Войнич, Максим Винярский, Полина Шарендо, Дмитрий Козлов находятся в тюрьмах - говорит о том, что «Европейская Беларусь» активно участвовала в протестах против фальсификации выборов. Наверное, в августе внутри страны не было других таких активных политических сил, как «Европейская Беларусь» и БНК, которые бы организовывали колонны, готовили акции, помогали бастующим и дворовым активам.

Но речь не идет о том, чтобы какая-то одна политическая сила сегодня смогла победить. Речь идет о том, готовы ли все-таки в окружении Тихановской провести работу над ошибками и искать союзников среди других политических сил?

Все мы, особенно те, кто находится за рубежом, в ответе за людей, которые сидят в тюрьмах. Как за наших боевых товарищей, так и за многих новых лидеров и активистов. И я думаю, что это понимание станет в буквальном смысле  стимулом, в переводе с латинского «острым наконечником», который быку втыкали в одно место, чтобы он двигался в правильном направлении. Такой стимул поможет освободить наших лидеров, наших товарищей и спасти от репрессий тысячи белорусов внутри страны. Я тут соглашусь с Колесниковой: «Или мы побеждаем, или нас закатывают в асфальт».

— Будем надеяться, конечно, что лидеры в тюрьмах станут тем триггером, который заставит людей выйти на улицы и освободить их. Но, тем не менее, если вернуться к весенним протестам, все равно сейчас слышишь из разговора с людьми, что они ждут появления новых лидеров. Да, есть разочарование в Тихановской и Латушко. Но вот появятся ли такие фигуры внутри страны? Видно, что есть спрос, есть необходимость в их появлении.

— Надо перестать быть детьми. И в сегодняшней ситуации надо понимать, что любой лидер, который засвечивается, идет в тюрьму. А кто вам еще нужен? Наши лидеры, слава Богу, живы. Они в тюрьме, но они живы. И они из тюрьмы пытаются влиять на ситуацию и своим поведением показывают, что они настоящие лидеры, что, как бы им тяжело ни было, они продолжают бороться. И это мы о всех говорим. И о Бабарико, и о Статкевиче, и о Северинце, и об Афнагеле, и о Тихановском, и о многих других. Не стоит надеяться на появление новых вождей, надо надеяться на себя и своих товарищей.

Режим висит на волоске, он необычайно слаб. Все эти разговоры, что Россия озолотит Лукашенко миллиардами новых долларов, остались разговорами. Видно, что конфликт между двумя диктаторами достаточно серьезен. У России просто нет денег. И в связи с резким падение ВВП за прошлый год, и с ситуацией с ковидом, и с общей экономической ситуацией в мире. Для того, чтобы оживить белорусскую экономику, нужны десятки миллиардов долларов, и Беларусь эти деньги сможет привлечь после ухода диктатора. А сегодня надо добивать систему.

Изменить ситуацию можно за один, максимум два месяца. И тогда мы побеждаем, и тогда мы освобождаем наших лидеров, и тогда проводим новые свободные выборы. Но надо понимать, что эти два месяца протестов, они должны быть организованы и к ним надо серьезно готовиться. Представьте, всего два месяца мобилизации, но ежедневной мобилизации, а не выход раз в неделю.

Мы должны взять самые сильные, самые удачные элементы протестов, которые уже были на протяжении более 200 дней и творчески их использовать. В какие-то моменты это могут быть массовые акции, в какие-то моменты это могут быть партизанские акции, но необходимо всем понимать, что без забастовок не обойтись. Вот эти вот попытки: «А давайте мы организуем забастовку с соблюдением  законов фашистской диктатуры. А давайте мы будем использоваться опыт профсоюзов, которые на самом деле за 25 лет ни одной забастовки не провели». Отбросить эти иллюзии - просто не выходить на работу!

Тотально не выходить на работу. Потому что забастовки — это элемент, который ограничивает репрессивные возможности власти и наносит самый страшный удар по режиму. Кормить силовые структуры просто нечем. Возвращать долги, набранные под огромные проценты, будет невозможно. За рубежом, в каждом городе, где живут белорусы, особенно в столицах демократических государств, нужно проводить акции, демонстрации, пикеты, митинги с требованием санкций против режима Лукашенко для освобождения всех осужденных по политическим делам. И этого можно добиться.

Ежедневные сильные протесты, забастовки и санкции — это три основных элемента, которые сломают режим. И важна, конечно, солидарность. Несмотря на критику других центров и людей, которые считаются сегодня лидерами, я считаю, что это никак не мешает нам разговаривать, договариваться, искать точки соприкосновения и синергии.

Мы должны победить. Для этого нужно немножко приглушить амбиции и выработать общую программу действий. И «Европейская Беларусь» для этого открыта.

 

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».