14 апреля 2021, среда, 14:20
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

На страже золотого унитаза

52
На страже золотого унитаза

Военным следовало бы арестовать бывшего директора совхоза за подрыв боеспособности белорусской армии.

Вооруженные силы Республики Беларусь ведут свою историю из славного прошлого советской армии. После распада СССР Беларуси досталась мощная военная группировка численностью в 280 тыс. человек, включающая в себя все части Краснознаменного Белорусского военного округа, пишет издание «Бусел».

НАСЛЕДИЕ ИМПЕРИИ

Военное имущество, оставшееся от СССР, огромно даже по меркам холодной войны. В Белорусском военном округе находилось 1800 танков, 2600 бронированных машин, 1615 артиллерийских систем, 294 самолета и 80 ударных вертолетов. Такое количество оружия было избыточным для молодой Беларуси, поэтому большая часть советского вооружения находится на базах хранения вооружений и техники, став надежной основой для функционирования армии Беларуси.

Пройдя через этапы реформ, современная армия Беларуси сократилась до 65 тыс. человек, из которых 14,5 тыс. являются гражданским персоналом. При этом Вооруженные силы Беларуси до сих пор комплектуются на основе призыва, срок службы которого был уменьшен с 24 до 18 месяцев.

Вооруженные силы состоят из пяти видов и родов войск: сухопутные войска – 16,5 тыс. человек, ВВС и войска ПВО – 11,5 тыс. человек, силы специальных операций – 6 тыс. человек, транспортные войска и территориальные войска.

Мобилизационный резерв армии оценивается в 300 тыс. человек, а численность войск территориальной обороны составляет 120 тыс. человек.

КОГДА ГЛАДКО НА БУМАГЕ

Если смотреть на состояние вооруженных сил с точки зрения статистики, то небольшая, но хорошо вооруженная белорусская армия выглядит довольно боеспособной. Однако, не все так радужно, как нам сообщает официальная статистика.

Свой анализ мы решили начать с костяка вооруженных сил, главного вида войск, работающего на земле в непосредственном контакте с потенциальным противником, — это сухопутные войска.

Согласно официальной риторике, сухопутные войска предназначены для отражения ударов противника и его разгрома в случае агрессии с его стороны. Для этого в вооруженных силах сформированы четыре бригады: три механизированных и одна артиллерийская, поделенные между двумя командованиями – Западным и Северо-Западным. Западное командование отвечает за польское, а Северо-Западное — за прибалтийское направление. На 16,5 тыс. человек личного состава имеется 600 танков, в основной своей массе это последняя советская модификация «Т-72Б», также есть небольшое количество (до 30 танков) «Т-72Б3» (последняя российская модернизация танка «Т-72Б»), а также 886 БМП и 192 БТР. Человеку, разбирающемуся в военном деле, такой объем танков и бронемашин на 16 тыс. личного состава выглядит непропорциональным и даже фантастическим. Указанного количества техники хватит на три танковые армии, но явно избыточно для трех механизированных бригад. Кстати, Западный военный округ РФ (ОСК «Запад») имеет в своем составе до 500 танков: по 40 в каждой бригаде и по 31 — в танковом полку. Поэтому реальное количество танков в армии РБ не более 120 единиц: по 40 танков на бригаду, остальные хранятся в мобилизационном запасе.

В дополнение к сухопутным войскам белорусскую землю защищают Силы специальных операций, состоящие из трех бригад и двух отрядов, общей численностью в 6 тыс. человек. ССО, в отличие от сухопутных войск, не несут основной боевой нагрузки во время вооруженного конфликта. Использование спецназа в качестве пехоты в масштабном конфликте нецелесообразно. На вооружении этих частей нет достаточного количества тяжелой техники, которое обеспечит им боевую устойчивость. Использовать самостоятельно спецназ можно только в локальных операциях, да и то в их начальной фазе. В широкомасштабном конфликте против равного или превосходящего по силе противника назначение спецназа — разведка, диверсии в тылу и на коммуникациях противника, высадка десанта. В открытом противостоянии с механизированной бригадой бригада спецназа обречена.

Есть еще один интересный момент, показывающий реальное положение дел в белорусской армии. На 25,6 тыс. солдат и сержантов в армии приходится 14,5 тыс. офицеров и 6,8 тыс. прапорщиков. То есть в Беларуси на двух солдат приходится один офицер. Поэтому реальная численность боевого состава сухопутных войск меньше заявленной. В первые дни масштабного военного конфликта воевать с оружием в руках сможет не более 10 тыс. рядовых и сержантов.

КАДРИРОВАННАЯ АРМИЯ

Белорусская военная машина чрезмерно отягощена офицерским составом. Такое положение дел сложилось из-за нежелания Лукашенко отказаться от мобилизационного принципа формирования армия, при котором значительная часть воинских подразделений существует на бумаге, имея в своем реальном составе только офицерские должности и прапорщиков, на которых возложена обязанность ухода за консервированной военной техникой. Развертывание таких кадрированных подразделений (их еще называют «кастрированными») происходит только в случае всеобщей мобилизации за счет призывников и резервистов. Качество подготовки офицеров в кадрированных подразделениях вызывает большие сомнения. Не имея возможности руководить полноценным подразделением, осуществлять его боевую подготовку, такие офицеры очень быстро утрачиваю свои навыки и зачастую спиваются.

Отдельным моментом здесь стоят совместные российско-белорусские учения, на которых мы показали хорошие результаты. Но и этому есть банальное объяснение. Вооруженные силы еще с советских времен страдали бременем армейского идиотизма и показухи. Этот военный фетишизм в полной мере перешел и в белорусскую армию. Во время крупных советских учений, когда надо было показать высокую армейскую выучку иностранным делегациям, вместо призывников — рядовых военнослужащих и сержантов, привлекались молодые офицеры и курсанты военных училищ, которые играли роль танковых экипажей, расчетов орудий, водителей БМП и БТР и других ответственных за технику должностей. Поэтому высокие оценки совместных учений нельзя использовать как критерий качества армии Беларуси. Здесь подойдет другая оценка, основанная на численности боеспособных подразделений и тактике ведения современной войны.

ТРИДЦАТЬ КИЛОМЕТРОВ ФРОНТА

Давайте посмотрим, на что способны наши вооруженные силы, исходя из нормативов прошлого, например, Великой Отечественной войны. В то время дивизия численностью 15 тыс. человек предназначалась для прикрытия 20 км фронта, в некоторых случаях — до 40. То есть вместе взятые сухопутные войска и ССО современной Беларуси качественно могут прикрыть максимум 30 км фронта, это очень мало, учитывая протяженность белорусских границ. Современные боевые действия на суше ведутся уже по несколько другим стандартам: это правила маневренной войны, которые позволяют сосредотачивать необходимое количество сил на нужном направлении в случае наступления или заманивать в «огневые мешки» наступающего противника при обороне. Основной единицей современной маневренной войны, опробованной нашим соседом и союзником, является батальонно-тактическая группа (численностью до 400-500 человек), формирующаяся на основе батальона с приданными ей подразделениями разведки — танковыми, артиллерийскими и ПВО. Ее основными достоинствами являются мобильность и автономность вкупе с современной системой управления войсками. Такие подразделения, управляемые из единого центра на основании оперативных данных, получаемых со всех средств разведки, способны справиться даже с превосходящим по силе, но менее маневренным противником.

Но и здесь у нас не все гладко. Если допустить, что современная автоматизированная система управления войсками у нас существует, то с современной разведкой и целеуказанием все плохо. В белорусской армии нет разведывательных беспилотников, которые есть у Польши и РФ, нет доступа к данным космической разведки. Без оперативной информации о наступающем противнике те тридцать батальонно-тактических групп, которые насобирает армия, будут действовать слепо и хаотично, что приведет к их окружению и уничтожению. В такой ситуации армии придется отказаться от маневренной войны и занять оборону вдоль ключевых населенных пунктов и дорог, дожидаясь мобилизации резервистов. Однако при обороне против численно превосходящего противника, например, армии Польши (120 тыс. человек) или Российской Федерации, способной за день сформировать мобильную группировку из сил Западного военного округа численностью в 150 тыс. человек, быстрое поражение неизбежно. Противник просто обойдет основные очаги сопротивления (ведь читатель не забыл, что армия Беларуси способна защитить максимум 30 км фронта) и захватит основные административные центры государства, не дожидаясь мобилизации резервистов. В случае военного противостояния с РФ полный захват государства произойдет менее чем за двое суток, военная машина России способна действовать почти мгновенно, а в случае с Беларусью — даже без времени на подготовку к конфликту.

Есть у Беларуси еще и внутренние войска, численностью до 13 тыс. человек, но у них опять же нет тяжелого вооружения. Даже 500 тыс. сотрудников МВД не смогут изменить военный баланс: эта масса способна только выбивать явки с повинной, что не работает в войне против современной армии.

ВИРТУАЛЬНЫЙ ЗОНТИК ПВО

Помимо сухопутных войск, делающих основную работу по обороне страны на земле, есть у Беларуси еще и войска ВВС и ПВО, опозорившиеся 4 июля 2012 года во время так называемого «плюшевого десанта». Два гражданина Швеции на легкомоторном самолете Jodel смогли проникнуть в воздушное пространство Беларуси и сбросили над Минском сотни плюшевых игрушек с надписями, осуждающими цензуру и репрессии. Высота и траектория полета этого самолета была очень похожа на таковые у крылатых ракет — американского «Томагавк» или российского «Калибр». Для белорусского ПВО они остались незамеченными.

Эти события произошли до вхождения ПВО Беларуси в единую систему ПВО Российской Федерации, которая существенно усилила возможности противовоздушной обороны Беларуси как за счет поставок вооружений, так и за счет внедрения современной системы управления, объединившей все средства ПВО в единую сеть.

В настоящее время ВВС и ПВО Беларуси располагают двадцатью дивизионами ЗРК С-300 всех модификаций и четырьмя дивизионами С-300В, имеющими некоторые противоракетные возможности. С учетом того, что в одном дивизионе обычно находится 32 ракеты, готовых к пуску, то общее количество ракет, стоящих на боевом дежурстве, превышает 640 штук. В дополнение к относительно современным С-300 среднего радиуса действия белорусские ПВО получили от РФ 17 ЗРК «Тор-М2Э» малого радиуса действия.

Назначение «Тор-М2Э» состоит в защите от высокоточного оружия, попросту говоря, он способен сбивать управляемые ракеты, бомбы и беспилотники. Количество поставленных «Торов» приблизительно соответствует количеству дивизионов С-300, находящихся на боевом дежурстве ВВС и ПВО Беларуси, то есть один «Тор» прикрывает радиолокатор подсвета и наведения и пункт управления одного дивизиона. Такая комбинация является стандартной для ВКС РФ и способна обеспечивать боевую устойчивость при построении эшелонированной обороны. Есть у вооруженных сил еще некоторое количество ЗРК «Бук» — четыре дивизиона и шесть дивизионов ЗРК «Оса», но они относятся к ПВО Сухопутных войск и морально устарели, что показал последний конфликт в Нагорном Карабахе.

Боевой состав авиации также значительно сократился со времен СССР. Все истребители Су-27 выведены в резерв из-за исчерпания ресурса. Рабочей лошадкой ВВС Беларуси остаются истребители Миг-29 — в количестве 34 единиц, это два авиаполка. Некоторая часть самолетов прошла модернизацию до уровня Миг-29БМ, модернизировать весь парк самолетов не позволили финансовые ограничения.

Начиная с 2019 года в ВВС начали поступать современные российские истребители Су-30СМ, их количество оценивается в 8 единиц при 12 заказанных. Штурмовая авиация, оказывающая непосредственную поддержку войскам, представлена 22 штурмовиками Су-25 (20 на хранении), шестью вертолетами Ми-24 и двенадцатью учебно-боевыми Як-130.

Для мирного времени мирной страны такой состав ВВС является вполне достаточным, но в условиях напряженных отношений с соседями и нахождения Беларуси посреди противостояния Востока и Запада — этого явно недостаточно. В случае действий против ближайших стран блока НАТО, которые очень любят бомбить своих оппонентов высокоточным оружием, белорусские ВВС и ПВО, воссозданные при помощи РФ, выглядят достойно и способны причинить неприятелю, тем же полякам, существенные потери. А вот в случае противостояния с РФ белорусская ПВО как единая система просто выйдет из строя. Ведь ПВО Беларуси интегрировано в ПВО РФ. В случае начала конфликта с восточным соседом система управления ПВО может быть просто заблокирована, что превратит ПВО в кучу разрозненных неуправляемых элементов, не способных обмениваться информацией и обреченных на планомерное уничтожение качественно превосходящим противником.

ЛУКАВЫЕ БАТАЛЬОНЫ

Лукашенко как бывший директор колхоза, ничего не понимающий в военном строительстве, но хорошо умеющий считать колхозную кассу, придумал собственное оборонное ноу-хау. Белорусская армия, финансируемая на уровне 1% ВВП страны, с бюджетом в $680 млн по уровню выделяемых на нее средств может конкурировать только с Латвией и Эстонией. Оборонный бюджет Литвы составляет уже $1,2 млрд. Наверное, поэтому Лукашенко, страдающий природной жадностью, решил переложить бремя обороны страны с государства на его народ в прямом смысле. Колхозный «гений» последнего диктатора Европы родил в своем сознании виртуального монстра – Войска территориальной обороны Республики Беларусь, численность которых аж 120 тыс. человек! В их обязанности входит защита объектов, обеспечение мобилизации резервистов, диверсии, партизанская война и все то, чем должна заниматься армия здорового человека. Официально войска территориальной обороны комплектуются из жильцов административно-территориальных единиц, способных к военной службе. Руководство войсками осуществляется местными облисполкомами. Но на самом деле в них набирают всех подряд: колхозников, рабочих с государственных заводов и фабрик, которым вешают участие в «партизанах», в принудительном порядке.

По логике Лукашенко, масса «добровольцев» в случае войны должна будет в едином порыве встать на защиту государства.

Существующие только на бумаге, войска Территориальной обороны являются классическим бумажным тигром и просто тешат больное самолюбие Александра Григорьевича, психика которого не имеет обратной связи с реальностью. В случае начала масштабного конфликта в условиях Беларуси Территориальная оборона физически не сможет собраться в подразделения и даже не успеет получить стрелковое оружие. А сформированные подразделения рискуют повторить судьбу своих побратимов из Украины – превратиться в банды мародеров и алкоголиков, занимающихся террором и грабежом мирного населения. Некоторые из них даже могут под шумок обнести несколько богатых домов друзей режима.

Подводя краткие итоги под своим небольшим исследованием, коллектив «Бусла» пришел к выводу, что армия Беларуси в сложившихся военно-политических условиях — небоеспособна. Реформы, проведенные абсолютно некомпетентным Лукашенко, привели к созданию военной организации, в принципе не способной решать возложенные на нее задачи. Наполеон Бонапарт, будучи более успешным диктатором, чем сельский житель Лукашенко, как-то сказал: «Народ, который не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую». В наше время это выражение не потеряло своей актуальности.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».