24 октября 2021, воскресенье, 20:55
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Человек затемпературил, пару дней — и у него пневмония с 45% поражения легких»

21
«Человек затемпературил, пару дней — и у него пневмония с 45% поражения легких»
Фото: ТАСС

Белорусские медики рассказали о COVID-19 то, что скрывает Минздрав.

Стационары переполнены, люди лежат в коридорах, на одну минскую больницу приходится до 10-15 смертей от коронавируса в день. Практически все попадающие в клиники непривиты, и эпидемия только набирает обороты.

Рассказы медиков, работающих на переднем крае борьбы с ковидом, приводит сайт «БП».

Сами врачи подчеркивают, что ситуация везде примерно одинаково плохая.

«У людей психозы на фоне заболевания»

Александра (имя изменено), фельдшер скорой помощи в одном из районов Минской области:

«Больных много. В городе, кроме инфекционной больницы, которая и была под ковид, есть еще две: одну уже закрыли под ковид полностью, во второй — несколько отделений. Мест часто не хватает. Очень часто люди выписываются из больницы из чистых отделений, а через несколько дней у них обнаруживается коронавирус.

Медики устали, у нас и не было перерыва, по сути. Но медперсонал старается, берут подработки, перекрывают ставки. Не могу сказать точно, большая ли нехватка людей, но точно знаю, что все работают больше, чем на ставку. Медсестры тоже болеют, и дети у медиков болеют, а больничные листы никто не отменял.

По ощущениям, эта волна мощнее, чем прошлые. Очень быстро начинаются осложнения.

Человек затемпературил, пару дней — и у него пневмония с 45% поражения егких. Плюс очень часто у людей возникают психозы на фоне заболевания. Много вызовов таких, ты приезжаешь к больному ковидом и понимаешь, что у него и психика страдает. Страх смерти, паника, повышение давления, нарушения сна, депрессия — проявления разные.

Несколько раз выезжали на вызовы к людям после прививки “Спутником”: жаловались на слабость, температуру, кашель. Среди тех, кто заболел ковидом, вакцинированные бывают, но мы сталкиваемся с теми, у кого тяжесть не больше средней, по тяжелым не могу сказать.

Что касается умерших, я не знаю цифр. Говорят, что умирает в районе много, но об этом не особо распространяются».

«Вместо трех врачей на подстанции бывает один»

Николай (имя изменено), врач скорой помощи, Минск:

«Я не очень знаю ситуацию внутри больниц. Но знаю, что есть очереди в приемных отделениях, куда мы привозим людей, знаю, что бывало, люди сидели по 5 часов и уходили, не дождавшись осмотра. Так что, наверное, есть проблемы с местами.

Конкретно у нас на скорой персонал ситуацию переносит нормально. Да, в последний месяц стало больше выездов, больше больных с температурой. Но осенью-зимой всегда подъем.

Конечно, персонал болеет, не все бригады закрываются сотрудниками, бывает, вместо трех врачей на подстанции работает только один. Так же было год назад во время второй волны.

У меня у самого недавно был ковид, второй раз за год, и опять почти бессимптомный, только пару дней горло поболело и температура около 37, сейчас даже запахи не пропадали. Весной я прививался китайской вакциной».

«У нас в реанимации вакцинированных пациентов не было вообще»

Екатерина (имя изменено), анестезиолог-реаниматолог одной из минских больниц, частично перепрофилированных под ковид:

«Сейчас пошел подъем заболеваемости, и не только по реанимациям можно судить, но и по терапевтическим отделениям. Вот пару дней назад было такое, что отделения перегружены, а люди лежат в коридоре, где нет кислорода. Потом уже пытались как-то это решать, кто постабильнее — выписывали. По местам все очень плотно, у нас в больнице не больше одного-двух свободных мест в сутки.

В реанимации у нас сегодня людей почти в 2,5 раза больше, чем коек. Они на дополнительных койках. Например, положено, чтобы в палате было три человека — их там четыре, где положено один — там два. Плюс в операционных сейчас не оперируют людей, они переоборудованы под палаты реанимации.

— Удается людям оказывать нужную помощь в таких условиях?

— Конечно же, нет. Стараемся изо всех сил, но физически бывает сложно. Вот вы спрашивали, хватает ли медперсонала. В принципе, мы работаем по протоколам, как положено. Например, один врач-реаниматолог занимается шестью больными, одна медсестра в реанимации должна заниматься тремя — и оно примерно так и есть. Но с учетом того, какие они тяжелые… Бывает и по восемь больных, бывает еще больше, но даже если их шесть — одному физически очень тяжело за ними уследить. Потому что у них состояние может меняться каждые пять минут. И медсестрам тяжело. Если у врача есть какое-то свободное время и он может выйти из зоны, то медсестры находятся круглосуточно в реанимации.

Бывает такое, что препараты заканчиваются, расходники разные для аппаратов. Элементарное: системы для капельниц, катетеры… Не самой первой необходимости вещи, но, например, больному нужны какие-то антибиотики получше — их нужно заказывать, это время, а они нужны здесь и сейчас. Такое, к сожалению, в последнее время бывает. Так же и аппараты ИВЛ, которые нон-стопом работают уже полтора года. Они имеют свойство ломаться, причем в самый неподходящий момент.

Если сравнивать с предыдущими волнами, то клинические проявления болезни, по сути, те же самые. Но заметно, что пациенты очень сильно помолодели. Если в первую волну это были люди 70-80 лет, во вторую волну это 60+, то сейчас очень много молодых, которым 40-50 лет. Это именно среди тяжелых. Вообще болеют всех возрастов, но то, что я могу судить по реанимации, из тех, кто в тяжелом состоянии, сейчас очень много именно молодых.

Умирают люди в разные дни по-разному. Может быть за сутки и ни одного, а может быть и пять-шесть человек. В среднем умирает 2-3 человека в сутки у нас в больнице.

Что касается вакцинированных, то они тоже болеют, но очень редко. У меня знакомые, родственники прививались, некоторые болели, но в легкой форме. А чтобы до больницы или реанимации доходило дело — там вакцинированных встретишь крайне редко.

— У вас в реанимации были вакцинированные пациенты?

— Нет, у нас не было вообще.

— А как ваши пациенты относятся к вакцинации, жалеют, что не привились?

— Все по-разному, большинство не понимают, что это могло бы их спасти. Считают, что раз после прививки можно заболеть, то она неэффективна. Был мужчина, который говорил: вот нас, мол, на работе коллега заразил, а он привитый был. Но по факту — тот привитый сейчас жив и здоров, а этот лежит на ИВЛ».

«Тенденции к выходу на плато пока нет. Только набираем обороты»

Татьяна (имя изменено), дежурный терапевт одной из минских больниц:

«Наша больница сейчас почти полностью ковидная, недавно еще несколько отделений отдали под коронавирус, чистых почти не осталось. Количество поступлений растет последние несколько недель. За сутки в приемнике проходит не меньше 130-150 человек. Всего в больнице более 800 ковидных пациентов. Мест не хватает. Уже бывало, что госпитализировали на кушетки в коридор, соответственно, кислорода для них нет. И потом следующие несколько часов крутим их в пределах отделения, меняем местами — кому кислород нужнее. Тех, кто может без кислорода лечиться, выписываем домой — конечно, если там нет иных жизнеугрожающих ситуаций.

В реанимации вообще постоянно нет мест, проблема с медсестрами. Стоят приставные каталки с пациентами, благо аппараты позволяют так делать. Но это сразу повышенная нагрузка на врача. Многие пациенты, которые согласно приказу Минздрава, да и по тяжести состояния должны находиться в отделении интенсивной терапии, лечатся в обычном отделении. А ты бегаешь к ним, ворочаешь на живот, думаешь, как дать больше кислорода.

Отличие от прошлых волн — пациентов много, пациенты тяжелые, течение болезни быстрое, много молодежи. За сутки в больнице умирает стандартно от 10 до 15 человек. И еще в отделениях регулярно сборы на похороны: умирают родители, супруги работников.

Процент вакцинированных пациентов вычленить сложно, из всех лежащих, может, максимум 10-20%. Но они болеют гораздо легче, а в реанимацию приезжают единицы. Как правило, это те, кто только сделал первый компонент прививки и умудрился заболеть.

Врачей и медсестер в целом пока хватает, но у нас нет никого, кто работал бы на ставку. Но мы справляемся. Бывают перебои по препаратам, но в течение недели-двух аптека пополняется. Сейчас временно нет защитных костюмов, и мы постоянно кварцуем свои.

Все врачи пребывают в стрессе, потому что мы не знаем, когда это закончится… Тенденции к выходу на плато пока нет. Только набираем обороты. И еще коллеги из поликлиник знатно вставляют палки в колеса: отговаривают пациентов от вакцинации, аргументируя тем, что у них много хронических заболеваний. В итоге имеем то, что имеем.

Это война. В магазине дергаешься, когда люди к тебе подходят с маской на подбородке. Хочется дать по морде со словами “надень ты маску нормально!”. Едешь в машине, все вокруг спокойно, гуляешь — кайф, ничего нет… А придешь на работу — война. Как будто это все не с нами, как будто это фильм ужасов».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».