26 сентября 2020, суббота, 19:02
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Объявили благодарность и не продлили контракт»

5
«Объявили благодарность и не продлили контракт»

Водители скорой требуют выплатить им «ковидные» деньги.

В руках — расчетники за последние месяцы. Разговор с водителями 6-й минской подстанции скорой помощи такой эмоциональный, что сразу непонятно, что же произошло. Но ясно одно: с Владимиром Сироткиным контракт не продлевают, заработной платой наши собеседники недовольны, а еще кто-то «выкрал» письмо на имя руководства, под которым подписались 54 водителя. Письмо вернули, а на подстанцию уже приехала проверка, водители уверены: это не последняя проверка, будут еще, пишет tut.by.

Водители Алексей Залевский, Виктор Губич и Владимир Сироткин (слева направо).
Фото: Катерина Борисевич

На 6-й подстанции скорой медицинской помощи пересменка. Одни сотрудники выходят из авто, другие — надевают форму и заступают на 12-часовую смену. Увидев, что коллеги общаются с журналистом, некоторые подходят, слушают, отпускают несколько реплик и уходят, другие молча слушают.

— Моя приятельница работает поваром в магазине, двое суток через двое, и получает 1200 рублей. А мы, водители, перевозим «ковидных» пациентов, заступаем в ночные смены, зарабатываем около тысячи, — рассказывает TUT.BY одна из сотрудниц подстанции.

К журналисту водители обратились сами, хотя говорят, у них «идет запугивание, началось давление» на тех, кто подписался под заявлением на имя директора КУП «Минсксанавтотранс» Анатолия Достанко и председателя первичной организации профсоюза предприятия Игоря Повидайко. Суть коллективного обращения такова: ссылаясь на указ президента от 16.04.2020 № 131 «О материальном стимулировании работников здравоохранения», водители просят выплатить ежемесячные надбавки. В указе говорится, что «иным работникам здравоохранения» в организациях (структурных подразделениях) скорой медицинской помощи организаций здравоохранения полагается надбавка за работу с «ковидными» пациентами в тысячу рублей.

— Эту тысячу рублей, про которую говорится в указе, никто из нас не получил. Если посчитать, с апреля по май каждому из нас должны по 4 тысячи рублей, — вводит в курс дела водитель Алексей Залевский.

Арифметика такая: к своей зарплате в тысячу рублей водители добавляют еще тысячу.

Владимир Сироткин показывает свой расчетник за июнь.
Фото: Катерина Борисевич

— Нам бросают косточку — по 150−200 рублей за «ковидных», — говорит кто-то из присутствующих, и мужчины тянутся за своими расчетниками.

В графе «надбавка за работу в инфекции» разные суммы: 157 рублей, 194, 300… Как насчитывались эти суммы, водители не знают, но предполагают, что руководство по навигации отслеживало, сколько раз машина скорой помощи приезжала на обработку дезсредствами.

— Иногда в день могли съездить на обработку 5−6 раз, — рассказывает Владимир Сироткин.

Претензии по дополнительным выплатам на 6-й подстанции только у водителей, фельдшеры и врачи получают суммы, предусмотренные указом № 131. Нюанс в том, что скорая помощь — это одна организация, а водители относятся к «Минсксанавтотранс».

— Нам говорят, мы должны молчать и не задавать вопросы, — наперебой водители начинают рассказывать, почему не смогли решить вопрос выплаты «ковидных» денег на месте. — Когда приезжает руководство и кто-то к нему обращается, сразу слышно: «Фамилия?» И уже психологически не хочется ничего спрашивать. На собраниях часто говорят: «У нас большая очередь за забором, если кому-то что-то не нравится, до свидания». Письмо написали, потому что уже достало, люди хотят свои законные деньги.

«Сказали, будут увольнять по порядку тех, кто подписался»

По словам Алексея Залевского, один из аргументов руководства, почему водители не получают дополнительные деньги — они не контактируют с больными.

— Как мы не контактируем? Носилки достаешь — уже контакт, помогаешь спустить неходячего больного — тоже. Если бы не контактировали, водители бы не болели COVID-19. Ну и вентиляция по всей машине, в кабине, где сидит водитель, есть щели. Мы же и защитные костюмы надеваем, в жару в них как в теплице, — объясняют водители.

Когда появилось коллективное заявление на имя руководства, из 75 сотрудников под ним подписались 54.

— Письмо три дня лежало на подстанции, человек мог подойти, почитать и при желании расписаться. В среду документ «выкрали», он пропал и оказался у нашего руководства. После того как сказал, что вызову милицию, коллективное заявление вернулось на подстанцию. Сказали, будут увольнять по порядку тех, кто подписался. Терять нам уже нечего, — говорит Алексей.

О том, что с ним не продлевают контракт, Владимир Сироткин узнал накануне. В «Минсксанавтотранс» работает четыре года, последний — на скорой помощи.

— Ни одного нарушения, ни одно залета не было! — кажется, Владимир до сих пор под впечатлением от новости, что скоро останется без работы. — Я был в числе первых подписавшихся под коллективным заявлением. Когда его отправили, в тот же день меня вызвал отдел кадров. Отработал ночную смену, приехал и узнал: с 31 августа со мной не продевают контракт, причину никто не объяснял.

— А до этого ему благодарность объявили! — кто-то эмоционально говорит в толпе.

— Это была устная благодарность перед коллективом за то, что дополнительно выходил работать с «ковидными», — улыбается Владимир. — Мне все на работе нравится, коллектив тут хороший, но хочется справедливости.

— Будем бороться за этого парня! — говорит один из водителей. — И за зарплату тоже.

Накануне на подстанцию приезжала проверка, проверяли топливо, и водители это связывают с заявлением. Мол, последний раз аналогичная проверка была зимой. По словам наших собеседников, им уже сообщили, что «проверки будут постоянно».

Под коллективным заявлением есть и подпись Виктора Губича. На подстанции никто не прячет свои расчетники, и, когда он показывает свой, коллеги удивляются:

— У тебя 278 часов! Ого!

Оказывается, ставка — 168 часов — столько, сколько отработал Виктор, по меркам коллег, что-то нереальное. За июнь Губичу насчитали 1400 рублей, из них 238 — это надбавка за работу в инфекции.

— Те, кто не подписался, говорят: «А смысл от того, что вы это делаете? Все равно ничего не добьетесь». Предположим, если мы добьемся выплат, деньги получат абсолютно все и будут радостные и счастливые. Вместо того, чтобы собраться всем коллективом, они боятся, — говорит Виктор Губич.

«Указ касается только бюджетных организаций»

Чтобы понять, почему так вышло, что одним на подстанции полностью оплачивают работу с «ковидными», а другим — нет, Алексей Залевский обратился за разъяснением в Минздрав и получил ответ из комитета по здравоохранению Мингорисполкома.

В ответе сказано, что указ № 131 распространяется на водителей бюджетных организаций здравоохранения.

«КУП „Минсксанавтотранс“ не является бюджетной организацией, и установление надбавок к зарплате водителей предприятия не регулируется указанным нормативным правовым актом. В то же время, водители предприятия выполняют те же функции, что и водители бюджетных организаций здравоохранения.

В целях дополнительного материального стимулирования водителей в рамках сложившейся эпидемиологической обстановки в стране, исходя из финансовых возможностей предприятия, руководством КУП „Минсксанавтотранс“ было принято решение о выплате дополнительной надбавки за работу во вредных условиях за счет прочих расходов по текущей деятельности предприятия. Кроме этого, для водителей с марта 2020 года на 6% увеличен размер месячной премии.

В целях сохранения кадров, недопущения социальной несправедливости, Комитет по здравоохранению Мингорисполкома направил в Министерство здравоохранения РБ ходатайство об оказании содействия в решении вопроса для осуществления дальнейших выплат водителям надбавок за работу в условиях, связанных с инфекцией COVID-19», — говорится в ответе комитета по здравоохранению.

Tut.by обратился за комментарием к директору КУП «Минсксанавтотранс» Анатолию Достанко, но он отказался обсуждать сложившуюся ситуацию и посоветовал обратиться в комитет по здравоохранению Мингорисполкома. Там подтвердили: указ касается только сотрудников бюджетных организаций.

— Например, в регионах скорые помощи входят в состав больниц и на них указ распространяется, а на минских — нет, — объясняют в комитете. — «Минсксанавтотранс» — это унитарное предприятие, там совершенно другая зарплата, ставка.

В комитете говорят, обсуждали этот вопрос с Минздравом, но там его адресовали в местные органы власти. А те в рамках закона никак не могут повлиять на ситуацию.

— Если водителям дать надбавку в таком размере, резко вырастет заработная плата, а для хозяйствующих субъектов должно соблюдаться соотношение между производительностью труда и заработной платой. Поэтому директор добавляет водителям по 300 рублей, больше не может по законодательству, — отмечают в комитете по здравоохранению.