6 августа 2020, четверг, 1:57
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Чиновники понимают, что Лукашенко – это тупик

17
Чиновники понимают, что Лукашенко – это тупик
БОРИС ЖЕЛИБА

В Беларуси не экономика, а финансовая пирамида.

Белорусская казна переживает не лучшие времена. За шесть месяцев этого года доходная часть республиканского бюджета потеряла 1,8 миллиард рублей. Большие ли это потери для казны? Ситуацию вокруг белорусского бюджета для сайта Сharter97.org прокомментировал доктор экономических наук, профессор Борис Желиба.

- Конечно же, это большие потери, счет идет на миллиарды. Всему виной — экономическая ситуация в стране.

Что наполняет бюджет? Первое — это налог на добавленную стоимость. У нас ВВП за полгода уменьшился на 9,7%. На втором месте обычно акцизы, но это нужно смотреть отдельно, что мы потеряли по ним. Как известно, акцизы у нас на алкоголь, табачные изделия и бензин.

По бензину, наверное, потери есть, потому что два месяца наши нефтеперерабатывающие заводы были на «голодном пайке». Нефти было недостаточно.

Большие потери по внешнеэкономической деятельности. Таможенные пошлины, экспортные и импортные, также поступают в бюджет. Статистика нам говорит, что экспорт упал с начала года на 20%, импорт тоже упал.

Все в совокупности, учитывая еще общий коронакризис, привело к тому, что мы не досчитались 1,8 млрд рублей. Наш бюджет оказался дефицитным и правительство думает, чем закрыть эту прореху.

На эти цели пойдут накопленные в предыдущие годы заначки, которые обычно шли на рефинансирование наших государственных долгов. Министерству финансов надо думать, как нам рефинансировать госдолг и внешний, и внутренний, и в этом году, и в следующем.

- Адекватны ли популистские меры, на которые идет государство в эту избирательную кампанию?

- Если сложилась такая ситуация, то повышать зарплаты бюджетникам, повышать пенсии — противоестественно. Однако на выборы, как говорится, правительство бросает все, что только можно.

Подобные действия могут быть чреваты тем, что дефицит бюджета будет углубляться. Недоборы доходов также усугубятся на фоне незапланированно растущих расходов. Власти будут искать способы, как покрыть растущий дефицит.

Естественно, основным источником будет внешнее заимствование, которое уже производится путем размещения облигаций на еврорынке. Такого характера займы будут и дальше.

Внутри страны Минфин также не будет отказываться от размещения своих облигаций, которые покупают банки и население. Придется опять-таки увеличивать государственный долг.

- Есть ли сегодня возможность для рефинансирования долга, если все предназначенные на это бюджетные деньги ушли на латание дыр?

- Как показал опыт размещения двух облигационных займов на еврорынке, найти покупателя не проблема. Это зарубежные банки. Однако эти два займа обошлись нам очень дорогими процентами — более 6% годовых. Это очень дорого. Стандартный процент на еврорынке — максимум 3% годовых.

Поскольку у нас низкий финансовый рейтинг, если наши облигации покупают, то для нас это обходится втридорога.

- Почему мы все эти 26 лет живем в долг?

- У нас не экономика, а финансовая пирамида. Если мы ежегодно три четверти долга рефинансируем, то есть берем новые кредиты, чтобы отдать старые, то из этой пирамиды крайне трудно выйти. У нас не только не стабилизируется госдолг, он продолжает расти. Если не растет внешний долг, то растет внутренний.

Выход из этой ловушки один — более эффективная экономика, которую на сегодня мы не имеем.

- Есть ли понимание среди чиновников высшего эшелона, что модель, которую предложил Лукашенко, завела страну в тупик?

- Думаю, что есть. Как говорится, не высшие чиновники командуют, они только исполняют приказы. Они, безусловно, все видят и понимают.

- Были ли в мире примеры, когда страны вырывались из подобной долговой кабалы?

- Безусловно. Скажем, Россия рассчиталась по своим бывшим советским долгам, но в основном за счет экспорта нефти и газа. Когда-то Мексика была вся в долгах. Опять-таки, открытое месторождение нефти в Мексиканском заливе помогло выбраться из больших долгов. Наверное, лучший пример — Бразилия, которая подняла эффективность своей экономики. У нее также были большие долги, из которых она потихонечку выходила.

Есть и обратные примеры. Есть много стран, у которых госдолг превышает ВВП. Если это развитые экономики, то они справляются с таким долгом. Если же такие, как Беларусь, то они находятся в не очень выгодной ситуации. Например, такая небольшая страна, как Ливан, в марте месяце объявила официальный дефолт. Они отказались от выплат по своим облигациям, которые подошли к погашению. Насколько я помню, у Ливана госдолг составлял 160% ВВП. Это худший пример.

Беларусь могут спасти только структурные реформы.