2 июня 2020, вторник, 10:53
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

В Беларуси больше нет власти

87
В Беларуси больше нет власти
ИРИНА ХАЛИП

Министерства самоликвидировались.

Эй, а куда вы все делись? Пра-ви-тель-ство! Сне-гу-ро-чка! Тишина. Нет никого. Собственно, чего от них было ждать? Как только речь зашла о том, чтобы заняться серьезным делом, а не мелкими пакостями, - их тут же ветром сдуло.

Вы еще не заметили, в какой стране мы сейчас живем? У нас нет правительства. У нас нет власти. У нас нет даже диктатора – сбежал в женском платье, спрятался в домике и машет клюшкой, разгоняя привидений в мире собственных кошмаров. А в нашем реальном мире – все по-другому. Власть оставила белорусов разбираться с пандемией самостоятельно.

У нас есть профессиональные и героические врачи, которые лечили и будут лечить в любых, самых тяжких условиях – хоть в окопах. А министерства здравоохранения у нас нет – оно спряталось где-то под крыльцом того домика с клюшкой и там тихо умерло. Кто-нибудь может привести пример того, что министерство существует и действует? Спорим, никто? Потому что его нет. Есть врачи и есть больные – не только с коронавирусом, но и с язвой, аппендицитом, инфарктом. Всех лечат. И никто взаимодействие врачей и больных не регулирует и не контролирует. И, знаете, от этого даже как-то спокойнее.

В Беларуси есть потрясающе талантливые педагоги, любящие детей и свою профессию. А министерства образования – нет. Где оно, может, просто спряталось за швабру? Нет, не спряталось – самоуничтожилось. Нет министерства – зато есть учителя. Они сами берут на себя ответственность, не дожидаясь каких-то чиновничьих указаний. Сами разрешают родителям не приводить детей в школы. Сами изучают онлайн-возможности для обучения и внедряют их без всяких курсов повышения квалификации. Сами увеличивают себе рабочий день, рассылая задания и часто занимаясь с каждым учеником отдельно. Сами объясняются с администрацией и игнорируют министерство, тем более что его все равно уже не существует в природе – разве что в зарплатных ведомостях.

Всевозможных промышленных и торговых министерств даже след простыл, как только речь зашла об обеспечении врачей масками, комбинезонами, очками, респираторами и прочими средствами защиты. Думаете, какой-нибудь производящий пыль завод перепрофилировали для производства средств защиты? Думаете, закупать недостающее стали? О чем вы – у нас же нет правительства, так откуда взяться чиновникам, которые предпринимали бы хоть что-нибудь? Добровольцы шьют маски, спонсоры-волонтеры за свой счет покупают недостающее и развозят по больницам. Самоликвидировавшиеся министерства лежат в коме.

А может, у нас министерство обороны есть? Оно, наверное, уже с ног сбилось, рассылая призывникам телеграммы о переносе весеннего призыва. Ничего подобного: ходят призывники по медкомиссиям, обрастают контактами первого и второго уровня, а потом несут домой, к родителям и бабушкам с дедушками. А министерства давно нет – военные чиновники уехали в леса в войнушку играть.

Можно продолжать до бесконечности. Вот, к примеру, у нас есть МВД? Конечно, нет. Отдельные милиционеры еще бродят по городу, но они ничего не знают. Им даже не говорят, почему нельзя ездить в Витебскую область. А гаишники сейчас останавливают машины не столько для проверки документов, сколько для того, чтобы задать вопрос: «А вам что-нибудь известно? А то мы ничего не знаем…»

Может, вы слышали что-нибудь о существовании и деятельности каких-нибудь исполкомов, секретариатов, комитетов? А может, «палатка» вдруг ожила и вместо трупов наполнилась живыми людьми? Или ОАЦ с совбезом решили, что они живые, и встали плечом к плечу с белорусами? Вряд ли. Никого не осталось, кроме нас.

Но мы-то, кстати, без них отлично справляемся. Судите сами: народ остается без правительства в ситуации мировой пандемии. Никто ему не поможет, и народ начинает помогать себе сам. Каждый белорус отвечает за свой участок работы: купить всей семье антисептик, оставить пожилых родственников дома, соблюдать дистанцию на улице, не пускать детей в школу, принести продукты соседке-пенсионерке, купить маски для врачей ближайшей больницы, перевести сотрудников на удаленную работу или перейти самому, и даже приостановить бизнес и потерять деньги, потому что жизнь окружающих важнее. У каждого – своя часть страны, которую нужно спасать. И у нас получается. Без них. Потому что их уже не существует. Они самоликвидировались, как только наступил момент, когда нужно принимать решения и действовать. И оказалось, что они вообще никогда никому не были нужны.

Все эти годы мы жили в парадигме «нужно менять власть». Похоже, ситуация изменилась полностью. Власти нет. Ее уже не нужно менять. Ее придется просто взять – как только спасем страну от пандемии.

Ирина Халип, специально для Charter97.org