20 января 2021, среда, 16:28
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Ночной десант на рубеже двора и дома

10
Ночной десант на рубеже двора и дома
Владимир Халип

Такие времена.

В этот день режиму позарез нужна была победа. Или хотя бы видимость ее. А иначе всей этой системе грозит коллапс. На карту поставлено все. Уже три месяца страна отражает атаки вооруженных карателей, нанятых для сохранения незаконной власти. Проигравший выборы объявил войну народу. Именно это недвусмысленное слово начальник одиозного режима, ничуть не смутившись, произнес перед своими приближенными. Последствий ждать долго не пришлось. Орда пошла в атаку. Но за три месяца неслыханного противостояния подавить сопротивление им не удалось.

А потому, во время очередной вылазки в минувшее воскресенье, карателям нужна была не просто акция устрашения, но непременно победа. Очевидная и неопровержимая. Тем более, что на горизонте уже обозначился возможный визит министра иностранных дел Лаврова. Тот просто так не приезжает. Это значит, Кремль снова проявляет нетерпение. И надо убедить недоверчивого визитера в том, что здесь почти стабильность. Протест сдувается. Такие слухи поползли в российской прессе. Вот бы их и поддержать чем-то почти реальным.

Было бы несправедливо утверждать, что все старания неугомонного режима безрезультатны и напрасны. На исходе той недели он побил все свои прежние рекорды. Общее число репрессированных достигло отметки в 30 тысяч. Уже некуда сажать. Но остановиться невозможно. А тут еще стало известно, что колонны протестующих соберутся в самом центре. Вот и отлично – там их всех и встретят. Похоже, накануне визита кремлевского контролера наступает тот самый перелом. Так кстати!

И вот уже оцеплена главная площадь, ржавеют на пустом проспекте гаражные ворота на колесах – нелепое изобретение местной карательной мысли. В засадах по дворам и тупикам рассредоточены ударные силы омоновцев и прочих мордоворотов. Однако вся эта спецоперация закончилась провалом. В назначенное время в центр никто не пришел. Оказалось, демонстранты изменили тактику. А сводки из подслушки – это для тупых.

Однако и каратели не лыком шиты. Разбились на мобильные группы и отряды и рванули в спальные районы. И вот уже самые расторопные из них выследили незаконные скопления непослушных граждан. Никаких предупреждений и переговоров. Дубинки в руки и – в атаку. Сейчас всех скрутят, разметут и упакуют в автозаки. Вот уже бегут. Как они бегут! Только почему-то совсем не те, кого атаковали. А именно те, кто пошел в атаку на безоружных граждан.

Бегут верзилы в полном боевом. Резво. Лихо. Звеня и подпрыгивая. Унося от греха подальше свои дурацкие дубинки. А те, кого они собирались рассеять, напугать, скрутить в бараний рог, еще кричат вослед, пытаясь их воспитывать: «Это наш двор!»

А на Каменной Горке колонну атаковали каратели в зеленом. Прямо под ноги посыпались свето-шумовые гранаты, затрещали выстрелы. Клубы дыма, грохот – прямо Аустерлиц или Ватерлоо. И снова вместо ошеломительной победы полный облом – люди не разбежались. Еще в дыму сомкнулись. И пошли на тех, кто попытался их рассеять. И самодовольное войско, не предполагавшее такого внезапного отпора, попятилось и поспешило укрыться в бусиках и автозаках.

Каратели и их разнообразное начальство понять пока не могут, что в сущности тут происходит. Возмущаются – да это же открытое сопротивление! Генералы от автозака и прочих служб системы уверены, что клоунская реприза о законах, которые соблюдать нужно не всегда, развязала им руки. И вся эта кромешная система будто сорвалась с цепи. Заставила страну вспомнить тридцать седьмой и годы оккупации.

Режимная бравада оказалась глупой, неуместной и преждевременной. Но эти люди слишком увлеклись. И неудивительно, что они просто проскочили точку невозврата. Мелкая шушера и прочие колхозные неудачники пришли ловить кайф и наслаждаться жизнью. Для такого безоглядного загула необходимо пространство и уверенность, что именно они тут «надолго и всерьез». А потому миллионы граждан, которые выразили на минувших выборах свою волю, и теперь уже три месяца выходят на улицы и площади, этой озлобленной властью были просто оттеснены на самый дальний край. На линию двора и дома. И эта промотавшаяся власть уверена, что народ будет все это терпеть. Даже немцы с первых попыток все тут подавить и усмирить, усвоили четко, что в партизанские зоны лучше не соваться. Себе дороже.

Каратели еще суетятся. Выходят внезапно, устраивают кордоны и засады. Попытались блокировать очередной марш пенсионеров. Рассечь колонну. Но почему-то им и это уже не удается. Прорывают оцепление бесстрашные дедушки и бабушки. И достигают цели. Конечно, это все еще не тот перелом, за которым начнется обратный отсчет и последние конвульсии этого безобразного режима. Еще скрипит и действует ржавый механизм. Судьи выслушивают подставных свидетелей и штампуют обвинительные приговоры. Лязгают тюремные засовы. И вроде бы все как всегда.

А где-то в стылых сумерках, вполне возможно, уже крадутся в чей-то двор внештатные мстители – дама, безмерно преданная своему эрзац-вождю и придворный хоккеист, приближенный к корыту. Цель все та же: спасти страну от красно-бело-красных ленточек и флагов. И хотя бы здесь одержать некое подобие победы. Задание до крайности опасное. На рубеже двора и дома случиться может всякое – партизанская зона. Но выхода другого уже нет. И неугомонный защитник потерянного кресла бросает в ночь последний свой резерв.

Шелестят на ветру окаянные ленточки. А в круге света под одиноким фонарем – бутылка «массандры», штопор и пластмассовый стаканчик. Значит, ждут. Ловушка. Один неверный шаг – и сфоткают, отправят в телеграмм-канал. А тут еще вдобавок дружный удаляющийся топот тревожит тишину. Это омоновская поддержка, вспомнив о чем-то своем, решила передислоцироваться в тыл, к бусикам поближе. И вот тогда стало понятно, как опасно задание и как катастрофически мала отчаянная группа – всего-то двое. В этот решающий момент был нужен позарез хотя бы третий. Тот самый.

Однако он был занят делом особой важности. Принимал министра обороны. Рассказывал ему, какое это бедствие, когда студенты учатся, вместо того, чтоб в армии служить. И что у нынешних мужиков вообще нет патриотизма. Генерал тяжело молчал, сопел и опасного собеседника хорошими новостями утешать не собирался. Уходя, он успел еще увидеть, как отставной козы барабанщик взял саперную лопату и пошел углублять свой бункер.

А что поделать – такие времена.

Владимир Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».