22 января 2020, среда, 19:20
Осталось совсем немного
Рубрики

Как в Барановичах делают самое стильное фанатское движение в Беларуси

Как в Барановичах делают самое стильное фанатское движение в Беларуси

Город с населением около 180 тысяч человек не мог не подарить Беларуси чего-нибудь интересного.

ФК «Барановичи» – второй среди существующих старейший клуб в Беларуси. Он был основан в 1945 году и за всю свою историю ни разу не выступал на высшем спортивном уровне. А в этом году вообще вылетел из второго дивизиона чемпионата Беларуси, заняв последнее место и добыв победу только в двух играх за сезон, пишет сайт телеканала «Белсат».

Однако город с населением около 180 тысяч человек не мог не подарить Беларуси чего-нибудь интересного. Выделяются «Барановичи» в первую очередь фанатской группой Goodfellas, которая делает без сомнения самую стильную поддержку своей команды в стране. Афиши к матчам и перформансы с отсылкой к шедеврам литературы и искусства – обычное дело для этих ребят. Они привнесли в белорусский футбол метамодерн еще до того, как вы услышали это слово от Славы КПСС. Просто посмотрите на некоторые из их произведений – это как раз то, чего не хватает отечественному футболу для улучшения имиджа.

Афиша матча против пинской «Волны»
Выезд в Лиду — по мотивам «Лидского бархатного»
Еще одна лидская классика
Для всех любителей Retrowave — стиль прямо из 1980-х
А это — для всех фанатов аниме
Выезд на поезде — классика во всех смыслах
И как же было не хайпануть на таком популярном фильме?
Угадаете, выезд в какой город рекламирует афиша?
Во время выезда в Новополоцк — совсем не близко от Барановичей

Как и для чего все это делается, журналисты побеседовали с лидером Goodfellas Максом Родригесом (именно под таким именем он известен в фанатской среде).

— Откуда у вас идеи для создания перфов, афиш и зинов? Что вдохновляет на такой дизайн?

— Из головы. Секрет прост: контекст + культурный бэкграунд. Афиши у нас в стране, да и не только у нас, – очень недооцененный формат. Как правило, коллеги по делу ограничиваются информацией о матче и коллаж в цветах клуба. Но остроумная или хотя бы просто нестандартная афиша лучше вирусится, привлекает новую аудиторию. Мы пришли к тому, что уже даже на ней не пишем информацию о матче – она ​​идет текстом, а картинка – для привлечения внимания. Это создает определенный имидж в сети, да и просто является относительно простым способом высказаться или подколоть оппонента.

Первоначально слоган фанов «Ливерпуля» давно стал культовым. Фото предоставлено belsat.eu

С перформансами ситуация похожая, только их не получается делать каждый матч, поэтому пару раз в год есть смысл заморочиться. Вообще если смотреть на это в более широком смысле, то перформанс (в контексте ультрас) может быть искусством. Если стрит-арт может, то почему бы и нет. Это вызывает эмоции у тех, кто участвует в перформансе, у тех кто его видит, и главное – это является искусством только в этот момент. Это нельзя продлить, это нельзя продать или хотя бы оценить. Что-то на стыке акционизма и изобразительного искусства. Но это только один из углов, с которого можно рассматривать это явление. Кому-то это может показаться слишком претенциозным, однако понимание того, что можно не ограничиваться стандартным набором штампов вроде Энди кэпа, бокала пива, ретро-мяча, значительно расширит представление.

— Сколько времени занимает процесс создания среднего перформанса? Сколько это стоит и сколько людей обычно участвует?

— В среднем неделю. После работы/учебы. Бывало даже по ночам. Причем сложность влияет только на темп, с которым перформанс создается. Как правило, одновременно участвует не более 5 человек, так как показывает практика, при большем количестве люди начинают мешать друг другу.

Мода пройдет — фанатство никогда.

— Ваша группа называется Goodfellas. Расскажи, почему именно такое название выбрали?

— С названием долго не могли определиться. Я большой поклонник фильмов о мафии, и больше групп с таким названием мы не знали. Ну и тематически нам это близко.

— Вы равняетесь на какую-то иностранную фанатскую сцену? Кто для тебя лично является самым крутым примером ультрас-группировки?

— Да равняться бессмысленно. Ведь как минимум из-за менталитета у нас никогда не будет, как в Италии или Германии. Хотя понятно, что касается понятий, то наш ориентир – Италия 80-х (период расцвета ультрас культуры). В разные периоды вдохновляли разные сцены и движения. Выделю ЛКС Лодзь – очень стильное движение с крутыми перформансами, мерчем, граффити, плюс ко всему приятные белорусскому сердцу бело-красно-белые цвета. «Динамо» Дрезден – супер-организованное массовое движение, классический пример немецкой сцены. «Сампдория» и «Аталанта» – это одни из немногих итальянских движений, которым удалось сохранить дух ультрас.

Отдельно можно выделить латиноамериканцев, хотя их ультрас нельзя назвать. Лично мне импонирует Сан-Лоренцо. В основном из-за цветов. То, что происходит там на трибунах, – это настоящее безумие. Кстати, это любимый клуб нынешнего Папы Римского.

Жизнь без надежды — борьба без конца

— Ваши перформансы и вообще любая продукция – очень нетипичны для Беларуси. Насколько люди в нашей стране и за рубежом способны оценить то, что вы делаете?

— Даже внутри движения не всегда все понимают, а вне его пределов – сложно оценить, тем более в других странах. Однако здесь может быть показателем того, что периодически о нас пишут популярные фанатские ресурсы, и недавно даже вышел материал в польском фан-зине ТМК +. С проблемой недопонимания столкнулись давно, и первое время это волновало. Но в итоге я пришел к тому, что лучше пусть нас будут понимать люди, близкие по духу, и видеть в этом кивок подельника.

— Что вообще движет тобой в фанатизме? Для чего все это?

— Наверное, каждый из нас задавал себе вопрос: а для чего я это делаю? Для команды? Для руководства, которому плевать на историю и имя клуба? Для игроков, которые забывают о матче, чуть превысив пределы поля, которым безразлично, есть ли вообще кто-то на стадионе? Может, для людей из движения? С нашей «текучкой» – это глупость. Редко кто остается более чем на 5 лет, да и едва ли найдется десяток людей, которыми ты там реально дорожишь. Вот и получается, что делаешь ты все для себя. И делаешь это потому, что тебе это нравится: нравится петь на трибуне, вверху в слэме после забитого гола, махать флагом, ехать на выезд, рисовать баннеры. Тебе нравятся эти моменты и свобода в них. Кто-то любит рыбалку, а кто-то предпочитает поездке на выезд. Конечно, это можно назвать одной из форм эскапизма, но всем нам нужно иметь какую-то отдушину. В любом случае, все что с происходит, имеет только тот смысл, которым мы его наделяем.

— Каково это – фанатеть за команду, которая ничего в истории значительно не выигрывала и в перспективе таких побед не видать? И что чувствуешь после сезона практически без побед?

— Да не хуже, чем, например, за БАТЭ. Многие думают, что ФК «Барановичи» недостоин любви: у него нет крупных титулов, он не участвует в еврокубках и вообще у нас вечные смутные времена. Для меня ФК «Барановичи» – это 74 года истории, второй по возрасту из ныне существующих клубов страны. Это 2 чемпионства во второй лиге. Да, достижение скромное, но, черт возьми, наше, и гордимся мы им не меньше, чем «Динамо»-Минск титулом 82 года.

Год практически без побед уже не первый. Конечно, это эмоционально очень изматывает. Не всегда просто найти мотивацию пойти на матч, где твоя команда практически гарантированно проиграет, и мотивации уже нет даже у футболистов. После таких периодов и победы воспринимаешь как нечто личное, к чему сам причастен. Это все равно моя команда, часть моей идентичности, как бы дерьмово она не играла. Как пел Элвис, «Не могу тебя не любить».

— «Жизнь без надежды, борьба без конца» – по моему мнению, это лучший перформанс в истории белорусского футбола, так как он отражает ситуацию в отечественном фанатизме уже много лет. Что лично для тебя и для фанатов вашего клуба значат эти слова? Какой смысл ты в них вкладываешь?

— Да, это можно считать нашим кредо. Мы болели за клуб, который ничего значительного за 74 года не выигрывал, и нет никаких видимых предпосылок, что это изменится. Мы живем по белорусским меркам в крупном промышленном городе, где буквально все основные предприятия переживают перманентный упадок, с нормальной работой в городе туго – многие уезжают в Минск или за границу. Да и для белорусов в целом этот лозунг актуален уже как минимум 3 века.

— Почему белорусскому фанатизму, да и вообще футболу, сейчас настолько плохо? У нас редко случается что-то интересное на трибунах. А в то же соседней Польше намного веселее околофутбольная атмосфера, хотя и уровень самой игры недалек от нашего. От чего зависит активность людей на стадионах и заинтересованность их футболом?

— Футбол у нас – не массовое явление. Безусловно, есть связь между посещаемостью стадиона в целом и величиной фан-сектора. Проблема нашего футбола очень типична для многих сфер жизни страны – люди занимают не свои места.

Почему, например нынешний глава Белорусского федерации футбола – бывший военком? Как он туда вообще попал? В клубах также работают родственники, друзья или просто удобные люди, и профессионалы там – редкое явление. Пока футбольные функционеры думают, что посещаемость зависит только от результата или абстрактного «качества футбола», ничего хорошего не будет.

Чарлз Буковски топил за «Барановичи»! Расшифровка: «Стиль. Стиль — вот ответ на все. Свежий подход к чему-то глупому или опасному. Лучше делать что-то глупое стильно, чем делать что-то опасное без стиля. Делать что-то опасное стильно — вот то, что я называю искусством. Бой быков — может быть искусством, бокс — может быть искусством, любовь — может быть искусством, открыть банку сардин — может быть искусством. Немного кто имеет стиль, немногие могут держаться стиля. Я видел собак, более стильных, чем люди, хотя не у многих собак есть стиль, а у кошек стиля хоть отбавляй ». Баранки — это стиль.

Наш футбол – сомнительное удовольствие. Впереди нет медийной шумихи, про наши клубы мало что известно, практически нет нормальных стадионов, адекватные активности в день матча есть в лучшем случае в трех клубов в стране. У людей в форме тоже не всегда есть понимание, что люди приходят на футбол отдохнуть.

Ну и проблема культуры боления тоже имеется. У нас ее нет, и это нужно культивировать. У людей даже нет банально лояльности к клубу. Чтобы ситуацию как-то исправить, клубам следует больше внимания уделять маркетингу и работе с болельщиками. Но этого ждать не приходится, мало кто из руководителей является болельщиком сам и понимает суть вопроса.