23 сентября 2019, понедельник, 10:56
Мы в одной лодке
Рубрики

Цена китайской дружбы: под ударом «БелДжи» и вредные заводы

20
Цена китайской дружбы: под ударом «БелДжи» и вредные заводы
Фото: Reuters

Часть кредитов приходится погашать государству.

Как развиваются отношения Беларуси и Китая? Ряд проектов столкнулся с серьезными проблемами, а погашать часть кредитов приходится государству. Проблемы и перспективы привлечения китайских инвестиций анализирует заведующая сектором инвестиционной политики Института экономики НАН Беларуси Екатерина Зайцева в статье, опубликованной в очередном номере «Банковского вестника», пишет tut.by.

Этапы большого пути

В июле 2013 года Беларусь и Китай заявляют об установлении между странами отношений всестороннего стратегического партнерства и присоединении Беларуси к инициативе «Один пояс — один путь». Для финансирования совместных проектов в 2014 году Беларуси открывают кредитные линии в размере более 14 млрд долларов.

В мае 2015-го глава КНР Си Цзиньпин заявляет о дополнительном кредитовании Беларуси в размере 7 млрд долларов. Минск отвечает директивой № 5 о развитии двусторонних отношений Беларуси с Китаем. В ней, в частности, планы по привлечению прямых инвестиций из Китая довели до облисполкомов. При этом три четверти китайских инвестиций в Беларусь в этот период приходится на кредиты и займы. Причем основной объем кредитных соглашений составляют открытые и неиспользованные межбанковские кредитные линии под гарантии правительства.

В 2016 году Китай предоставляет Беларуси технико-экономическую помощь в размере 230 млн долларов на развитие «Великого камня». 27 кредитных соглашений на 4 млрд долларов под инвестпроекты финансирует Эксимбанк Китая. Кроме того, помимо льготного кредитования, активно начинает развиваться коммерческое. В июне 2016 года Беларусбанк и Госбанк развития Китая заключают кредитное соглашение на 1,4 млрд долларов под строительство Нежинского ГОК.

В начале 2017 года Минск предлагает Пекину список из 20 ОАО для приватизации, среди которых — «Горизонт», «Витязь», «Могилевхимволокно», МТЗ, «Гомсельмаш» и другие. Начинается и активная работа по привлечению китайских компаний в АПК: Минсельхозпрод подписывает «дорожную карту» с китайскими корпорациями DRex Food Group и Xinrongji Holding Group, предусматривающую прямые инвестиции в АПК в размере 1 млрд долларов.

Поскольку число резидентов «Великого камня» растет вяло, а именно он должен стать «жемчужиной» Шелкового пути и местом концентрации высокотехнологичных инвестиций, — резидентам парка значительно расширяют перечень льгот, уменьшают требования к инвесторам. Указом закреплена стабилизационная оговорка для инвесторов, действующая сейчас только для резидентов и инвесторов парка, значительно упрощена процедура приобретения земельного участка, установлены льготные тарифы на энергоносители.

В итоге к концу 2017 года общее число резидентов в парке увеличилось практически в три раза до 23 компаний. Но, несмотря на заявленную экспортную ориентацию парка, сальдо внешней торговли остается отрицательным.

В регионах Беларуси к концу 2017 года завершен или реализуется ряд инвестпроектов с привлечением китайских прямых инвестиций. В Брестской области это ныне скандально известный достроенный, но не введенный в эксплуатацию аккумуляторный завод «Волат» ООО «АйПауэр». В Минской области — завод легковых автомобилей «БЕЛДЖИ», в Минске — производство бытовой техники на базе СООО «Мидеа-Горизонт» и другие.

Однако уровень поступления китайских прямых инвестиций на чистой основе в 2015- 2017 годах был значительно ниже уровня 2012 года, основной приток вложений был обеспечен за счет инвестирования в «Великий камень».

В 2017 году объем прямых иностранных инвестиций из Китая на чистой основе составил всего 38,8 млн долларов. В их структуре устойчиво доминируют долговые инструменты, их доля выросла с 49,3% в 2015 год до 71,2% в 2017-м.

Результат есть. Разный

Несмотря на значительный рост в 2010—2018 годах количества компаний с участием китайского капитала, их присутствие в белорусской экономике значительно ниже, чем организаций с инвестициями из России, Литвы, Кипра, Латвии, Польши, Германии, Украины, Великобритании и т.д., отмечает эксперт. Вклады в уставные фонды организаций с китайскими инвестициями в Беларуси в 2018 г. составили 277,4 млн долларов, это третье значение после России и Кипра. При этом поступление иностранных инвестиций в уставные фонды компаний с китайским капиталом на территории Беларуси увеличилось в 22,9 раза по сравнению с 2011 годом и составило рекордные 91,4 млн долларов.

По состоянию на конец 2018 года в реальном секторе экономики Беларуси накоплено 634,9 млн долларов китайских инвестиций, что в 16,6 раза больше уровня 2011 года, однако меньше уровня реального сектора экономики России (2,7 млрд долларов), Кипра (2,1 млрд долларов), Турции (794,1 млн долларов), Нидерландов (760,7 млн долларов), Великобритании (638 млн долларов). На конец 2018 года экспорт товаров и услуг организаций с китайским капиталом был на 47,1% больше уровня 2010 года, импорт — на 96,3%. То есть к началу 2019 года отрицательное внешнеторговое сальдо организаций с китайскими инвестициями увеличилось в 2 раза и составило 1,048 млрд долларов (импорт превысил экспорт более чем в 27 раз).

«Таким образом, китайские прямые инвестиции пока остаются ориентированы на внутренний рынок и в большей степени зависят от динамики платежеспособного спроса населения», — констатирует Екатерина Зайцева. При этом с учетом динамики развития Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень» и выхода на полную проектную мощность отдельных предприятий с китайскими инвестициями, отмечает эксперт, можно ожидать роста экспорта и улучшения внешнеторгового сальдо.

Представитель Института экономики обращает внимание на ряд возможных рисков, связанных с реализацией инвестпроектов с привлечением китайских инвестиций. Несколько проектов столкнулись с некачественным выполнением подрядных работ китайскими компаниями (это, в частности, завод по производству сульфатной беленой целлюлозы ОАО «Светлогорский ЦКК», комплекс по производству картона на Добрушской бумажной фабрике «Герой труда»).

Не дала ожидаемых результатов модернизация цементных производств: сроки запуска технологических линий неоднократно переносились, за это время на внутреннем рынке значительно упало потребление цемента, экспорт в Россию ограничен — предложение там опережает спрос. Финансовое состояние трех белорусских цементных заводов остается неустойчивым за счет высокой стоимости обслуживания кредитов и отсутствия требуемых рынков сбыта.

В перспективе, отмечено в статье, также могут возникнуть проблемы с реализацией продукции СЗАО «БЕЛДЖИ» и Нежинского ГОК. Помимо проблем с оборудованием, существуют риски, связанные с недостатком сырья (к примеру, модернизация Оршанского льнокомбината).

«Возникает множество вопросов не только к экономической составляющей, но и к экологической оценке реализуемых инвестиционных проектов (строительство ГЭС, ОАО „Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат“ и др.)», — отмечает эксперт.

Проблемой можно назвать и то, что средства привлекались в основном под гарантии правительства, а «зачастую возникают ситуации, когда обслуживание займов и их возврат осуществляется за счет бюджетных ресурсов: предприятия только уплачивают начисленные проценты по кредитам, а основная сумма долга реструктуризируется через бюджет». Эксперт института экономики НАН обращает внимание на необходимость перехода от связанного кредитования белорусской экономики к несвязанному, а также к непосредственному инвестированию, где китайская сторона может выступать как стратегическим партнером, так и портфельным инвестором. Но, несмотря на подготовку пилотных проектов приватизации ряда предприятий в 2017 году, этот механизм привлечения инвестиций остается практически незадействованным.

Неразвитый фондовый рынок не позволяет активно работать в Беларуси и китайским инвестфондам. «Инвестиционные фонды по своей природе вкладывают в предприятие, налаживают бизнес-процессы, выводят его на IPO. Таким образом, без конкретных механизмов и инструментов развития фондового рынка в Беларуси реализация совместных проектов через прямые инвестиции будет малоэффективной», — отмечено в статье.