23 сентября 2019, понедельник, 10:55
Мы в одной лодке
Рубрики

Запуск недостроенной БелАЭС: Лукашенко сбежит первым?

74
Запуск недостроенной БелАЭС: Лукашенко сбежит первым?

Что стало известно благодаря бунту рабочих в Островце.

На строительстве БелАЭС взбунтовались рабочие, которым несколько месяцев не выплачивали зарплату. 15 августа более 50 человек вышли на стихийный митинг на главную площадь Островца. Всего же от зарплатных махинаций в этом случае пострадало более 90 рабочих.

Волнения рабочих совпали с другими драматичными событиями. 13 августа умер работавший на строительстве БелАЭС рабочий-крановщик. Немного ранее, в июле, еще двое рабочих получили тяжелые травмы, упав с высоты.

8 августа на военном полигоне в Архангельской области России произошел взрыв секретного «изделия» (предположительного — ракеты на с ядерным двигателем), в результате которого погибли люди и произошло радиокативное заражение местности. Испытания на полигоне проводил тот самый концерн «Росатом», который строит АЭС в Островце.

Что на самом деле происходит на стройплощадке в БелАЭС и насколько опаснее стал этот «проект» в свете последних фактов?

На вопросы Charter97.org отвечает активист Объединенной гражданской партии из Островца Николай Уласевич.

- Как вы прокомментируете массовый бунт рабочих БелАЭС? Может вам известны еще какие-то подробности?

- Насчет подробностей — наверное, не смогу что-то добавить сверх того, что и так известно из СМИ. Сейчас руководство стройки очень тщательно засекречивает всю информацию.

Но дыма без огня не бывает. Если люди вышли вышли и требуют защитить свои права — то это, с одной стороны, хорошо. А во-вторых, то что людям там месяцами не платят, для меня стало откровением. Мы знали, что большинству там платили мало, но чтобы не заплатили совсем — я об этом узнал в первый раз.

После всех ЧП, что случались при строительстве АЭС, начиная с падения реактора (о чем я в свое время сообщил), они очень засекретили информацию обо всем, что происходит на стройплощадке. Факт бунта рабочих удовлетворяет меня в том смысле, что неблагополучие, которое имеет место на этой стройке, и шлейф происшествий подтверждают: говорить о запуске АЭС — преждевременно. И надо все делать для того, чтобы эта стройка никогда не закончилась и атомная станция никогда не была введена в эксплуатацию в Беларуси. Это моя позиция.

- Когда-то, в 2016 году, вы первым сообщили шокирующие цифры о том, что на строительстве БелАЭС погибло около 10 человек. Сколько человек погибло и пострадало, по вашим оценкам, на сегодняшний день?

- Вы знаете, сейчас не получится назвать какой-то конкретной и достоверной цифры. Когда я говорил о цифрах 2016 года, имелось в виду не только случаи непосредственно на строительной площадке: были инциденты и в быту, по месту проживания строителей, и так далее.

Поэтому у меня нет полной статистики. Но я не сомневаюсь, что там произошло гораздо больше ЧП, с различными вариантами исхода, увечьями или более трагическим финалом, чем мы знаем.

Но я не могу говорить об этом с конкретными и однозначными цифрами: для этого надо иметь очень достоверные источники. У меня достоверные источники — это то, что я слышу от строителей, но они, как правило, говорят на условиях анонимности.

- Взбунтовавшиеся рабочие рассказали, что их набирали по объявлению в России а потом, не заплатив, отправляют обратно. Что можно сказать о качестве выполняемых работ на БелАЭС, если ее строят такими методами?

- Я вам так скажу: у меня были личные разговоры с рабочими, в том числе и с россиянами. Например, меня подвозил российский шофер, мы с ним начали беседовать и я спросил: «Зачем вы сюда едете? Неужели в России невозможно заработать?».

Он ответил: «Да, у нас работы там нет. Не будь в России так тяжело, мы бы не поехали сюда».

Тот факт, что россияне сюда приезжают и при этом еще остаются без зарплаты, для меня удивительный и показательный одновременно. Эти люди, которые приехали за тридевять земель, которым обещали хорошие деньги, а потом «кинули», а они возмутились и вышли, показали хороший пример, в том числе и нашим рабочим.

То, что произошло с российскими рабочими, еще раз убеждает: никакой безопасности на этой АЭС быть не может, потому что люди там во многих случаях работают очень случайные.

Сейчас на станции происходит тестовое апробирование различных систем (так называемые прогоны). Так вот, рабочие рассказывают, что во время этих прогонов «свищет изо всех дыр и изо всех щелей». В ручном режиме та или иная система работает — а в автоматическом она уже не работает. Происходят сплошные сбои.

Так что БелАЭС еще абсолютно сырая и о ее запуске вообще речи не может быть.

- Рабочие, если им не выплатят зарплату, угрожают рассказать всю правду о нарушениях при строительстве БелАЭС. Как думаете, какие факты могут еще всплыть, если они исполнят свое обещание?

- Вы знаете, если бы я знал обо всех фактах, то я и сам бы их обнародовал.

То, что я знал, я уже сказал. Причем не только о падении корпуса реактора. Было еще возгорание за день до «выборов» в местные «советы»18 февраля 2018 года, когда сгорела щитовая. Они тогда «отмазались», сказав, что «сгорел кабель на наружной стене».

Глупости! Тогда полностью выгорела щитовая — а это большая комната с оборудованием аварийного отключения реактора. А это — очень серьезное происшествие.

То, что рабочие пригрозили раскрыть нарушения, подтверждает: эти нарушения при строительстве имеют место, и неблагополучие на строительстве АЭС процветает от самого начала по сегодняшний день.

Например, в самом начале стройки, когда они ложили дренажную бетонную отмостку, произошли трещины. А ведь начали стройку без того, чтобы провести полные изыскания на местности, без полной разработки проектно-сметной документации — начали строить все гораздо раньше.

Но ведь это же не коровник колхозный и не свинарник какой-то! Надо вначале проводить серьезные почвенные и геологические изыскания — а они сразу начали строить. Далее появились трещины в дренажной отмостке.

По ночам они вывозили строительный мусор, чтобы спрятать свои недоделки — завалили все карьеры в окрестностях.

Поэтому я еще раз скажу: строительство БелАЭС сопровождается шлейфом происшествий, шлейфом грубых нарушений и фактов, которые свидетельствуют: станция очень небезопасная и ее запускать ни в коем случае нельзя.

- В российском Северодвинске произошла ядерная авария во время испытаний, которые проводил «Росатом». Является ли это подтверждением того, что АЭС в Островце намного опаснее, чем принято было считать до этого времени?

- Разумеется. И с «Росатомом», и с космическими программами РФ постоянно происходят ЧП. Это все говорит о том, что российские технологии по определению не являются безопасными. А те случаи, которые произошли в считанные дни, говорят об одном: упаси Бог, если эту АЭС, сырую, до конца не отлаженную, запустят.

Я еще раз подчеркну: финны строят АЭС с 2005 года, и они до сих пор ее не закончили и неизвестно, когда закончат. Мы начали строить с 2009 (или с 2011, если официально) — и мы за 10 лет ее уже «построили»!

Нет, это очень и очень небезопасная, неготовая, сырая стройка. Упаси Бог, если она заработает.

- Лукашенко не раз заявлял о том, что при строительстве АЭС были сэкономлены «значительные деньги» (около 3 миллиардов долларов), а также о том, что она строится быстрее других АЭС и будет введена в эксплуатацию почти без отставаний от графика. Как вы оцениваете позицию руководства страны по строительству в Беларуси опасной АЭС?

- Это не тот случай, где надо экономить. Здесь надо бдить и, как говорится, перебдить.

Если они экономили, значит, что-то не доделали или сделали некачественно. Экономия здесь неуместна и упоминание о ней подтверждает: с БелАЭС все очень неблагополучно.

- В октябре на БелАЭС собираются завезти ядерное топливо. Вы создали петицию с призывом остановить пуск атомной станции. Почему важно это сделать это?

- Все то, о чем я уже сказал, есть основанием для того, чтобы не допустить запуска БелАЭС. Мы хотим еще раз этой петицией всколыхнуть общественное мнение в Беларуси, и не только в Беларуси. Чтобы люди посмотрели на эту проблему серьезно: ничем хорошим это строительство закончится не может.

Я в этом случае приведу такой мистический ряд (а мистика очень часто материализуется). Одна из первых крупных аварий произошла в Песнсильвании (США) на станции Три-Майл-Айленд, что означает в переводе «трехмильный остров». В 2011 году произошла авария на Фукусиме. Фукусима в переводе с японского означает «остров счастья». «Островец» — переводить не надо. Это все однокоренные слова, которые выстраиваются в мистический ряд.

Падение первого реактора… Второй ударили в Толочинском районе о столб… Это как будто предзнаменования свыше: ребята, не то вы делаете, остановитесь — это все ничем хорошим не закончится.

Это мистический ряд меня очень сильно настораживает. И в который раз хочу сказать: АЭС в Беларуси, если и запускать, то очень нескоро. Тут надо не 3, а еще 333 раза все перепроверить. А лучше и дешевле будет вообще ее не запускать. Потому там ничего хорошего сделано не было.

- Если на АЭС после запуска, не дай Бог, что-то произойдет — кто будет нести за это ответственность в первую очередь?

- Я вам скажу: тогда будет трудно найти виноватых. Хотя мы знаем главного виноватого. Он, конечно, первым сбежит отсюда, прихватив золотой запас страны. А ответим мы — все, кто живет в Беларуси.

Особенно те, кто живет рядом с АЭС. Я живу в 4-5 км от нее. Ответят миллионы белорусов, которые невинно пострадают.

А тех, кто продвигал БелАЭС, их годами не привлечешь потом к ответсвенности. Тем более, что некоторые из них уже ушли в мир иной. На днях умер мой однокурсник, географ, академик Александр Карабанов, который вначале подписал акт 1993 года о том, что Островецкая площадка неблагоприятна для строительства, но в конечном итоге приезжал сюда и пропагандировал идею АЭС.

Те, кто сюда это зло привлекал, не факт, что и ответят. Будем отвечать мы — своей жизнью, здоровьем, жизнью и здоровьем своих внуков и детей.