20 июля 2019, суббота, 20:03
Мы в одной лодке
Рубрики

Страна с большого бодуна

58
ИРИНА ХАЛИП

Не ходите на лукашенковские праздники.

Мы не успеваем похоронить мертвых и перевязать раненых, как на нас всей своей сусальной тяжестью наваливается очередной праздник. Легкое похмелье становится обычным состоянием среднестатистического белоруса. Матрешечно разрисованные лица тех, кто круглые сутки поет и пляшет на очередном празднике, перестают различать даже их родственники. Жители эпицентров праздников предпочитают эвакуировать семьи хотя бы в деревню, а сами учатся прятаться в бомбоубежища при первых звуках салютов.

Честно говоря, я думала, что они постесняются после трагедии в Минске 3 июля запузыривать очередной салют в Шкловском районе с гранд-попойкой и плясками под названием «Александрия собирает друзей». Думала, соберутся и побухают тихо, в беседке, на просторах Дроздов, не привлекая внимание публики и публику в целом. И снова ошиблась. Еще оставались в больницах раненые на салюте 3 июля, еще не похоронили жертву того «государственного праздника», а в двух сотнях километров от Минска уже снова гремели победные залпы, громко орали в микрофон диджеи, Лукашенко утирал рукавом непрошеную слезу и говорил, что ему «волнительно». Ему в тот момент было, оказывается, «волнительно» (такого слова вообще, кстати, не существует в русском языке, и всякий, кто учился хотя бы в средней школе, это знает). Не стыдно, не неудобно, не тяжело, не скверно. Ему – охренительно «волнительно».

И вновь гремели залпы, плясала дискотека, награждали областных передовиков агропромышленного комплекса, выставляли племенной скот, а приглашенные из России казаки в такт махали нагайками. О трагедии все забыли, как и о том, что здешние салюты могут быть смертельно опасными. Обитатели Дроздов веселились вместе со своим хозяином во все свои два прихлопа.

А Наталью Максимчук, погибшую 3 июля, в это самое время тихо похоронили. Поскольку все Дрозды веселились под Шкловом, на похороны пришли лишь парочка военных из министерства обороны и несколько исполкомовских чиновников. Трагедия 3 июля превратилась в ЧП районного масштаба.

Кстати, только в день похорон в СМИ прозвучала фамилия погибшей. До того три дня для властей она оставалась “женщиной 1955 года рождения”. И никто из этих бездарных чиновников не вспомнил, что одна из главных их обязанностей при любой трагедии – обнародовать список погибших, пусть даже из одной фамилии. Представьте, сколько в Минске женщин 1955 года рождения. А теперь представьте, сколько родственников, друзей, коллег этих женщин успели испугаться, услышав известие о гибели безымянной минчанки. Впрочем, ладно, я. кажется, слишком многого от чиновников требую – думать, например. Больше не буду.

Ну хорошо, одни отплясали, другие отплакали. Но и после похорон, после шкловской пьянки ничего не изменилось. Никто из Дроздов так и не выразил соболезнование семье Натальи Максимчук. Может, они просто очень заняты? За европейскими играми – сразу 3 июля, потом без перехода – шкловская агропопойка, а стоило ей закончиться – уже на следующий день “Славянский базар” открывать пора, Стаса Михайлова встречать с хлебом-солью. Когда жизнь – сплошной праздник, некогда думать о мертвых.

Но ведь Лукашенко хлебом не корми – дай только соболезнования кому-нибудь выразить. Не потому, что он жалостливый такой, а потому, что когда человек – мировой аутсайдер, то единственным легальным способом контактировать с миром становятся поздравления и соболезнования. Не может он взять и позвонить Трампу, к примеру. И приехать не может – не зовут, не принимают, гонят дрыном от ворот. Зато если вдруг какая стрельба или резня – можно послать телеграмму с соболезнованиями. Вроде как и с Трампом пообщался.

Если отмотать ленту новостей, можно действительно подумать, будто Лукашенко жалостлив. 5 июля, через два дня после кровавого салюта, он выразил соболезнования Путину и семьям пострадавших от наводнения в Иркутской области. 31 мая – президенту Кореи в связи с гибелью корейских туристов в Венгрии. 23 мая – правителю Малайзии по случаю смерти его отца. 7 мая – снова Путину в связи с крушением самолета в Шереметьево. 4 мая – генеральному секретарю компартии Вьетнама в связи со смертью его предшественника в возрасте 99 лет. 26 апреля – родным и близким Элины Быстрицкой. 25 апреля – герцогу Люксембургскому в связи со смертью отца. 22 апреля – лидеру Шри-Ланки после терактов. 18 апреля – президенту Германии в связи с крушением автобуса с туристами на Мадейре. 17 апреля – президенту Франции Макрону по случаю пожара в соборе Парижской Богоматери. И так практически каждый день. Поводов в мире хватает. В прошлом году он даже не поленился выразить соболезнования Валентине Матвиенко в связи со смертью ее мужа. Широкая душа, что и говорить. Скорби на всех хватает. Кроме белорусов.

Так неужели десятилетий не хватило, чтобы понять: для этой власти люди – пыль, мусор, биомасса? Погибла Наталья Максимчук – ну и ладно, зато какой богатый праздник получился! А следом – снова праздники, и так до самых «Дожинок». Убьется еще пара сотен на тех праздниках – ничего страшного, исполком поможет с похоронами. Народу пока хватает, да и бабы рожают исправно, так что незачем тратить время и деньги на технику безопасности и профессионалов.

Единственный способ не остаться этим мусором и не стать жертвой – это не ходить на лукашенковские праздники. Можно, конечно, на это возразить: а как же взрыв в метро? Не только на лукашенковских праздниках пакеты с соком и салютные заряды взрываются. Теоретически да. Каждый житель планеты, выходя из дома, рискует стать жертвой теракта, катастрофы или преступления. И даже оставаясь дома, все равно рискует. Но идти по собственному желанию на «праздники» вроде кровавого салюта 3 июля – то же самое, что добровольно строем шагать на скотобойню.

Ирина Халип, специально для Charter97.org