18 сентября 2019, среда, 21:34
Мы в одной лодке
Рубрики

Не надо делать людей крайними

39
Не надо делать людей крайними
Дмитрий Растаев

Люди не виноваты в том, что наше правительство так «гениально» провело деноминацию.

Культура обслуживания никогда не была сильной стороной нашей торговли. Известный с советских времен образ продавщицы-хабалки, в любую минуту готовой обхамить покупателя, к сожалению, актуален по сей день.

Правда, в крупных супермаркетах кассиров кое-как научили говорить покупателю «здравствуйте» и «спасибо», но не всем эта наука дается легко. Некоторые произносят это с такой натугой, цедят сквозь такие зубы, словно не «спасибо» говорят, а отдают девственность врагу.

Отдавать девственность сто раз на дню — задача не из простых, это понятно. Поэтому на всех этих здрасьте-спасибо-приходите-еще я никогда особо не заморачивался. Но вот чего я не могу понять и принять, так это хамства и бесцеремонности, явной или неявной.

Заглянул я на днях в один известный супермаркет за вечерними покупками. Сумма по чеку вышла 8 рублей 10 копеек. Кассирше я протянул червонец. «У вас не будет десяти копеек?» — поинтересовалась она.

Мелочь у меня в кармане была, я достал ее, поворошил, нашел гривенник и протянул его кассирше. «У вас там есть помельче монеты, насчитайте мне 10 копеек мелочью», — неожиданно сказала кассирша. Ну как сказала? Потребовала. Тоном, не терпящим возражения. Почти скомандовала.

Я, вообще-то, человек добрый. Если кто-то вежливо просит меня о каком-то одолжении я, скорее всего, это одолжение ему окажу. Но я также человек, обладающий чувством собственного достоинства, и когда со мной заговаривают в приказном или хамском тоне, начинаю напрягаться.

— Не буду я ничего считать, — ответил я. — Вы попросили 10 копеек, я вам дал 10 копеек.

— Давайте я сама сосчитаю, — не унималась продавщица и чуть ли не пальцами полезла в мои деньги.

А когда я рефлекторно отпрянул, выпучила глаза: «Вам что жалко? Мне мелочь нужна!» Причем произнесла это с таким выражением лица, будто это я виноват, что у нее с мелочью напряженка.

Я, естественно, ничего ей не дал считать, после чего на меня посмотрели так, словно я кому-то не дал водички в пустыне. Не то, чтобы меня это задело, но было неприятно. А в магазин я вообще-то хожу за продуктами, а не за неприятностями.

На базарах или в каких-нибудь мелких лавчонках такое частое бывает, когда продавец буквально руками лезет к тебе в кошелек. Но в супермаркетах ждешь совсем другого к себе отношения. А на деле, порой, получаешь все тот же базар.

И как-то хочется обратиться к руководителям наших торговых сетей, всех этих «Корон», «Еврооптов» и прочих «Копеечек». Вы же, наверняка, время от времени проводите среди сотрудников какие-то инструктажи. Так вдолбите уже им в головы, что деньги покупателя — это деньги покупателя.

Что при расчете он обязан лишь одно — предоставить сумму, не меньшую той, что указана в чеке. Все остальное — расплатиться карточкой или наличными, со сдачей или без сдачи — уже на его усмотрение. Продавец или кассир может лишь вежливо просить об одолжении, а никак не требовать, и тем более не совать нос в чужой кошелек.

Люди не виноваты в том, что наше правительство так «гениально» провело деноминацию, что торговцам теперь вечно не хватает мелочи — вот и не надо делать людей крайними.

Дмитрий Растаев, «Салiдарнасць»