20 августа 2019, вторник, 16:44
Мы в одной лодке
Рубрики

Андрей Санников: Лукашенко подписал себе приговор

18
Андрей Санников: Лукашенко подписал себе приговор

Народ ненавидит диктатора и способен самоорганизовываться.

8 - 9 июня в литовском городе Тракай прошел 7-ой Форум свободной России. Гость Форума, лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь», кандидат в президенты Беларуси в 2010 году и бывший политзаключенный Андрей Санников дал интервью Youtube-каналу Original TV.

Сайт Charter97.org публикует текстовую версию видеоинтервью:

- Расскажите, пожалуйста, каково сейчас вести оппозиционную и вообще политическую деятельность в Беларуси?

- Сложно, но возможно. Я сам не в Беларуси живу, а нахожусь в эмиграции в Польше. Вынужден был уехать, но продолжаю заниматься политикой. Являюсь членом Белорусского Национального Конгресса, возглавляю его международную комиссию, то есть уполномочен говорить от имени самой серьезной оппозиционной коалиции в Беларуси, чем и занимаюсь.

Стало намного сложнее в плане деятельности, потому что режим обнаглел. Поводом к этому послужило снятие санкций Евросоюзом. Причем, санкции были сняты в 2016-ом году без выполнения тех условий, которые сам же ЕС и ставил. Режим почувствовал безнаказанность и развязал репрессии. Они идут волнами и касаются сегодня не только оппозиции, но и бизнеса, менеджеров, директоров заводов - всего общества. Ведь репрессии это не только разгон демонстраций, но и отмена льгот, понижение зарплат, обложение налогами, декрет о «тунеядцах». Режим зажимает гайки и прикручивает крышку, но пар там уже достаточно серьезно кипит, как показал 2017-ый год.

«Марши нетунеядцев» два года назад были самыми массовыми выступлениями в Беларуси со времен перестройки. Они охватили 20 городов, показав отношение населения к режиму и Лукашенко.

В Беларуси сегодня есть понимание, что никаких надежд для страны, которые связаны с Лукашенко персонально и режимом - нет. Нужно искать выход. В сложившейся ситуации считаю, что оппозиция в Беларуси просто героическая. Особенно та, которая выходит на улицы. Люди делают это не потому, что хочется выходить на улицы, а потому, что это канал коммуникации. Когда нас лишили всех возможностей коммуницировать с чиновниками, правительством для того, чтобы поменять ситуацию, то они слышат голос улицы, голос протеста.

- Слышат?

- Слышат, пока по-своему. Зажимают гайки дальше. Удалось подавить протесты 2017-го года. Тогда они прекрасно услышали. Сегодня Лукашенко очевидно боится своих перевыборов и переназначений, Он не знает, что с этим делать. Плюс добавилось давление со стороны Москвы, но то, что через протесты он понимает свое положение внутри страны, в этом я не сомневаюсь.

- У многих складывается впечатление, что Лукашенко - сильный лидер. Мы видели, как он отчитывает руководителей колхозов. Показывает, что он - власть и умеет решать проблемы. Так ли это на самом деле?

- Нет, конечно. Странно слышать, что хамство и пренебрежительное отношение к людям считаются сильными качествами. Хамство остается хамством, колхозное хамство остается колхозным хамством, тоже и с пренебрежительным отношением к людям.

Это отнюдь не показатели силы, а слабости. Лукашенко слабый, боится любого проявления инакомыслия, любых выборов даже на местном уровне. Пытается контролировать все тысячи мест в сельсоветах и самых малочисленных административных единицах.

Он просто создал достаточно сильную репрессивную систему и держится только на насилии. При этом все больше и больше страдает экономика. Когда были совершенно дешевые нефть и газ, поступающие из России, то можно было говорить, что режим как-то держится благодаря тому, что выбил преференции у Кремля. Хотя это не экономика, а лавирование для сохранения режима.

Сегодня видно, что эта модель полностью исчерпала себя. Идет давление со стороны Кремля, который требует все больше и больше. Сейчас — всю Беларусь. К этому привел именно режим Лукашенко, который сегодня говорит: «Караул, спасайте меня, потому что Путин обижает». Это он завел страну в тупик. Надо из этого уходить. Если бы у него была хоть чуточка мужской силы, он пошел бы на переговоры с реальной оппозицией и организовал бы выборы, но Лукашенко — трус.

- Как вы думаете, возможно ли слияние Беларуси и России?

- Все возможно. Мы не говорим о слиянии РФ и Беларуси, а о слиянии двух преступных группировок или скорее про поглощение одной преступной группировкой, засевшей в Кремлей, другой. Это не имеет ничего общего к отношениям между государствами. Поэтому нужно сопротивляться, противостоять и не только мы в Беларуси и РФ, но и на Западе должны это понимать.

Крыму не противостояли, не сказали, что это никогда не будет признано — получили аннексию Крыма. Были какие-то робкие, смешные заявления, но надо было жестко сказать. Не санкциями грозить, а сказать, что просто не будет признан и будет то и то. Пока не вернете полуостров будет такая ситуация. Не было сказано накануне, потом стали говорить, а нужно действовать превентивно.

- Сегодня именно вы главный оппонент Лукашенко?

- Народ — главный оппонент Лукашенко сегодня. Если раньше был какой-то процент поддержки, например, когда случилась война в Украине, то немножко вырос его рейтинг. Людей всегда пугает война. Сегодня война уже не новость, к сожалению, люди привыкли, что гибнут украинцы. Зато экономика это всегда фактор №1, который влияет на отношение людей к власти.

Так вот, сегодня главный оппонент диктатора - народ. Как его не души, все равно будет прорыв. Мы смотрим, что в России сегодня происходит. Там примерно такая же ситуация. Прорывает в Екатеринбурге, протесты против мусорных свалок и так далее. Стоит отметить, там все-таки пространства побольше и маневры, наверное, побольше. У нас пока достаточно сильно зажато.

Тем не менее, белорусы выходят на протесты и идут за это в тюрьмы. Это настоящие герои. Люди выходят против богохульства Лукашенко, который поломал кресты в Куропатах. Я вот не представляю человека, даже абсолютно неверующего, отрицающего веру, который будет издеваться над символами какой-либо религии. А тут был прямой приказ Лукашенко снести кресты в Куропатах. Более сотни крестов было сломаны и выкорчеваны. Просто надругались над религиозными символами. Люди вышли их защищать и попали в тюрьму. Их немного, есть страх, но они - герои. Они показывают, что никогда не будет вольницы таким режимам на территории Беларуси.

- Какая была цель уничтожения крестов?

- Демонстрация силы. Вот в этом случае я не знаю, кто назовет Лукашенко сильным лидером. Это человек, который, по-моему, подписал себе где-то в высших сферах приговор этой своей акцией.

- То есть, народ поддерживает оппозицию...

- Народ ненавидит Лукашенко и способен самоорганизовываться. Подчеркну, протесты 2017-го года это показали. Белорусы ищут лидера. Одним из лидеров является Николай Статкевич, а также Светлана Алексиевич, которая сегодня все смелее высказывается. Раньше она опасалась и осторожно говорила о ситуации, а сегодня, наверное, все поняла. Я недавно с ней виделся и заметил эти перемены. Она поняла миссию единственного в нашей стране Нобелевского лауреата по литературе, а литература, наверное, сильнее влияет на людей, чем физика, химия и даже медицина.

Она достаточно уверенно сегодня говорит о том, что это зло в Беларуси неприемлемо. Она не из тех кто будет призывать, но Светлана Александровна стала давать довольно жесткую и точную оценку происходящему в Беларуси. Вот есть лидеры мнений, протестов. Думаю, что есть центры или ядра, вокруг которых народ будет собираться и которые будут служить альтернативными центрами власти.

- У Светланы Алексиевич есть политические амбиции?

- Нет. Я говорю по факту то, что происходит. Она поняла, что от нее ждут люди. Наверное, было бы интересно для меня, если бы у нее появились такие амбиции, но их нет.

Тем не менее, она стала попадать в нерв. Смотрите, сейчас появился потрясающий сериал «Чернобыль» американского канала НBО, который использовал истории из книги Алексиевич «Чернобыльская молитва». Книга не была так известна, но после Нобелевской премии пошла читаться по всему миру. Через нее воспринимают белорусскую трагедию. Не только чернобыльскую, но и лукашенковскую. Фильм, книга - это какие-то знаки того, что что-то у нас плохо, что-то угрожает жизни людей. Что-то надо с этим делать. Какие-то такие вещи происходят в нашем белорусском «хосписе».

- С кем вы еще общаетесь? Например, со Станиславом Шушкевичем общаетесь?

- Конечно. Станислав Станиславович поддержал меня в мою президентскую кампанию 2010 года. За это я ему благодарен. Он, кстати, на днях презентовал свою очень интересную книгу мемуаров.

- Станислав Шушкевич ведь в Беларуси сейчас живет?

- Да.

- Он так жестко критикует Лукашенко. Почему ему позволяют это делать? Он, так сказать, привилегированный класс или у вас такого нет?

- У Станислава Станиславовича, как у первого демократического главы независимой Беларуси, очень мощная репутация по всему миру. Но режим Лукашенко на всякий случай пытается его унизить. Например, ему была назначена унизительная пенсия. Были моменты, когда его предупреждали и он вынужден был уехать из страны. Со здоровьем у него тоже не все в порядке было, вроде, наладилось. Он активен и энергичен.

Думаю, Лукашенко просто не считает его опасным для себя, потому что ему однажды удалось организовать унизительную процедуру отстранения его от власти, а он подготовил «антикоррупционный доклад» в котором из-за смешных недоказанных фактов про ящик гвоздей Шушкевича отправили в отставку с должности председателя Верховного Совета. Это же люди с такой натурой: я его победил — он уже не соперник. Лукашенко своими колхозными приемчиками вместе с тогдашним Верховным Советом, с таким же большинством по натуре, как он сам, одержал, как Лукашенко считает, «победу» над Станиславом Шушкевичем.

- Лукашенко боится вас?

- Он боится народа. В общем-то в 2010 году у нас была самая сильная кампания. У Лукашенко просто не было бы шансов, если бы подсчитывались голоса. Кроме меня, было еще несколько сильных кандидатов: и Владимир Некляев, и Николaй Статкевич. Хочется сказать, что это была заметная и достаточно внятная альтернатива режиму Лукашенко.

- На какие темы вы общаетесь с Нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич?

- Знаете, она очень интересный собеседник. Ты приходишь к ней с какими-то вопросами и буквально через пару минут начинаешь отвечать уже на ее вопросы. Она так это умело делает. С неподдельным интересом и вниманием.

Часто спорим. Подчеркну, с ней очень интересно разговаривать. Хоть мы по многим вещам не сходимся, она способна давать совершенно неожиданные оценки и менять угол зрения. Мне всегда это интересно.

- B чем вы не сходитесь?

- Нет, не буду я критиковать Нобелевского лауреата.

- Почему?

- Не хочу. Я ее люблю. Не сходимся, наверное потому, что у меня свой опыт, а у нее свой. Она смотрит с точки зрения своих исследований «красного человека» достаточно пессимистично. Я же считаю, что есть шансы. Она не очень любит баррикады. Я же считаю, что на баррикадах должна быть передовая часть общества иначе все общество окажется в заключении. Без баррикад не обойтись. Причем я всегда отстаиваю ненасильственное сопротивление.

Вот такие какие-то вещи тактические. Алексиевич очень много боли пропустила через себя по всем своим книгам. Я удивляюсь что у нее сохраняется оптимизм. Говорит, что она писала о «красном человеке». Нет. Она писала о человеческой боли и страданиях.

Сейчас Светлана Александровна пытается написать книгу о любви. Я желаю ей успехов, потому что это для нее самой будет терапия. Ей нужна такая книга.

- Последний вопрос. В эмиграции вам дается влиять на ситуацию в Беларуси?

- Конечно. Я же говорю, что представляю БНК и вообщем-то участвую во многих мероприятиях и общаюсь со многими политиками. Естественно, со своими ребятами, которые в Польшу приезжают. Вообще в Польше много белорусов. Я уехал из Беларуси, но не из политики.

- Европейские, американские политики прислушиваются к вам?

- С трудом, потому что произошла война в Украине и оттянула серьезно внимание. Появились мошенники, которые продают режим Лукашенко. Тем не менее надо все время напоминать, что мы сами ответственны за поддержание своих принципов. В Украине, Беларуси люди сражаются за европейские ценности. Почему нет поддержки? Даже Украины, которая воюет с агрессором.

- Ваше жизненное кредо в двух словах?

- Я как-то не задумывался. Политическое кредо — свободная, независимая, демократическая Беларусь. Жизненное кредо — исторический оптимизм.