18 августа 2019, воскресенье, 17:21
Мы в одной лодке
Рубрики

Во всем виноваты лесники и марсиане

19
Во всем виноваты лесники и марсиане

Страну подстерегла невероятная опасность.

Вполне возможно, что когда-то именно так исчезла Атлантида. Всего лишь за минуту до той забытой катастрофы ее ответственные стражи еще беспечно созерцали лазурный окоем. Или обсуждали мелкие подробности казарменного быта. А величайшая беда уже стояла на пороге.

С того дня прошли века. Но по сути ничего не изменилось. Вот и 23 мая этого непростого года никто никаких происков судьбы не ожидал. Минчане шли куда-то по своим делам. Хныкали младенцы. Девицы щебетали. Хмурые омоновцы в боевом камуфляже уверенно шагали мимо всем известного «Макдональдса», чтобы на его углу занять свой беспокойный пост. Почему-то именно этот перекресток проспекта и улицы Ленина у властей всегда считался местом крайне подозрительным и даже опасным.

И точно – над правым углом универмага уже висела летающая тарелка. Обычная, с Марса. Прилетели бойкие ребята с совершенно мирной целью - установить контакт девятого порядка. Цивилизация, давно ушедшая в глубину своей некомфортабельной планеты, нуждалась остро в пиломатериалах.

Марсианские ученые, обработав немыслимый объем информации, дали точную наводку: монументальное сооружение коммерческого типа с загадочным названием ГУМ. Только в таких помпезных дворцах могут заключаться сделки на поставку межпланетного дефицита. Оставалось разве что установить контакт цивилизаций и узнать, возможен ли кредит. Опасались слегка, не встревожит ли случайных очевидцев внезапное появление чуждого объекта.

Однако граждан, поджидавших на остановке автобус, это не взволновало. Висит, значит, так и надо. Скорее всего, это какая-то замысловатая фиговина готовится к параду. А если что не так, начальство разберется. И бдительным стражам порядка на эту аномалию было попросту начхать. На всякие неопознанные объекты у нас есть КГБ. К тому же в подземный переход уже прошмыгнула какая-то бабушка с пучком укропа, с особым цинизмом выглядывающим из целлофанового пакета. А если эта шустрая старушка затеет вдруг коммерческую сделку в этом подземном переходе, тогда что?..

В тот самый миг на острие властной вертикали уже развертывалась непредсказуемая драма. И виноваты были в создании столь экстремальной ситуации все те, кого в кругах руководящих называли простодушно лесниками. Они вдруг подали на самый верх дерзкий до крайности рескрипт. Просили разрешить в порядке исключения продажу зарубежным покупателям скромной партии уже готовой древесины. Ни много, ни мало – 900 миллионов кубометров. Обычного, нахального, круглого бревна.

По вертикали прокатился нервный шорох: как же так?.. Еще не знает кто-то, что окаянное слово «древообработка» в наших условиях страшнее ржавой мины, затаившейся в глухой чащобе. Сколько руководящего народа безвременно покинуло чиновничьи ряды, увлекшись злополучным лесом-кругляком. Не зря же 1 января 2018 года вступил в полную силу высочайший указ, подписанный еще в 2016 году, о запрете экспорта круглых лесоматериалов.

И чем же ответили лесники на этот запрет? Да как обычно – лесоповалом. Они будто бы размахнулись, увлеклись, перевыполнили нормы. Вот и возникло в итоге это аномальное прошение и почти миллион кубов в сухом остатке. Лежат эти бревна. Дожди идут. Короед ликует – можно открывать на лесосеке бессрочный фестиваль «Тугое брюшко». Не пропадать же добру. Вот и возникла шальная идея – все продать. Досадный промах начисто забыть. И жизнь начать сначала.

Вызванные по поводу такого инцидента на высочайший ковер вице-премьер и главный контролер ничего хорошего не ждали. Бесцеремонного нарушения указов в этом кабинете не прощают. Вот и телекамеры тут включены, чтобы транслировать на всю страну очередной урок борьбы с нарушением жесточайшего порядка. С минуты на минуту грянет гром праведного гнева. Пронзительная молния испепелит всех виноватых. В том числе и злополучную тарелку, экипаж которой сразу должен был понять, что без санкции верховной власти такие вопросы не решаются.

Однако гром не грянул. Катастрофы не случилось. Просто зажурчал вдруг безмятежный ручеек вертикальной речи. С легким укором, но не более того. «Я бываю часто ( не только пролетаю – я сверху вижу, что происходит) в лесу, и как работают наши лесники. Ни по посадкам, ни вовремя спилить спелый лес, чтобы его переработать, ни дорог… В общем, мало порядка. Мы просто безалаберно относимся к этому дару природы. Это величайший дар! Я уже не говорю про экономику. Почти 40 процентов – это лес. Это хорошее сырье. А вы там навалили где-то леса, даже уже журналисты обнаружили, и не можете его переработать… Вы опять мне вносите предложение о продаже даже не пиловочника, а бревна».

Вот так – все то же окаянное бревно. А чего еще можно было ждать, если аппетиты безмерны, а в бюджете постыдная прореха. И никто из тех, кого сегодня он отчитывает, еще не забыл, что до свирепого запрета экспорт занимал, примерно, половину валютной выручки предприятий минлесхоза и составлял около 70 миллионов долларов ежегодно. Если учесть предстоящий парад, дожинки, европейские и всякие прочие игры, убытки по линии «Дружбы», палаточные и президентские выборы, и прочие расходы, нетрудно представить, что ожидает в ближайшем будущем этот замученный до крайности лес.

По информационным сайтам уже гуляет оптимистичный ролик. Редкий соснячок. Бойкая стайка соответствующего начальства в галстуках и касках. И во главе – правитель в простой рабочей робе. Он решительно берет у будто бы случайно подвернувшегося лесоруба бензопилу. И вот уже готов к отправке первый, старательно обработанный, хлыст. Такой вот скромный гимн лесоповалу.

Простые кадры. Ничего случайного. И в то же время – четкая программа нового этапа в развитии экономики нашей процветающей страны. Денег нет, амбиции растут. Костенеет, обретая уродливые формы, торговый конфликт с основным партнером и союзником. Нелепые прожекты накрылись медным тазом. Странный фокус с грязной нефтью принес многомиллионные убытки. А потому команда потерпевших крушение призрачных надежд решительно бросает в ненасытную топку последний резерв неудачников – лес-кругляк.

Большой прорыв отменен и не предвидится. Инвестиционный климат непредсказуем и непривлекателен. И даже простодушные инопланетяне, почувствовав неладное, предпочли удалиться по-английски. Им повезло. Ошибку в расчетах выявили быстро. Вовремя набрали необходимую космическую скорость. А власть с бревном на этот раз перехват не объявляла.

Ей нужны были только большие день. Желательно в твердой валюте. Много и сразу. А с наивных марсиан что взять?

Владимир Халип, специально для Charter97.org