15 октября 2019, вторник, 15:39
Мы в одной лодке
Рубрики

Три дня, перевернувшие Екатеринбург

8
Три дня, перевернувшие Екатеринбург

Пойдет ли дальше волна протеста?

После того как в Екатеринбурге застройщик обнес забором сквер у Театра драмы на берегу городского пруда, общественная дискуссия вокруг необходимости возведения на этом месте храма святой Екатерины вылилась в уличное противостояние. Забор был сломан горожанами, вступившимися за сквер, начались стычки с подчиненными застройщику титушками-спортсменами, идут полицейские задержания и административные наказания. В переговоры с активистами включился губернатор, а защита сквера определила линию конфликта: власти, местные олигархи и церковь — против активной части городского сообщества. Журналист The Insider Оксана Маклакова с места событий передает, как в Екатеринбурге прошли первые три дня протеста.

Понедельник. 13 мая. Драма у забора

Утром по дороге на работу возле театра Драмы люди увидели забор, вероломно установленный под покровом ночи. Весь день шла возмущенная переписка в соцсетях. В семь вечера около сквера начали собираться люди — много молодежи, но также и пожилые пары, мамы с детьми, пестрая публика, обычно гуляющая по набережной.

Сначала это напоминало гулянье: живая музыка, песни, стихи и частушки. Но вскоре гуляющие повалили забор и заполнили собой весь сквер. Повалив ограждение, все увидели загадочную палатку, которую в два ряда окружали бойцы Росгвардии. Как выяснилось позже, в палатке лежал первый камень храма Святой Екатерины для торжественной закладки. Горожане в лучших традициях «обнимашек» водили вокруг палатки хороводы и вели спокойные беседы до тех пор, пока не приехали бойцы Академии единоборств Российской медной компанией (инициатора постройки храма). Крепкие ребята в два счета вытолкали людей из сквера и вернули забор на место. С этого момента диалог защитников храма и защитников сквера перешел в фазу «холодной войны» с горячими обострениями.

«Скверу быть!», «Позор!» — скандировали граждане, не думая расходиться. Чтобы их остудить, кто-то распылил слезоточивый газ. Многие жаловались на приступы удушья и кашля. То тут, то там вдоль забора возникали ссоры и провокации. Защитники сквера обзывали спортсменов обезьянами, бросали им за забор бананы, из-за забора в горожан летели бутылки с водой. По обе стороны переходили на личности, оскорбляли друг друга и матерились. Защитники храма ходили с внутренней стороны периметра с иконой «Спас нерукотворный». Крепкие ребята обещали всех запомнить, а позже найти и разобраться.

Типичный «защитник храма» из академии единоборств

Полиция не вмешивалась, пока толпа горожан не окружила одного из сторонников храма. Его отбили и вернули за забор. В районе полуночи увезли единственного задержанного — парня, защищавшего от полиции местную легенду — деда Вадима, который привлек внимание полицейских тем, что громко скандировал: «Вы позорите Путина!».

Народ разошелся лишь на рассвете.

«Власть стравливала горожан друг с другом с самого начала. Вся пропаганда велась в логике „верующих больше, а, значит, меньшинство должно заткнуться“. Это порочная логика. Она создаёт конфликт и питает его. Вершиной этой логики, самым ярким её проявлением, стал массовый подвоз боевиков РМК. Конфликта могло не быть, если бы пропаганда с самого начала работала на разъяснение, примирение и компромисс», — считает местный политтехнолог Платон Маматов.

Пока не появился забор, горожане мирно гуляли и водили хороводы вокруг сквера
Фото: Дмитрий Шевалдин

Вторник. 14 мая. Винтаж и «террористы»

Наутро губернатор области Евгений Куйвашев предложил сесть за стол переговоров, пригласив в резиденцию по пять человек с каждой стороны. Встреча, назначенная на 16:00, затянулась на несколько часов. Представитель РПЦ Игумен Вениамин сказал, что «не надо было губернатору приглашать террористов». Губернатор называл акцию протеста глупой и оголтелой и намекал на будущие наказания для протестующих. Мэр города Высокинский предложил разбить сквер в другом месте и назвать его «Сквером согласия». В итоге никакого согласия не получилось. (Назавтра одну из участниц переговоров Анну Балтину — лидера группы «Парки и скверы Екатеринбурга» — привезут в отделение полиции и обвинят в организации несогласованного мероприятия. Сейчас ей грозит штраф до 30 тысяч рублей).

В шесть вечера у забора снова стали собираться люди. Девушка с виолончелью исполняла классические пьесы на фоне оцепления. Протестующие горожане писали на бумажках «На месте сквера получится скверный храм!» и приклепляли записки на забор. Несколько секций ограждения удалось отцепить и выбросить в воду. На пустых местах ограждения тут же вырастала «живая изгородь» из росгвардейцев. Пока Росгвардия охраняла забор, полиция задерживала активистов. 32-летняя Кира Килеева оказалась в наручниках за то, что, по мнению силовиков, пыталась расшатать забор — женщину повалили на землю, надели наручники и отвели в автозак. Всего в эту ночь задержали около 30 человек. Каждому из них правозащитники Екатеринбурга предложили оказать бесплатную адвокатскую помощь.

Ближе к полночи подъехали бойцы ОМОН. Выстроившись плотными рядами, они метр за метром оттесняли горожан в сторону проезжей части на улице Бориса Ельцина. Однако и в час ночи горожане не расходились, скандируя «Это наш город!», «Мы здесь власть», «Губернатора в отставку!». Самые стойкие, несмотря на похолодание, продержались у забора до пяти утра. Они собрали оставшийся от протестующих мусор и разошлись по домам.

Перетягивание забора
Фото: Дмитрий Шевалдин

Единственным, кто в тот вечер от имени церкви пытался разговаривать с людьми, был старший священник Храма-на-Крови Максим Миняйло. Он терпеливо отвечал на вопросы и некорректные реплики и призывал не обострять конфликт.

«Мне не было страшно в толпе защитников сквера. У меня к этим людям кроме уважения, любви и желания услышать их — ничего нет. Почему я должен бояться? Мы почти со всеми вчера расстались друзьями. Один оппонент только расстроился, что так и не смог меня переубедить. Можно спорить и не соглашаться, но мы не должны перешагнуть ту грань, когда начнется агрессия. Когда сбегались полицейские, было общее ощущение тревожности — и оно у всех нарастало. Я пытался обратиться и к правоохранителям, чтобы отпустили задержанных, и к тем, кто нападал на ОМОН», — говорит Миняйло.

Среда, 15 мая

Городские власти заявили, что если горожане не перестанут выходить к скверу, город не получит долгожданную вторую ветку метро. «Мы боремся за получение средств на вторую линию метро. С федерального и международного уровня мы смотримся как протестный город, а иногда вызываем недоумение в связи с негативным отношением горожан к храму», — объявила Екатерина Куземка, вице-мэр по внутренней информационной политике Екатеринбурга.

Один из защитников сквера поставил палатку возле забора, но полиция его прогнала. Весь день по городу задерживали активистов и свозили в отделение полиции на улице Фрунзе.

А за забором в это время строили новый забор, капитальный. Под шум техники молодая защитница сквера приковала себя наручниками к рябиновому дереву. Девушку отцепили и увезли в отделение.

В интернете распространилась информация о флешмобе «Включи свет». Горожан просили вечером в 21:30 просто включить фонарик на телефоне и посветить. Уже за два часа до флешмоба сквер наполнился народом. Люди улыбались, встречали знакомых, играли на гитарах, пытались поговорить с Росгвардейцами, плотным кольцом окружившими укрепленный забор.

У реки раздавали пиццу, владелец чебуречной «Время Че» принес целую коробку свежих чебуреков. Кто-то с берега запустил фейерверк. В условленный час тысячи людей зажгли фонарики. Вокруг периметра стало почти также светло, как внутри, где для строительных работ установили специальные уличные светильники.

«Пока мы едины, мы непобедимы!» — скандировали горожане. Но тут же им пришлось бежать врассыпную — на них двинулся ОМОН. Третья ночь противостояния кончилась на маленьком пятачке возле Театра драмы, куда оставшихся защитников сквера согнало плотное кольцо бойцов ОМОНа. «Просьба разойтись, вы нарушаете 54 ФЗ», — говорит в мегафон мужчина в гражданском. Но люди решили, что не уйдут раньше ОМОНа, и ждали, когда он выстроится в шеренгу и пойдет в сторону своих фургонов. «До завтра!» — кричала в спины бойцов ОМОН компания горожан.

«Пока мы едины, мы непобедимы!» — скандировали горожане. Но тут же им пришлось бежать врассыпную — на них двинулся ОМОН

Политолог Федор Крашенинников так подвел итог дня: «Не надо бояться власти, которая говорит, что „если будете себя плохо вести, у вас не будет метро“. Надо всеми силами остановить стройку, остудить ситуацию, а потом, если эти инициаторы строительства храма не такие уж глупые, сесть и в спокойной обстановке вместе со всем городом выбрать место, которое всех устроит для этой церкви. Конечно, на любом пустыре найдутся собачники, которые скажут — мы здесь всегда гуляли со своим Бобиком или Рексом, но это не весь город. Недовольных может быть 5 человек или 5 тысяч — есть разница? Власти раз за разом претендуют на то, что принадлежит всему городу — фонтан на площади Труда, городской пруд и теперь сквер. Компромисс можно найти, но его нужно искать. К сожалению, у нас сломаны механизмы, инструменты».

«В последние годы власть привыкла подменять диалог с горожанами имитацией диалога. Сильные мира сего кулуарно договариваются по ключевым вопросам, потом легитимизируют договоренности в публичном поле при помощи фальшивых общественных процедур, карманных СМИ и „гражданских активистов“. Эта схема со скрипом срабатывала на выборах, при сносе архитектурных памятников, точечной застройки и так далее. Но она больше не работает. Использовать привычную схему власть больше не может, поскольку от неё очевидно нет толку. А иначе они работать просто не умеют. Куйвашев и Высокинский — это не Россель, не Чернецкий и даже не Ройзман. Они не прошли горнила уличной политики, настоящих конкурентных выборов и вот этого всего», — комментирует политтехнолог Платон Маматов.

Между тем ситуацию в Екатеринбурге начали обсуждать не только на Урале и в Москве, но и за пределами России. Би-Би-Си в Лондоне начинают свой вечерний выпуск новостей с прямого включения из центра уральской столицы, «Дойче Велле» пишет аналитический материал — ведущие мировые СМИ обсуждают то, что происходит на Урале. В своем Instagram земляков поддерживает певица Монеточка, а федеральная парфюмерно-косметическая сеть «Золотое яблоко» обещает сегодня ночью выйти поддержать защитников сквера в ночной акции «Включи свет». Тем временем в защиту строительства храма высказались основатель популярного комического коллектива «Уральские пельмени» Дмитрий Соколов и лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин.

«Включаются в ситуацию и различные политические силы. И это нормально, и естественно. Не надо искать здесь провокаций. Никто из тех, кто ходит сюда каждый вечер, не думает о политической карьере. У нас есть простая цель — отстоять сквер и пусть все знают, что Екатеринбург — это город свободных людей, а не тихая богадельня, где колокола звонят панихиду по царю», — говорит Федор Крашенинников.

Пойдет ли дальше волна протеста?

По мнению наблюдателей, волна екатеринбургского протеста вряд ли пойдёт по стране, поскольку все ресурсы федеральной пропагандистской машины направлены на то, чтобы ее остановить.

«Уже включились основные провластные СМИ, в соцсетях лютуют стада ботов, скупаются лидеры мнений. Хотя наличие альтернативной позиции в медиа даёт некоторые шансы на то, что некоторые особо мотивированные жители других городов поедут в Екб включаться в движуху», — комментирует ситуацию Платон Маматов.

Протоиерей Максим Миняйло считает, что в городе, который три дня не спит, не возможен компромисс. Нужно лишь, чтобы защитники сквера хотя бы попытались услышать своих соседей, которые хотят в центре города новый храм. По мнению священника, таких в городе 40% (согласно исследованию городских властей, было объявлено, что 40% за храм, 20% — против, а остальные не определились).

«Я вас призываю услышать 20 тысяч горожан, пришедших на крестный ход, и 8 тысяч тех, кто вышел на молебен <эти цифры назывались властями — The Insider>, они не хуже тех, кто за сквер — все этапы стройки были пройдены, она законна. Референдум провести не так просто. Вы знаете, что в Екатеринбурге ни разу не проводился референдум ни по одному вопросу, а вы об этом говорите, как об отработанном инструменте», — говорит отец Максим Миняйло.

Сквер и храм стали катализатором всего накопленного негатива. Люди хотят принимать участие в принятии решений, хотят уважения своего мнения и своих желаний

«Сквер и храм стали катализатором всего негатива, который за последние годы накоплен. Люди хотят принимать участие в принятии решений, они хотят уважения своего мнения и своих желаний. Всё больше людей живут уже в новом мире быстрых коммуникаций и моментального общения. Огромное количество людей моментально узнают о любой несправедливости, видят, что они не одиноки в своих проблемах. Чиновники этого не понимают. У меня ощущение, что они напрочь утратили связь с реальными людьми. Они не способны даже понять, что любое сообщение в медиа способно моментально мобилизовать людей, для этого не требуются ни конкретные организаторы, ни какая-то специально созданная структура», — рассуждает городской активист Дмитрий Москвин.

Флэшмоб «Включи свет!»

Известный екатеринбуржец, драматург и режиссер Николай Коляда также стоит у забора с защитниками сквера: «Если тут будет стоять храм, который вот с таким скандалом собираются сделать, вряд ли туда кто пойдёт, и вот это название „скверный храм“ за ним, наверно, закрепится навеки. Плохо это, ужасно. Храмы строятся с любовью, с радостью, и каждый тащит кирпичик, краску и что-нибудь такое, потому что это дом Бога, жилище Бога. Я всегда вот всем говорю, хвастаюсь, и вам похвастаюсь: единственное хорошее дело, которое я сделал в жизни, может быть, — не театр, не студенты, а то, что я за свои деньги в 89-90 годах восстановил в своей деревне в селе Пресногорьковка Храм Святого Николая, его в 37 году разрушили, а потом я его взял и восстановил. Казахи тогда были против: у нас мечети нет, а у вас, понимаешь ли, храм будет. Я сделал его, сейчас приезжаю, хожу мимо храма и всегда там радуюсь, поэтому я не за сквер, не за храм, я за то, чтоб с людьми не разговаривали, как с быдлом. Слушайте, ну обо всём можно договориться! Обо всём!».

Горожане настаивают, чтобы власти убрали забор и назначили новую дату переговоров. Но вместо этого в настоящее время в Екатеринбурге временный металлический забор превращают в капитальный. Местные жители готовятся к новым сражениям.