23 августа 2019, пятница, 8:56
Мы в одной лодке
Рубрики

Зенон Позняк: Белорусским мужчинам надо готовиться

57
Зенон Позняк: Белорусским мужчинам надо готовиться
Зенон Позняк
Фото: Charter97.org/Иван Межуй

Этот усатый страшно боится своего народа.

Сегодня отмечает 75-летний юбилей лидер белорусского Возрождения, председатель Консервативно-Христианской партии БНФ Зенон Позняк.

Накануне политик дал интервью главному редактору сайта Charter97.org Наталье Радиной.

- Зенон Станиславович, прежде всего поздравляем вас. Вы настоящая легенда Беларуси и навсегда останетесь в нашей истории. Вот уже более 20 лет вы вынужденно находитесь за границей, но пристально следите за ситуацией в Беларуси. Сердцем вы все это время в родной стране?

- Не только сердцем, но и умом, и ситуацией. Я все знаю, что там происходит. Информацию всю имею. Единственное, что я не могу там быть, а слышать, как говорят, дыхательно, это очень важно. Но пока будет это существо, которое сейчас командует оккупацией в Беларуси, то вернуться невозможно.

- А что, на ваш взгляд, за эти два десятка лет изменилось в Беларуси, а что осталось неизменным? Вопрос не о Лукашенко.

- Как ни странно, но цивилизация развивается независимо от границ, независимо от идеологий. Есть вещи, которые делают общими, что во Франции, что в Великобритании, что в Беларуси. Прежде всего внешний вид меняется, новые технологии проникают, и поэтому образ Беларуси мало отличается от европейского, во всяком случае я это могу судить по видео, по фотографиям.

Ведь при Советском Союзе - это было большое отличие. Был железный занавес, не было такой информации. Теперь все-таки контакты... Потом сама ситуация в мире вынуждает развивать технический прогресс, есть, так сказать, идеологические различные выгоды. Это можно даже посчитать положительным явлением.

А явлением отрицательным надо считать внутреннюю политику, которая воспитывает тупое поколение. Но такое поколение воспитывается во всем мире. Есть общие влияния на людей, которые связаны с интернетом, с псевдоценностями, с обменом людьми. И это чувствуется и в Беларуси. Может быть, в меньшей степени, все-таки белорусы, если я могу сравнить, люди более сообразительные, более приспособленные к жизни, более практичные, больше живут реальной жизнью, так как на Западе люди живут в основном теми ценностями, которые формирует информация, особенно телевидение, интернет и телефон. Он влияет, естественно, и в Беларуси на формирование молодого поколения, но пока что еще Беларусь сохранила свои человеческие качества. Хотя они разрушаются на глазах.

Ну вот, пожалуй, всё, что можно сказать, какие тут есть изменения в целом. Это остался такой заказник социализма, где просто жаль людей, ведь особенно, когда я смотрю на молодое поколение, приезжающее в Америку, ощущается влияние той школы, влияние той информации, влияние того хамства, которое они видят каждый день по телевидению. Негативное влияние этой антибелорусской власти гораздо больше, оно разрушает человеческие ценности, человеческие качества и всю культуру. Вот это тоже ощутимо, когда встречаешь людей из Беларуси.

С другой стороны, я должен сказать, что есть среда, есть люди, существует интернет, много информации, формирующиеся в своих условиях, в параллельных структурах и, как только изменится ситуация, то это хорошее прорастет очень быстро. Конечно, мы будем еще переживать то, что оставит после себя этот режим, но надежда есть на скорое выздоровление, это соответствует системному развитию явлений. Явления, которые задержаны в своем развитии, потом, когда открываются шлюзы, развиваются ускоренно. Это и литература, это и искусство, это и общественная система.

Так что в будущее я смотрю оптимистично, ведь как в той поговорке говорят: святые были до нас, святые будут и после нас. Пусть мало тех людей, которые молятся в Куропатах, которые защищают их, но это люди, которые понимают, что такое мораль, что такое ценности, что такое память, как надо к этому относиться. И вот за этими людьми и будет будущая свободная Беларусь.

- Иногда между людьми, живущими в стране, и диаспорой возникают споры. Первым кажется, что те, кто уехал, не до конца понимают, что происходит внутри страны. Вторым кажется, что у людей в Беларуси - стокгольмский синдром, что со стороны виднее. Как нам объединиться?

- Это чисто идеологический выверт. Ведь те люди, которые говорят в Беларуси, что там «ни в чем не разбираются», «поехали», «бросили родину», «предали» - это все советский синдром. Это продолжается то, что прививали при Советах.

А с другой стороны, здесь есть много неискренности, ведь за этими словами стоят иногда просто обычные тролли и люди, которым просто не нравится ни Беларусь, ни те люди, которые борются за Беларусь из-за рубежа. Я бы серьезно к этому не относился, так как это элемент политики и пропаганды.

- Как вы оцениваете состояние белорусской диаспоры? Должны ли белорусы зарубежья делать больше для преобразований на родине?

- Ну безусловно. Беда в том, что белорусская диаспора не имеет своего бизнеса, у нас нет богатых людей, миллионеров. К тому же, белорусы - единственная нация в мире, которая не живет вместе. Все живут своими кланами, стараются сплачиваться, собраться в один дом. Белорусы нет, они живут там, где каждый хочет устроиться. И это чисто социальная большая беда. Вот я живу в Кливленде, захожу в итальянский район. Там Италия, там сидят на улице, свои рестораны, свой язык, они знают друг друга. В Беларуси же есть такой синдром - очень большой индивидуализм. И вот в этом наша беда. Это ментальность такая.

С другой стороны, есть советская матрица, наложенная на этого белоруса, которые едет за границу, чтобы как-то заработать денег, улучшить свое благосостояние. Нежелание работать на себя в бизнесе создает то, что наша диаспора очень бедная. А в таких делах, как политика, как общественная жизнь, как информация, это очень важно. Чтобы издать журналы, книги, чтобы иметь порталы в интернете, нужны деньги.

Я уже давно в Америке и это хорошо видно. Ведь если говорить об эмигрантах из Азии, даже из Африки, то первая их мечта - собрать денег и основать собственный бизнес. Ведь они живут вместе, имеют свои фонды, свои кредитные союзы, помогают друг другу организовать собственный бизнес.

Конечно, белорусские объединения тоже есть - культурные, фольклорные, но все это выглядит слабо, так как все на общественных началах, на людях, которых тянет сердце к этому. Другие нации в Америке на совсем другом уровне развиваются, так как в них участвуют совсем другие факторы. У нас это приводит к тому, что есть отдельные группы, отдельные церкви, но очень бедные.

А белорусов много. По данным, которые я имею, в Америке живет 600 тысяч белорусов. Где они? Каждый обустраивает свою жизнь. Может кто и устроил, мы этого не знаем. Тот период лукашенковской денационализации, унижения национального, духовного сказывается на этих людях. Они уезжают, не чувствуют необходимости спасения общих национальных ценностей, спасают только себя, устраиваются и становятся удобрением чужой истории. Так что это несчастье, которое создал режим в Беларуси, имеет свои метастазы. Оно продолжается и за рубежом. Те проблемы, которые там, такие же и здесь.

- Вы много лет говорили об угрозах со стороны России. Сейчас ваши прогнозы сбываются?

- Ну понимаете, это же очевидные вещи. Люди настолько были отравлены коммунистической пропагандой, культом Ленина, что требовалось много усилий и времени, чтобы произошел переворот в сознании. Люди, которые зомбированы пропагандой, вообще не видят реальной жизни. Они просто слепы. Такая ситуация была в 1990-х годах, когда только Советский Союз распался, но люди остались. Они зомбированы российской пропагандой, киселевыми и другими пропагандистами. Они воспринимают реальный мир на основании телевизионной картинки. То, что они видят в телевидении - это для них мир реальный, а вот тот мир, который существует, они этому миру не верят, все опрокидывается с ног на голову. И это очень серьезно.

Враги человечества это давно поняли и используют. Тогда, в 1990-х годах, это была одна из проблем - сделать так, чтобы все-таки общество видело реальный мир. И чтобы оно видело, надо было об этом говорить людям. Ведь появлялись тут же тролли, которые говорили, что это не надо людям говорить, это людей возмущает, повлияет на выборы и т. д. Это все говорят люди неразвитые и в целом недалекие. Чтобы явление стало очевидным для всех, нужно говорить. Земля вращается, Галилей об этом говорил и его на суд потащили. Если бы он об этом не говорил, то может бы еще тысячу лет не знали.

Сейчас это все всплыло. Поэтому правду надо говорить всегда, и в политике это самый главный инструмент.

- Как нам защитить независимость? У вас есть какой-то план действий для нации?

- Для защиты независимости должны быть защитники, вот в чем дело! А потому нужно, чтобы была подготовлена среда, идеи, информация. Если этого не будет, значит, не будет и защиты.

Большое значение здесь имеет информация, политики, которые соответствующим образом доносят свои идеи, объясняют те перемены, которые происходят. Это обязательно нужно делать. Процесс этот идет. Люди, которые информированы, которые готовы защищать, они в меньшинстве, но они есть. И в этой ситуации, когда есть реальная угроза, надеяться на какие-то дипломатические или гражданские акции, либо акции там непринятия, какие-то обращения... Они должны быть, они формируют общественное мнение. Но в конце концов Украина показала: все решает оружие, решает готовность людей бороться с оружием за свою страну.

Об этом я говорю с 2014 года. Ведь угроза эта нависла над Беларусью и белорусами. Патриотам-мужчинам, которые еще остались мужчинами, надо готовиться к борьбе, и борьба наша будет народная. Мы не сможем противостоять России армией, но партизанской борьбой, народной борьбой мы сможем.

Нужно готовиться к борьбе, когда идет на тебя враг, когда тянет танки, когда присылает сюда своих бесов смерти, как я их называю. Этих всех деканозовых, вышинских и бабичей. Когда готовят оккупацию, тогда присылают таких людей. А они начинают готовить. Надо чтобы и народ готовился. Когда народ станет с оружием в руках, тогда будем свободны.

Если будем заниматься только декларациями и выяснять, насколько мы пострадали, тогда будет как в Куропатах. Будут стрелять, а люди будут спрашивать: за что? А им плевать за что. Они просто хотели истребить всю нацию. Так вот надо быть готовыми отстоять свою независимость.

- Некоторые политики как на Западе, так и в самой Беларуси считают диктатора Лукашенко «гарантом» белорусской независимости. Что бы вы сказали этим людям?

- Что можно сказать тупому человеку, если он от природы тупой? При Советах было много коммунистических дураков, отравленных идеологией. Но с большей тупостью, как на Западе, я не сталкивался. Это тупицы политические. Которые элементарно не понимают, что происходит за тысячу километров от них на востоке. И не хотят понимать. Ведь они отравлены своими стереотипами, своей либеральной, левацкой идеологией.

Это не сейчас возникло. Это было и раньше. Они говорили: а что вы Сталина критикуете, вы просто проголосуйте против него. Приблизительно и сейчас такое. Поэтому говорить им ничего не нужно. Они ничего не поймут. Нужно только надеяться на себя. Как только у нас будет сила, будет и интерес, тогда будут и отношения. А пока слушать, что они говорят - это абсолютно пустое занятие. Не думаю, что есть потребность их в чем-то убеждать. Ведь мне уже сотни раз приходилось с такими разговаривать. Это абсолютно бесполезно.

Я бы не сосредотачивался на том, что это как-то глубоко влияет на нашу жизнь. На нашу жизнь влияет наше отношение. И все, как говорят, дело в наших руках.

- Какой, по вашему мнению, должна быть белорусская армия, чтобы успешно противостоять восточному агрессору?

- Она должна быть патриотичной. Это основное. Военные должны знать, что такое Родина и за что они согласны умирать. Вот если это есть, тогда будет все. А если этого нет, то никакое современное оружие не поможет.

И поэтому набор в армию нужно начинать с нуля. Еще в 90-х годах, когда мы были в Верховном совете, мы имели хорошие контакты с офицерами. Мы готовили доктрину на тот случай, когда будет свободна Беларусь, как должна создаваться новая армия. Если коротко, скажу: не вливать в ветхие мехи новое вино. Да, как в Прибалтике делали. С нуля начиналось, чтобы на корню была уничтожена эта «дедовщина», все эти старые замашки советской армии. А в Беларуси это все осталось. Вся та советская армия, которой руководят чужие генералы, воспитанные в Москве. Поэтому армия, которая есть сейчас, очень ненадежная.

- В 1993 году БНФ предложил концепцию Балтийско-Черноморского нефтяного коллектора, также БНФ и Народный рух Украины в начале 1990-х годов активно разрабатывали идею Балтийско-Черноморского союза. Насколько актуальны эти идеи сейчас? Как эти концепции согласуются с польским проектом Междуморья?

- Мы предлагали не Междуморье, а проект Балтийско-Черноморского союза. Вопрос нефтяного коллектора исходил из того, что будет политический союз, так как иначе коллектор невозможно построить. Необходимы общеполитические интересы.

И вот здесь главное звено - это Беларусь. Ведь Балтия, Украина, они словно разделены в центре. И пока будет этот антибелорусский промосковский режим, никакого союза не получится, и никакого не будет коллектора.

Что обозначает этот коллектор? Это означает то, что энергетическая дорога будет идти не с востока на запад, а с юга на север, с севера на юг. И если посмотреть на всю энергетическую ситуацию, то это позволяет не только диверсификацию провести для этих стран - Беларуси, Украины - вообще изменить русло энергетической зависимости. В таком случае Россия просто остается в стороне, вынуждена будет сбрасывать цены и не сможет политически влиять через свои энергетические потоки.

Сейчас газ и нефть, «Газпром» - это политика. Поэтому они прекрасно понимали, что такое этот коллектор. И поэтому, когда мы серьезно приступили к этому в 1993-м году, провели несколько конференций в присутствии балтийских государств, в какой-то степени и Кебича заинтересовали, то просто был убит Михайло Байчишин, заместитель Вячеслава Черновола (один из основателей Народного руха Украины – прим. Charter97.org), имевший всю документацию. Мы встречались в 1993-м году, и в конце концов уже конкретно и проектные институты работали в Украине. У нас была конкретная работа, чтобы присоединить и наши институты. Но этот человек был убит со всеми документами. Ну, а у нас после 1993 года настал 1994-й. И что произошло в 1994-м? Я это называю электоральной катастрофой, которая привела к внутренней оккупации Беларуси. И все это остановилось.

Но идея в принципе остается, и при изменении обстоятельств она возникнет сама собой. Она уже возникает, так как это разумное реальное предложение, чтобы сбалансировать энергетические отношения и, в первую очередь, избавиться от политического шантажа с Востока, поскольку Россия использует свои ресурсы для политического шантажа. Более того, даже газ используется. Когда в 1990-х годах мы делали проект «Свободные белорусы», когда были в Верховном Совете, то одна из наших задач была максимально снизить торговлю с Россией, найти другие рынки. Диверсификация была очень важна.

Любая торговая зависимость от России в любой момент может привести к шантажу. Эстония - это маленькая страна, им это легче сделать, они до 10% почти что снизили. Латыши этого не сделали и сколько раз их шантажировали то шпротами, то какой-то рыбой, которую они производят? Россия опасная страна в экономических отношениях, так как использует экономику как политическое давление на другие страны, не говоря уже о том, что бизнес использует, как разведку.

Российский бизнес на Западе, это я знаю точно, это 100% ФСБ. А на Западе этого так и не поняли. Поэтому вот этот коллектор для россиян был, как кость в горле. Они старались это хаять, чтобы ничего не получилось, и теперь они фактически захватили Беларусь.

- В Украине на днях прошли выборы, страна избрала шестого президента. Какую политику в отношении Беларуси должен проводить Владимир Зеленский?

- Это будут формировать те люди, который будут руководить Зеленским. Так что считаю, что политика ухудшится. Ведь то, что произошло в Украине – это 100% победа Владимира Путина. Это очень точно было разработано - вся эта компания. Нужно долгое время, чтобы люди во всех бывших советских странах доросли до политики и демократии. В Украине также произошла электоральная катастрофа. Они этого не понимают, потому что все строилось на непринятии Порошенко. Как государственный деятель Порошенко войдет в историю, он сделал очень важные вещи для Украины. Но тут думали желудком, думали социальными категориями. Им тяжело жилось, видели коррупцию, не улучшалось... И на этой волне всегда приходят популисты к власти.

Это будет использоваться Путиным и его пропагандой, это унижение украинцев. Но все в будущем. На сегодняшний день эйфория, они думают, что будут какие-то перемены. Они будут, конечно, только в какую сторону? Но я считаю, что для Беларуси это вариант хуже, так как возможности России по дезорганизации Украины увеличились.

- В Беларуси также вскоре состоятся парламентские и президентские выборы. Очевидно, что власти будут снова фальсифицировать их результаты. Как предотвратить этот традиционный сценарий режима?

- Предотвратить это невозможно, нужно только уничтожить режим, ликвидировать его. Пока существует этот режим, предотвратить нельзя.

Народ отстранен теперь от этих выборов. Центральной избирательной комиссией руководит ФСБ, так сказать, штатный агент. Никаких реальных выборов не происходит. Все это мишура, решает административный ресурс. Они даже не маскируются. Поэтому на эти выборы не надо ходить.

Я постоянно говорю, что надо формировать параллельные структуры. Нужно хотя бы, чтобы параллельное мышление было. Оно есть, белорусы постепенно понимают, что выборов нет, но пока что оно не оформилось в никакие политические движения. Ведь очень сильный контроль над людьми.

Почему этот режим держится? И почему такое произошло в Беларуси? Ведь они наладили контроль над каждым человеком. Такого контроля над каждым человеком не было и при Советском Союзе. К этому идет все: и перепись населения, и «тунеядцы», создают комиссии, будут опрашивать каждого человека, приходят на дом, просят паспорта.

Белорусы живут, как в Корее. Человек чувствует, что он беспомощен. В суде он правды не найдет, так как суд примет такое решение, которое ему скажут сверху. И милиционер может сказать то, чего не было, и судья ему будет верить, хотя сам будет понимать, что это все неправда. Этот контроль над каждым человеком, установленный режимом, очень опасен, так как это кореизация.

Но этот режим тоже не вечен, он имеет свои слабые стороны. И мы все же не Азия, мы Европа, и постепенно шаг за шагом Лукашенко теряет контроль над обществом. Постепенно все переменится.

Разные могут быть варианты. Могут электоральные. Но скорее всего это будет вариант резкого типа. Не буду расшифровывать, что это такое. На сегодняшний день с выборами ничего не получится, пока будет этим режим. Не надо на эти выборы ходить. Пусть они остаются сами с собой. Нужно демонстрировать, что это люди, которые наплевали на народ и которые придумали фальшивку вместо выборов, пусть они повисают в воздухе. Если он будет повисать в воздухе сильнее и сильнее, то опадет, как листья с осеннего дерева.

Вот моя рекомендация, что с этими выборами - нечего их поддерживать. Ведь кто хочет идти на выборы? В основном же агентура. На выборы загоняют. Сделали это предварительное голосование. Вы же посмотрите, что делается. И вылезает эта агентура. Дмитриев - это даже не агентура, это кадровый работник ФСБ. Эти люди начинают говорить о выборах, дурить голову, ведь им нужно создать картинку. А картинки уже нет, все прогнило. И поэтому не надо делать вид и ходить на выборы. Пусть они висят в своем коконе.

- Какого «резкого типа» могут быть перемены?

- Это как было в 1991-м году, когда было резкое повышение цен, и вдруг бабах! - и 100 тысяч рабочих вышли на площадь. Никто не ожидал такого. Никто абсолютно! Ну конечно, уже был Фронт, который помог рабочим организоваться, но такой активности никто не ожидал. Никто не предсказывал, что такое будет.

Так устроено общество: если котел постоянно греть и закрыть, то рано или поздно сорвет крышку. Пока что еще такого нет, но они его постоянно подогревают этими своими «тунеядцами», даже тем, что начали гадить в Куропатах, ломать эти кресты. Они хотят продемонстрировать, что плевали на этот «народец», что они что хотят, то будут делать, что они будут врать, и им будут верить. Они думают, что это им удается.

Но все постепенно накапливается, и на каком-то этапе это сработает. И вот на этом этапе нужно, чтобы были люди, чтобы была информация, чтобы были лидеры, которые помогут наладить организационное начало. Все, что делают власти, ведет к этому.

- Иногда белорусы, особенно в интернете, сетуют, что для борьбы и победы демократии им не хватает лидеров. Но лидеры в Беларуси всегда были: и вы, и Геннадий Карпенко, и Виктор Гончар, и Андрей Санников, и Николай Статкевич, и Геннадий Федынич, и Павел Северинец, и много других достойных людей. Чего на самом деле не хватает белорусам для того, чтобы наконец жить в свободной и нормальной стране?

- Вы понимаете, сейчас в Беларуси установлена оккупационная диктатура двойного типа, потому что вся матрица делается в Москве. Лукашенко выполняет все, что там приказывают. Вместо идеологии действуют криминальные понятия, люди чувствуют свою полную бесправность. При Советском Союзе они могли найти еще какую-то правду в райкоме партии, в ЦК КПСС. Здесь они ничего не найдут. Власть действует по уголовным понятиям и командует главный «пахан». Вот в чем загогулина.

Мы не уникальное общество. Вот корейцы - очень древний и культурный народ. А с другой стороны посмотрите, что получилось с этими самыми корейцами, как они попали под пресс диктатуры. Немцы - один из наиболее совершенных народов Европы. Посмотрите, что было при Гитлере, когда они попали под этот пресс! И так про многие народы можем сказать.

Любая диктатура, идеологическая, криминальная или наркотическая, как в Венесуэле, когда начинает контролировать каждого человека и всю власть, очень опасна для общества. И тут обвинять, что народ глупый, что он ничего не понимает... Ну не глупый же народ немцы? Не глупые корейцы? И мы не глупые. Но мы попали в такую страшную ситуацию, из которой очень трудно выбраться. Мы не знаем, что было бы с теми же немцами, если бы война была на стороне Гитлера, если бы он победил. А что было с восточными немцами, которые были в ГДР под прессом советской диктатуры? Они до сегодняшнего дня отличаются от западных немцев.

Поэтому не надо думать, что мы в чем-то виноваты. Как в тех же Куропатах, что, мы виноваты, что нас убивали? Тут же появились тролли, пропагандисты, кричащие через свою агентуру: покайтесь, что вас убивали. Это то время, когда нация должна найти, собрать в себе силы, выстоять и сбросить с себя эту кабалу. Думаю, что у белорусов это получится, потому что основная сила, которая этому мешает, находится на востоке.

Если бы не было поддержки Москвы, Путина, этой российской мафиозной системы, то Лукашенко не продержался бы и полгода. Мы бы решили этот вопрос сами, даже в том состоянии, в котором мы сейчас находимся. Мы бы решили бы этот вопрос, если бы, как говорят, Россия полетела в космос. Надо понимать, что мы переживаем период внутренней оккупации, которая создана российским ФСБэшным, гэбистским режимом.

Если бы был только этот колхозник Лукашенко, то мы бы не имели больших проблем. Вы же посмотрите, это полное ничтожество! Это человек необразованный, это хам. Что он только ляпает, что он говорит! Люди же это слушают. Его же никто не уважает. И тем не менее, он держится. И не только он, а держится вся та система, которая налажена резидентурой Путина. Кто руководит Министерством внутренних дел? ФСБист и гэбист Шуневич, взятый из Луганска. Кто руководит образованием, школой? Если сказано, что комсомол – это будущее коммунизма Беларуси. Разведчик тот же самый, как его, Карпенко. Кто руководит Центральной избирательной комиссией? ФСБистская Ермошина. Все основные силовые структуры, все пронизано российской резидентурой.

А теперь прислали заместителя Путина, который готовит оккупацию. Я уже писал, как Прибалтику оккупировали. Туда бросили огромные силы. В Латвии был Вышинский, этот бес террора. А Жданов был в Эстонии, член ЦК, подписывал расстрельные списки. А Деканозов, лучший друг Берии, был в Литве. Все делалось так, как делается в Беларуси. Сюда прислали этого Бабича, что он вытворяет! И этот сатрап Лукашенко ничего не может возразить, потому что он ничто по сравнению с ним.

Чтобы нам освободиться, нам нужно освободиться от России. От российского империализма, от российской политики, от российской оккупации, которая установлена через внутренние структуры и внутренние возможности власти. Вот в чем вся беда. А на Западе - вот вы задавали вопрос о Западе - этого ничего не понимают. Это для них очень сложная арифметика, ведь уровень их образования, как говорят, ниже плинтуса. Они не знают, сколько материков, где находится Сербия. Они не ориентируются ни в географии, ни в чем. Это высшая математика - понять, что происходит в Беларуси. «Не выбирайте Лукашенко, чего же вы голосуете». Вот их понятие.

А мы должны понимать, что перед нами стоит вся имперская Россия. И теперь они нам начали угрожать уже своими танками, не договорами. Но это им не удастся!

Вы меня, Наталья, знаете, что, завели немного...

- Это же хорошо! Сейчас более спокойный вопрос. Какие события и персоналии в истории нового и новейшего времени были наиболее важными для белорусского национального возрождения? Кто должен занять первые места в пантеоне национальных героев?

- Кастусь Калиновский, безусловно. Здесь ситуация такая. Я очень коротенько скажу. Европейские нации начали развиваться в основном в 18-м веке, и это было связано с разрушением империй. Произошло много интересных моментов. Скажем, в Старом Свете время, когда создались нации, выглядит уже совсем по-другому. Те же турки. Тот язык, на котором разговаривала Оттоманская империя, уже не существует, он мертв, а они говорят на родном языке, на анатолийском, на турецком. Менялись названия стран. Это было мощное движение - образование наций.

В Беларуси, Великом Княжестве Литовском, возрождение Великого княжества не выдвинуло национальную идею. Оно выдвинуло возрождение Речи Посполитой. И шляхта наша шла в этом русле, включая Адама Мицкевича. Они шли в русле сопротивления российской оккупации, возрождения Речи, и предполагали, что там будет Великое княжество. Но говорили на польском языке, не выдвинули основных атрибутов национальной идеи: язык, история, независимость.

Национальная идея начала развиваться под новым названием - Беларусь. Где-то к середине 19-го века шли два параллельных процесса - с одной стороны сопротивление Российской империи, шляхта была за возрождение Речи Посполитой. Были восстания - 1831 год, Костюшко, Наполеон, при котором были надежды, что это все возродится. А параллельно шел национальный процесс, которому уже предстояло оттолкнуться от той шляхты, которая видела старую Речь Посполитую. И первое, на чем были конфликты – это на языковом вопросе. Это очень хорошо видно на примере Борщевского, Дунина-Марцинкевича. Я как раз о Марцинкевиче писал книгу, досконально изучал. Очень хорошо видны эти противоречия.

Так вот Кастусь Калиновский поставил точку. У него даже пароль был «Каго любіш? - Люблю Беларусь! - То ўзаемна» Он писал газеты по-белорусски. И письмом из-под виселицы поставил точку. Он умер за Беларусь.

Кастусь Калиновский - это человек, который подтвердил новую нацию. Фактически возродилось новое княжество под новым названием. А та шляхта, которая была за возрождение Речи Посполитой, чтобы избавиться от оккупации, фактически перешла на сторону Польши, начало развиваться польское национальное движение. Было ещё такое движение как краёвцы, но они говорили по-польски. Это и Тадеуш Рублевский с краёвцами, и Людвик Жилиговский, и даже Фердинанд Рущиц. Это все были краёвцы. Они были за местное развитие, за развитие Литвы, но это все на польском языке и вместе с Польшей. Это движение не было национальным, в этом путаница была.

Сейчас агентура хочет это использовать. Мифические названия попридумывали, литвинов там, ятвягов, друидов. Это вещи маргинальные. Это пропагандистское дело. Но суть в том, что Великое княжество возродилось под образом Беларуси. И Кастусь Калиновский подтвердил это идеологически и фактически подтвердил своей кровью. Он за это умер, написав письмо из-под виселицы на белорусском языке... И там конкретно все. Вот поэтому Кастусь Калиновский является величайшим нашим национальным героем, нашим национальным символом.

- А кому из белорусов вы бы дали премию Нобеля?

- Быкову Василию Владимировичу. У нас замечательные есть поэты, выдающиеся писатели. Владимир Короткевич выдающийся был поэт, кстати, более известный как писатель, но поэзия его прекрасна, особенно первые сборники.

Были хорошие поэты, и хорошие писатели. Но творили при Советском Союзе и вынуждены были не то что эту идеологию оправдывать, но о многом не писать. Это просто трагедия литературы. Ведь Кузьма Чёрный - это просто колоссальный писатель! Что же ему приходилось писать? «Трэцяе пакаленне», «Люба Лук’янская». В конце концов его так мучили в НКВД, его так били страшно, как ни одного писателя, и уничтожили.

Литература советского времени имела очень большие таланты, но она так и не вышла на уровень того, чтобы дать международную премию кому-то из этих писателей. Но что касается Быкова, то он как раз сумел подняться еще в советское время очень высоко. И вот он наиболее был достоен Нобелевской премии.

Из поэтов - это Рыгор Бородулин. Рыгор Бородулин развивался, я помню его с 1950-х годов. Я читал его «Маладзік над стэпам», все его произведения, видел, как постепенно человек вырастал. За времена независимой Беларуси этот поэт вырос до мирового уровня. Он писал о трансцендентных вещах, о жизни человеческого духа. Он стал очень глубоким поэтом. Это пример развития: всю жизнь человек творчески развивался и достиг вершины в конце своей жизни. Бородулину можно было давать Нобелевскую премию.

- Когда Беларусь наконец станет свободной - что первое должен изменить демократический президент Беларуси?

- Это зависит от того, каким будет демократический президент Беларуси. Но что касается меня, моих соратников, которые еще живы, которые еще борются, то в 2017 году мы подготовили программу «Вольная Беларусь». Там мы изложили и про экономику, и про политику, концептуально изложили, что нужно делать в свободной Беларуси.

Первое, что нужно сделать – это раскрепостить людей. Дать людям возможность свободно работать и свободно зарабатывать деньги. Нужно, чтобы люди почувствовали возможность разбогатеть. А работать белорус будет. На первых порах нужно минимальные налоги ввести, чтобы развиваться, чтобы люди сначала себя спасли.

Если будут такие реформы, тогда за счет таких людей, за счет своих ресурсов мы сделаем экономическую основу. А дальше все будет идти параллельно: и вопрос образования, и медицины. Это все постепенно, шаг за шагом будет идти. Но сначала нужно дать возможность, чтобы люди встали на ноги и для этого нужно дать им волю, нужно поверить в свой народ!

Вот этот усатый страшно боится своего народа. Для него это ужас. Они стараются всеми способами народ зажать, чтобы он не мог сделать шаг ни влево, ни вправо. Как только народ начинает где-то деньги зарабатывать или за границу ехать, они тут же какой-то закон принимают. Они все прикроют, чтобы только народ не развивался. Даже эту свиную чуму придумали, чтобы только уничтожить эту самую культуру в Беларуси. Белорус выживает - поросенок, коровка - так и здесь надо поставить заслон.

Нашему трудолюбивому народу нужно дать возможность, чтобы он начал работать на себя, чтобы он был свободен в этом, и тогда он вытянет и государство, и все общество. Вот с этого надо начинать. Ведь если этого не сделать, а начать с идеологических вещей, будет как в Украине. Нечего есть и народ будет убегать на Запад, чтобы какие-то деньги заработать. Нужно делать так, чтобы они не убегали, чтобы они у себя построили свое благополучие, и такая возможность есть.

- Вы очень сильный и мотивированный человек. Что вас вдохновляет? Что дает силы?

- Наверное, природа такая. Нужно задуматься над этим вопросом. Я в своей жизни никогда не вешал носа. Очень тяжело все было, но все можно сделать, все можно победить.

Я никогда не был советским человеком. Воспитывался в таких условиях, где никто большевизм не признавал - на Виленщине. С детства был приучен к труду, к работе. Для меня многие вещи не были проблемой, хотя очень тяжелая была жизнь. Так Богом дано.

Ну а с другой стороны, применяя вашу формулировку, мотивация большая в том, что я думаю о своем народе, о своей Родине. Это очень важная мотивация. У меня это было с детства, всю мою юность. Это и мои коллеги, мы этим жили...

Я очень счастливый человек, что удалось достичь самого важного, удалось достичь независимости страны. Сейчас, когда это достигнуто, есть ступенька, с которой мы можем шагать дальше. Представьте, если бы независимости не было, если бы мы не имели страны, если бы мы это потеряли? Вот это очень важная мотивация ответственности за свою страну, за свой народ. Это не дело какой-то фразеологии.

Я впервые об этом говорю. Это всё само собой. Жили при Хрущеве, делали самиздат, в этом была наша жизнь, чтобы человек стал свободен, чтобы жил в нашей стране, чтобы был свой язык, чтобы была своя культура. Это элементарно. Как воздух.

Это один момент. И второй тоже для меня важен. Я глубоко убежден, что существует Бог и существует небытие. И в зависимости от того, как ты будешь жить, как ты будешь себя вести, ты получишь награду в вечной жизни. Этот моральный аспект очень важен. Ведь если человек не верит в Бога, то он может делать все что хочешь, после него хоть трава ни расти, никакой же ответственности нет. Он может воровать, он может говорить все, что хочет - нет же наказания, нет Высшего суда. Религия, и не только христианство, построена очень разумно, она предусматривает ответственность человека в вечности за свое существование.

Каждый человека должен к вере прийти сам, кнутом туда не загонишь, но я полагаю, что это важно для каждого. Поэтому такие два аспекта я бы отметил, не столько, скажем, для меня именно, как для личности, а вообще для человека это имеет значение. Моральная ответственность перед Богом и ответственность перед своим народом, перед Родиной.

Человек должен чувствовать благодарность за все, что вокруг него есть. Ведь есть люди, которые считают, что все им что-то должны. А на самом деле это не так, все взаимосвязано. Та социальная обстановка, в которой мы живем, и которой мы должны быть также благодарны и иметь свои обязанности. И обстановка метафизическая, трансцендентальная, духовная. Это, может быть, сложно для некоторых людей, ну а для меня это естественно, я вырос в среде, которая думала именно так.

- На протяжении 25 лет диктатуры Лукашенко в стране, несмотря на репрессии и недостаточную международную солидарность, остается Сопротивление. Что бы вы сказали тем героям, которые продолжают борьбу за свободу Беларуси?

- Надо продолжать эту борьбу. Бороться нужно, ведь побеждает только тот, кто борется. Только тот. Если ничего не делать, не бороться, победы не будет. Поэтому это бы я и посоветовал. Борись - победишь. Вот слоган.

- Искренне благодарю, Зенон Станиславович, это невероятное интервью. И я очень счастлива, что с вами поговорила.