27 ноября 2020, пятница, 19:29
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Новая информация об убийствах оппозиционеров в Беларуси - это шаг к Гаагскому трибуналу

103
Новая информация об убийствах оппозиционеров в Беларуси - это шаг к Гаагскому трибуналу
Юрий Гаравский
Фото: «Немецкая волна»

Седьмой срок Лукашенко может быть только в тюрьме.

Координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко принял участие в спецвыпуске телеканала «Белсат» и прокомментировал сенсационные признания экс-бойца СОБРа Юрия Гаравского, заявившего «Немецкой волне», что 20 лет назад он участвовал в похищениях и убийствах белорусских оппозиционеров. Сайт Charter97.org приводит стенограмму разговора.

– Дмитрий, вы, как никто другой, помните конец 1990-х годов. Вы были одним из организаторов «Марша Свободы» в 1999 году. И стоит напомнить, что около 30 тысяч человек вышло тогда на улицы. Это было опасное время для Лукашенко?

– Это был опасное время для Лукашенко, и я хочу добавить, что этот марш мы готовили вместе с Виктором Гончаром. Это мало кто знал, но я уже пару раз про это говорил и сейчас хочу еще раз повторить, что этот марш мы готовили вместе с ним.

Он собирался провести заседание Верховного Совета в день марша. А люди поддержали бы это заседание и дали бы определенные гарантии безопасности для тех депутатов, которые приняли в нем участие. Это был план Гончара и это было одной из целей «Марша Свободы». Но за месяц до марша Виктор и его друг Красовский исчезли и были убиты.

– Как мы видим в фильме, который показала «Немецкая волна», разговор ведется о том, что за казнь Гончара каждый участник получил по 1000 долларов. Убить человека за 1000 долларов «на лапу», грубо говоря, получается… И также действительно выходит, что Виктор Гончар был очень опасной фигурой — персонально для первого человека в стране.

- Гончар – очень сложная личность и он понимал, что он должен исправить ту ошибку, которую сделал, поддержав Лукашенко.

Я знал, что его это мучило, и он в этом видел свою миссию, чтобы эту ошибку исправить, но он был юристом до мозга костей и хотел, чтобы все было по закону. Он подготовил очень много документов, которые уличали Лукашенко в нарушении Конституции и других законов. Он хотел провести эту процедуру (импичмента — ред.) на заседании Верховного Совета, который на тот момент еще был легитимной властью в Беларуси.

Хочу сказать, что и Геннадий Карпенко, и Виктор Гончар, и Юрий Захаренко – это были те люди, которые выигрывали бы Лукашенко на так называемых президентских выборах. И каждого из них Лукашенко имел основания опасаться.

– Когда вы смотрели материал «Немецкой волны», какое у вас сложилось впечатление?

– У меня сложилось впечатление, что Господь сегодня хочет открыть глаза белорусам. Спустя столько лет наши мученики, повстанцы в Вильнюсе, сами вышли из горы. Сегодня люди, которые исполняли незаконные смертные приговоры в отношении лидеров белорусской оппозиции, делают признания.

И что с этим будут делать белорусы? Как сейчас модно говорить, для меня в этом нет ничего нового. Возьмем фильм Степана Светлова (NEXTA) «Лукашенко. Уголовные материалы»: люди говорят — «нет ничего нового, я все это знал».

В Словакии, например, когда узнали, что убили журналиста, сотни тысяч человек вышли на улицы. Хорошо, вышли тысячи белорусов в Вильнюсе — а что сейчас? Это вопрос к каждому белорусу сегодня.

– А может, это российские спецслужбы хотят что-то открыть о Лукашенко?

– Российские спецслужбы имеют компромат на Лукашенко, и не только этот. И очень много компромата. Но я хочу подчеркнуть, что правду открыла Германия, это «Немецкая волна» открыла.

– К которой обратился бывший боец СОБРа Юрий Гаравский.

– А я знаю, что главный прокурор Беларуси в свое время обращался по этому вопросу к российским спецслужбам и российским властям. И российские власти ничего не сделали для этого. Не было открыто уголовное дело. Это Германия сегодня вынуждена реагировать на эту правду, потому что Германия – это страна, где правит закон. Это — не Россия.

– Не верите в то, что «Немецкую волну» втянули в эту игру российские спецслужбы, приготовив своего рода запасной козырь против Лукашенко перед пятницей, перед подписанием соглашения (о «союзном государстве» — ред.)?

– Я знаю, что Лукашенко – убийца, что Лукашенко – вор.

– Это сильные слова.

- Лукашенко лично отдавать приказ пытать людей, которые находились в заключении после 2010 года. Я это испытал на своей шкуре. И сегодня очень удивляюсь тем людям, которые говорят: «Давайте объединимся вокруг Лукашенко, он гарант Конституции и независимости». Нельзя вокруг него объединяться, потому что он убийца.

А второе: у русских есть на него компромат, что он убийца. И при этом мы слышим сегодня предложения «теток-вышиванок», которые сидели в палате №6: «Давайте объединимся, а потом выставим меня в президенты». Это очевидно, что сегодня идет попытка замолчать фильм NEXTA, потому что там все было сказано, и 3 миллиона белорусов посмотрело этот фильм.

– Властями фильм был признан «экстремистским».

– Это было признано преступной властью.

– Что вы думаете, когда мы слышим, что «все все знали, никакой сенсации нет, знаем про это 20 лет»?

– Я и говорю, что есть очень большое сходство с делом Калиновского. Люди знали, что повстанцы похоронены на горе Гедимина, знали, что они были убиты — но пришел момент истины, пришло время, произошло что-то необычное. И этих героев похоронили надлежащим образом на государственном уровне.

Тоже самое происходит с нашим героями: с Карпенко, Гончаром, Красовским, Завадским.

– Но через сколько? Через 100 лет?

– Это от белорусов зависит. Я уже говорил об этом в свое время, когда белорусы голосовали за Андрея Санникова и других лидеров. Они выходили во второй тур, и Лукашенко выборы проигрывал. Да, разогнали акцию. Но надо было бороться за своих лидеров.

И способны ли белорусы бороться за своих лидеров — это сегодня экзистенциальный вопрос, здесь и сейчас.

– Вопрос в том, есть ли лидеры?

– Эти лидеры есть. Гончар был лидером. Странно слышать, когда говорят: «А фильм для чего снимался?» А где Гончар? Где Красовский? Где Захаренко? А отсидел ли Статкевич свои 8 лет в тюрьме? Или он сидел на диване и только писал смс и в интернете что-то?

Есть настоящие герои — и их надо защищать. Приходится слышать: «Нет героев – я не выйду». Хорошо. Гончара убили. Сегодня человек говорит — и его убили. Он был опасен для Лукашенко. И тут возникает вопрос: герои есть, а есть ли белорусская нация? Вот такой вопрос.

– Понятно, что реакция нужна. Общество должно реагировать. Но как реагировать?

– Очень разные люди продолжали расследовать это дело в разное время. И тут также возникает экзистенциальный вопрос: «А кто такой Олег Алкаев?» (экс-начальник минского СИЗО-1, рассказавший об убийствах оппозиционеров — прим. Charter97.org). Можно сказать, что у этого человека в каком-то смысле страшная биография. Но человек сделал свой выбор, резко изменил свою жизнь, уехал в Германию, потому что Божий глас ему сказал: «Ты должен сказать правду людям». И он принял это решение.

Мы знаем, что Вадим Кабанчук и его товарищи проводили расследование, в нем также участвовал офицер КГБ Угляница — и они тоже сказали правду.

Офицеры, которые уехали, о которых говорил Олег Волчек… Сам Олег участвует в этом расследовании и очень рискует. Есть герои, есть люди, которые делают это.

И это вопрос выбора для каждого белоруса.

– Это очень рискованно.

– Безусловно. Но даже этот человек, Юрий Гаравский — я ему верю. Он сказал, что он принимал участие в этих действиях.

– Журналисты «Немецкой волны» вообще говорят, что это не дело доверия.

– Я надеюсь, что «Немецкая волна» пошла на этот фильм и на этот шаг после того, как человек побывал на детекторе лжи. Думаю, что без этого не могло быть такого фильма.

Мы еще назовем генерала Лопатика, можно также назвать генерального прокурора Божелко и генерала КГБ Мацкевича, потому что они отдали приказ об аресте командира СОБРа Павличенко, они знали правду. И сегодня жизнь показывает нам, что правду не спрячешь. Не важно, было ли это событие 150 лет назад или 20 лет назад.

– Хорошо. Правду не спрячешь, но Павличенко говорит, что это все «неправда и не о чем разговаривать».

– Есть Муравьев-вешатель и есть Павличенко. Я думаю, что это фигуры одного масштаба. А есть Виктор Гончар и есть Калиновский и Сераковский.

Каждый из нас имеет глаза и уши, чтобы сделать выбор. Кому ты больше доверяешь — Калиновскому, Сераковскому, Гончару или Павличенко и Муравьеву-вешателю? Это вопрос сегодняшнего дня.

Сидеть дома, молчать и ждать, что кто-то принесет тебе хорошую жизнь — или в определенной степени рискнуть, но не жизнью, и выйти на улицу вместе с тысячами людей? И этот вопрос, поверьте, каждый задает себе.

Да, есть контрактная система — но это же не смерть. Если я промолчу — что будет с моими детьми, с моими внуками? Они будут продолжать жить под еще большей диктатурой много лет. Если я сам не рискую, значит, я предлагаю решить этот вопрос своим детям и внукам и рисковать потом им.

А мы знаем, что эта система может укорениться. И это — главный вопрос. Я для себя в свое время выбор сделал и продолжаю участвовать в белорусском сопротивлении именно потому, что знал лично Геннадия Карпенко, знал Виктора Гончара, встречался несколько раз с Юрием Захаренко. И самое главное: я знаю вдов наших пропавших людей, их дочек, детей. И мое участие в сопротивлении нужно именно для того, чтобы справедливость победила. Это важно. Это важно и для Волчека, и для Кабанчука. Люди действуют ради этого. Каждый сам ищет мотив, решает действовать ему или нет.

– Что такого надо сделать властям, чтобы народ наконец отреагировал?

– Алкаев сказал, что Фудзияму построить — но она уже построена.

– Это интервью 2011 года…

- Чернобыльская Фудзияма в Островце построена. И это вопрос не только для белорусов, но и для европейских чиновников. Потому что среди них есть разные люди. Был сенатор Джон Маккейн, который также знал про это дело и высказывался на этот счет, был и есть спецдокладчик ПАСЕ Христос Пургуридес, герой этого фильма, который предпринял определенные действия — а есть чиновники, которые говорят, что Лукашенко – «теплый человек», которые с ним целуются, имеют общие интересы, бизнес.

Диктатура заразна и те, кто с Лукашенко якшается, имеет с ним разные грязные дела —они тоже замазываются. Но это и есть цель Лукашенко, чтобы показать, что «вы на Западе такие, какие есть». Это вопрос и для белорусов, и для поляков, и для жителей Европы.

Эта Фудзияма может взорваться. Та же Даля Грибаускайте (экс-президент Литвы — прим. Charter97.org) допустила определенные ошибки, но потом пыталась исправить и сказала, что АЭС в Беларуси опасна для всей Европы. И фильм «Чернобыль» это нам напомнил...

Вы задавали уже этот вопрос Алкаеву несколько лет назад. Значит, не так мало людей в это заангажировано и разделяют ваш подход, разделяют, что Алкаев проявил смелость, что Волчек — смелый человек, и благодарят Христоса Пургуридеса за то, что он, может, единственный из европейцев, кто пошел на определенные шаги.

– Юрий Сиваков назвал интервью «Немецкой волне» очень профессиональным вбросом перед встречей Лукашенко и Путина…

– А может, Лукашенко не встречаться с Путиным? Он что сказал: «Я не хочу встречаться, я выхожу из Евразийского союза, «союзная государство» – зло для Беларуси»? Где такие идеи?

Если бы я был руководителем государства, я бы думал, где выгодно: в Евразийском союзе и в «союзном государстве» или с Европейским союзом. Знаю, что в Литве, Латвии, Польше люди живут значительно лучше. А тут его «принуждают» ехать в Москву. Съезди в Польшу, тебя приглашали, съезди в Берлин. Не хочешь? Почему? Потому что есть компромат в Москве. Потому что он — русская марионетка.

Как говорил Калиновский: «Только тогда начнем хорошо жить, когда москаля над нами не будет». Верно и другое: когда Лукашенко над нами не будет, тогда белорусы получат шанс на лучшую жизнь. Поэтому давайте не заниматься этой ерундой и отправим Сашу в Рашу. Пусть он едет в Москву и не возвращается.

– Но это все риторика.

– Нет, это не риторика. Это правда и политическая воля. А эту чушь «давайте поддерживать подонка-убийцу и объединимся вокруг»… Как это? Можно объединиться вокруг Гончара, вокруг Калиновского, вокруг Статкевича, вокруг Северинца. Но вокруг убийцы Лукашенко, который уничтожил белорусскоязычное образование, объединяться нельзя.

Я понимаю, что появилось много тайных поклонников Лукашенко якобы бы из оппозиции. И для них сегодняшняя информация — это холодный душ. И отсюда эти споры: Россия —не Россия… «Немецкая волна» открыла правду. Причем здесь вброс Путина? Давайте фактам верить.

– Что с этими всеми фактами мы можем сделать?

– То, что это появилось на «Немецкой волне», и то, что человек, который признался в этом преступлении, находится за пределами Беларуси, может быть первым шагом к Гаагскому трибуналу. Возможно, надо создавать международную комиссию, в которой бы принимал участие Христос Пургуридес и немецкие специальные службы. А белорусов, которые занимались этим делом и могут им что-то сообщить, есть очень много.

Очень много офицеров, бывших силовиков из Беларуси сейчас находятся в разных европейских странах и даже в Америке. Возможно это делать. Потому что от России мы ничего не дождемся. У России есть информация на этот счет. Генпрокурор Божелко все предоставил туда. Но она ничего не делала, она не будет начинать этот суд. Суд должен быть под международной юрисдикцией. Не являюсь юристом, но думаю, что с этого можно начинать. Потому что это преступление против человечества и людей.

– Это также означало бы конец дороги в Европу для Лукашенко?

- Знаете, меня не интересует его судьба. Меня интересует судьба Беларуси. Позволим ли мы этому человеку, диктатору, в седьмой раз прийти к власти? И сколько за эти годы он принесет несчастья и смертей для белорусов?

Сегодня надо думать про это. Нет седьмому сроку Лукашенко! Потому что его седьмой срок может быть только в тюрьме. Сегодня доказательств, даже по уничтожению политических оппонентов Лукашенко, уже достаточно. Давайте об этом говорить. А Москва, не Москва, Сочи – это все чушь.

Алжирцы вышли и сказал: «Нет. Не хотим этого диктатора на пятый срок». Суданцы восстали и сказали: «Не хотим, чтобы он пошел на четвертый срок». Украинцы сделали свой выбор в отношении Януковича. Это к нам вопрос. Давайте перестанем «сдавать эти анализы», что делают Путин и Лукашенко. Давайте действовать. И героев у нас хватает.