19 чэрвеня 2018, aўторак, 13:17
Рубрыкі

Кучеряво живем

91
Фото: blog.vp.by

Урок арифметики для ФСЗН.

Приятельница рассказала, как смотрела роскошный салют 9 мая, от которого в окрестностях едва не повылетали стекла: «После первого же залпа подумала: о, пенсии полетели! А теперь - зарплаты. А со следующим залпом – медицинское оборудование для больниц». Приблизительно о том же думала и я, вздрагивая от грохота. Сын спрашивал, глядя в окно: «А на школы и больницы у них бюджета нет?»

В общем, богато живем. Кучеряво, как говорили раньше. Салюты, байк-шоу, парады, корпоративы «Белой Руси», коттеджи для каждого районного начальника. И, конечно, неустанная забота о народе. И вот уже минфин в ведомственном журнале рапортует, что в прошлом году еще девяти тысячам белорусов назначены социальные пенсии в размере половины прожиточного минимума. И теперь государство содержит уже 71 тысячу бывших тунеядцев, которые не выработали страховой стаж.

В том же журнале министерша труда и соцзащиты Костевич (та самая, что строит себе сейчас новое крылечко, чтобы круче, чем у Щеткиной), поучает белорусов: «Часто на приемах граждан сталкиваешься с теми, кто не наработал страховой и трудовой стаж, получает маленькую социальную пенсию и спрашивает: «Как на эти деньги можно прожить?» Официальная занятость создает подушку безопасности для граждан в старости». Вслушайтесь в эти слова. Подушку безопасности. Создает. Для белорусов. Если такое говорит министр труда и, заметьте, социальной защиты, и при этом остается министром хоть на сутки, а не бежит в панике из города, подгоняемая хворостинами, - тогда, наверное, «остановите землю, я сойду», потому что на нашей земле все совсем скверно. Хуже некуда. Это ведь уже даже не лицемерие, не вранье, не пропаганда, не манипулирование – просто скотство.

Считать в пределах сотни умеют даже в министерствах. Так вот, давайте подсчитаем. Возьмем девять тысяч «социальных пенсионеров», которые в прошлом году получили свою половину прожиточного минимума. Государство их облагодетельствовало, потому что мужчинам исполнилось 65 лет, а женщинам – 60. То есть мужчины родились в 1952 году, женщины – в 1957. Значит, работать они начинали в семидесятые. А тогда, напомню, все строили светлое коммунистическое будущее. При этом «подушку безопасности в старости» все советские граждане собирали, конечно, – хранили деньги в сберегательной кассе, как партия велела. Несли туда каждую сэкономленную с зарплаты трешку или, если повезет, червонец. Хранили тонкие серые книжки бережнее, чем паспорта. И что с этими сберкнижками и хранящимися там «подушками» стало потом? А что потом стало с этими людьми, когда предприятия начали массово закрываться, а те, что формально не закрывались, не платили зарплату полгода? Так что в девяностые они наверняка челночили. Или работали в многочисленных АО, ЗАО и ООО, от которых не осталось не только записей в архивах, но и следов. Или торговали на подступах к рынкам, или на улицах. Словом, выживали.

И если они почему-то не получили свой стаж еще во времена СССР – значит, были на то иные причины, а вовсе не нежелание работать. Хочу напомнить, что в Советском Союзе выбора не было: или ты строишь коммунизм, или идешь в тюрьму за тунеядство. Так что хоть кочегарами, хоть сторожами, но устраивались все. Так что неизвестно, что происходило с этими девятью тысячами. Возможно, кстати, сидели в тюрьмах. А потом бомжевали – в те времена выписать из квартиры человека, попавшего в тюрьму, можно было заочно. Женщины вполне могли ездить за мужьями-военнослужащими по дальним гарнизонам, где найти работу было невозможно. Или ухаживать за инвалидами. Всякое могло быть, но в любом случае это девять тысяч драматических судеб. А всего по стране – 71 тысяча таких. И оставшиеся 62 тысячи еще старше, а значит, и пережить могли еще более страшные времена и потрясения.

Кстати, есть и еще одна важная цифра: в прошлом году государство отказало в пенсиях 3700 белорусам, которым не хватило страхового стажа. Итого получается почти 75 тысяч человек, которых государство постфактум объявило тунеядцами и лишило пенсий. А давайте, раз уж у нас сегодня получился урок арифметики, еще немного посчитаем. Я уже несколько раз рассказывала об Ане Строцевой, которую лишили пенсии, насчитав ей 11 с половиной лет страхового стажа при общем тридцатилетнем и исключив оттуда три декрета, учебу и многолетний уход за мамой-инвалидом. Так вот, давайте считать дальше. Ну ладно, округлим не в пользу Ани. Пусть будет 10 лет страхового стажа на каждого из этих 75 тысяч. Страховые взносы в ФСЗН – 35 процентов заработка. Какая там у нас средняя зарплата? Говорят, за прошлый год – 415 долларов. А за 1999 год – 61 доллар. Я любопытства ради нашла цифры за последние 19 лет. Так вот, средняя зарплата белоруса за эти годы - 235 долларов. (Ага, с такой непозволительной роскошью можно «подушку на старость» набить лебяжьим пухом и вышить золотыми нитками.) Обязательные 35 процентов взноса в ФСЗН – 82,25 доллара. В год – 987. Десять лет – почти десять тысяч долларов.

И где они, если человеку не назначена пенсия? Верните их гражданину – и пусть себе живет дальше. 75 тысяч лишенных пенсий или получающих социальную – приличная сумма на всех получится. Допустим, у кого-то стаж меньше. Зато у кого-то и зарплата была не средняя, а высокая, так что и взносы другие. Так что порядок цифр понятен. И где эти деньги? Кто их спер? На что так бесстыдно потратил?

Ответ настолько очевиден, что вопрос можно и не задавать. Они и сперли – те, кто учит белорусов «крутиться на трех работах» и создавать подушку безопасности на старость. Те, кто собирает арбузы в Дроздах и чугунными болванами стоит на парадах. Те, кто выселяет детей из школ ради ремонта к «Дожинкам» или отправляет их вместо уроков собирать картошку. А потратили их на уютные особнячки районных ФСЗНов с красивыми витыми заборами, на дорогие ремонты министерских и исполкомовских кабинетов, на байкерскую одежку Щеткиной и маршальскую форму Коли Лукашенко, на салюты и парады, на сладкую жизнь карателей и пропагандистов, на коттеджи и охрану колхозной шелупони. На уничтожение оппозиции и профсоюзов. На хладнокровное убийство нашей любимой страны, в которой так здорово и долго можно было бы жить.

Ирина Халип, специально для Charter97.org