28 октября 2021, четверг, 18:22
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Андрей Ожаровский: Минэнерго скрывает от белорусов важную информацию о БелАЭС

23
Андрей Ожаровский: Минэнерго скрывает от белорусов важную информацию о БелАЭС
Андрей Ожаровский
Фото: RFE/RL

Почему так часто отключается первый энергоблок?

На днях Министерство энергетики Беларуси сообщило в своем телеграм-канале об очередном плановом выключении первого блока Белорусской атомной электростанции. Сайт Chater97.org поговорил с известный российский физиком-ядерщиком Андреем Ожаровским об этой ситуации.

– БелАЭС уже в который раз отключают от сети. Недавно отключили первый энергоблок, который только-только включили 8 марта. Власти это объясняют «плановое — выполнение регламентных работ». Является ли такое количество отключений нормальным и стоит ли белорусам опасаться БелАЭС?

– Начнем с того, что любую АЭС нужно опасаться, потому что это ядерно и радиационно опасный объект. Что бы кто ни говорил, любая электростанция, любой реактор, даже исследовательский – опасны. Они могут привести как к выбросу радионуклидов, так и ко взрыву, как мы видели в чернобыльской аварии, поэтому опасаться нужно.

Я видел замечательный пост в телеграм-канале вашего Минэнерго, я бы хотел его прокомментировать. Белорусские атомщики чему-то учатся с точки зрения пиара. Если раньше они ничего не писали про отключение, то сейчас они заранее об этом сказали, поэтому можно предположить, что в этот раз не соврали и отключение было плановое.

Названа причина, цитирую: «для проведения исследований ксеноновых переходных процессов в реакторной установке со снижением ее мощности до минимально контролируемого уровня». Это действительно то, что нужно делать. Любой, кто смотрел сериал «Чернобыль», понимает, что такое йодная яма, ксеноновое отравление — это такой дамоклов меч над каждым из энергоблоков. В принципе, если неправильно себя вести в ситуации, когда реактор отравлен ксеноном, то может получиться что-то похожее на Чернобыль. Не буквальное копирование, конечно, на БелАЭС реактор другого типа, но ядерная реакция та же самая: деление ядер урана с образованием йода, который потом распадается, и мы получаем всякие неприятные вещи.

В этот раз я склонен считать, что реактор был отключен планово.

Но кое-чего тут не хватает. Не хватает сообщений, как долго пройдет остановка, потому что, возможно, что хоть они остановили реактор для исследования концентрация йода и ксенона, но не исключено, что будут заниматься и какими-то другими исправлениями.

Если коротко суммировать ответ Минэнерго, то блок пока еще не введен в промышленную эксплуатацию, он находится в опытно-промышленной эксплуатации, поэтому мы можем включать и выключать, сколько захотим. Я готов принять это объяснение. Пока, действительно, блок находится в таком странном периоде, вообще не надо считать, что он работающий.

Но тогда возникает вопрос, зачем Лукашенко устраивал этот спектакль 7 ноября, эту «церемонию поднятия мощности». Стоило бы дождаться, пока блок станет полностью работоспособным, пока он будет введен в эксплуатацию, тогда, может быть, и можно проводить какие-то церемонии, хотя, на мой взгляд, и это тоже лишнее.

Тут имеет место конфликт между физической реальностью, между инженерной практикой и поводом для пиара. Почему-то ваш старичок хочет пиариться на атомной энергетике, это снова говорит об его интеллектуальном уровне и больше ни о чем.

Второе, давайте разбираться настолько это плохо для самого блока. Это нормально, он должен включаться и выключаться в разных режимах. Хорошо, что он выключается без взрывов или выбросов радиации, насколько нам известно. Но эти «вкл-выкл» не проходят бесследно — при расхолаживании возникают нагрузки на корпус и трубопроводы, идёт износ оборудования...

Есть и элементы белорусской экономики, для которых частые включения выключения АЭС – это не хорошо. Это энергосистема страны. Ее лихорадит при каждом включении и выключении, потому что это слишком большая единичная мощность для генератора. Даже когда из энергосистемы выпадает 1-2% – это плохо, но не катастрофично. А когда речь идет о десятках процентов от всей установленной мощности всех генераторов Беларуси, то энергосистему лихорадит, и там могут быть нехорошие вещи. Но при этом проблемы возникают не на самой атомной станции, страдают другие производители энергии, которые должны оперативно выключаться, когда атомщики соблаговолят включить свой генератор, и каким-то образом быстро включаться, если атомщики выключают свой энергоблок. Снова скажу, если дело плановое, то диспетчер должен заранее знать и дать приказ поднимать котлы тем или иным газовым электростанциям, или каким-то другим способом купировать постоянное включение и выключение.

Минэнерго говорит, что проводится необходимые испытания с выключением от сети и плановой остановкой, но мы точно знаем, что ранее уже были не плановые остановки, когда был пожар измерительных трансформаторов, импортного производства. Они сгорели, было короткое замыкание, кто это допустил и кто наказан – непонятно. Это не штатная ситуация, когда любое из устройств, не обязательно сам реактор, выходит из строя. Главное, что из-за отказа этих устройств, этих трансформаторов, сам энергоблок был неработоспособен.

В России отключение энергоблоков действующих атомных станций не прекращаются после того, как чисто формально решением какой-то комиссии энергоблок переходит из стадии опытно-промышленной эксплуатации в стадию промышленной эксплуатации. Энергоблоку-то, собственно, все равно. Отказы будут продолжаться, я утверждаю.

Почти каждый энергоблок на каждой АЭС в мире хотя бы один раз в год отключается по каким-то своим причинам. Иногда операторы успевают замечать отклонения параметров и подать заявку в энергосеть, тогда пытаются назвать плановым отключением, так обычно бывает в России, а иногда энергоблок отключается действиями автоматической защиты. Это более редкий случай. Примерно раз в два года каждый реактор в мире именно так отключается. Это значит, что вообще никто не успевает среагировать - ни оператор атомной станции, ни оператор энергосистемы.

Это неплохо, потому что часто помогает избегать аварий. Мы только за, чтобы автоматическая система была чутко настроена. Реактору лучше лишний раз отключиться, чем лишний раз взорваться. Это такая особенность атомной энергетики. Атомщики часто критикуют возобновляемую энергетику, справедливо замечая, что ветер дует не всегда, солнце светит не всегда, но и реактор работает не всегда. С этим ничего нельзя сделать, если реже будет отключаться, то будет хуже для безопасности, чаще будет взрываться. Поэтому сообщаю белорусам, что отключения будут продолжаться, даже когда пройдет очередная церемония перевода реактора в плановую эксплуатацию. Будет ли отключений больше или меньше – посмотрим.

Цитата из телеграм-канала Минэнерго: «Этап опытно-промышленной эксплуатации занимает в соответствии с регламентом определенный период». Что они здесь сказали? Минэнерго следовало бы уважать читателей и сообщить, что нам осталось еще два месяца, две недели, полгода, я не знаю сколько осталось вот этой опытно-промышленной эксплуатации с постоянными отключениями и включениями. Чему этот «определенный период» равен в случае с БелАЭС? Просто объясните, о каком периоде идет речь.

Мы видим, что они что-то скрывают. У меня есть версия, почему они не называют период, и насколько я знаю, не назван день торжественного ввода в эксплуатации атомной станции.

Я очень боюсь, что Лукашенко назначит это на какую-то из важных для него дат, например, он прикажет к 9 маю ввести АЭС в эксплуатацию - и это будет плохо, потому что не все нужные испытания пройдены, не все корректировки внесены.

Раз 7 ноября он придумал эту церемонию поднятия мощности, которая ничего не значит и после которой через сутки реактор сам упал, то не исключено, что эта политизация атомной энергии будет продолжаться.

Хочу задать Минэнерго открытый вопрос: спасибо за ваше разъяснение в «Телеграме», что «этап опытно-промышленной эксплуатации занимает в соответствии с регламентом определенный период». И раз у вас есть регламент – огласите, какую часть этого периода мы уже прошли и какую еще предстоит? Когда первый энергоблок БелАЭС будет введен в эксплуатацию?

В конце сообщения Минэнерго есть такой замечательный абзац: «Количество плановых остановок блока привязано к реализации программ испытаний». Отсюда ещё вопрос: если у вас есть программа испытаний, то вам точно известно, сколько плановых остановок должно быть на этапе с 7 ноября по 10 марта, и сколько вот этих плановых остановок блока планируется на оставшийся период. Очень бы хотелось узнать число. Скажите: еще осталось провести 12 плановых остановок или 2, или 22. Мы не знаем сколько, поэтому если Минэнерго хочет играть по-честному, то они должны рассказать от этом общественности.

Я сомневаюсь, что они это сделают. Честно скажу, из всего опыта строительства БелАЭС я знаю, что «Росатом» не всю информацию предоставляет белорусской стране. Минэнерго просто иногда копируют какие-то сведения из «росатомских» документов, не понимая сути. Я очень надеюсь, что это не так, я надеюсь, что Минэнерго орган солидный, что он обладает всей информацией, поэтому мне нужно две цифры – когда закончится период опытно-промышленной эксплуатации и сколько плановых остановок энергоблока предусмотрено программой испытаний на этот период.

А вот такая классическая попытка манипулирования в этом сообщении Минэнерго тоже присутствует. Цитирую: «Все должно работать четко и надежно, обеспечивая полную безопасность блока». Хочу рассказать, что термин «безопасность» имеет не только эмоциональное, но и конкретно юридическое и физическое содержание. Любой энергоблок относится к категории ядерно и радиационно опасных объектов. Радиационно-опасный - это значит, что может произойти выброс радионуклидов, а ядерно-опасный - значит может произойти неконтролируемая цепная ядерная реакция и может произойти взрыв, как в Чернобыле.

Любые попытки назвать атомную электростанцию или энергоблок «безопасным объектом», тем более писать про «полную безопасность блока», говорят о том, что Минэнерго озабочен пиаром и сокрытием реальной информации.

Я призываю Минэнерго перестать дезинформировать население и начать говорить о ядерной электростанции, как о ядерно и радиационно опасном объекте. И в каждом сообщении писать, что мы следим за тем, чтобы эта опасность была в каких-нибудь приемлемых рамках.

Энергоблок был безопасным до того, как началась ядерная реакция, то есть год назад. Навешивание неправильных, дезинформирующих ярлыков как раз приводит к самоуспокоенности и расслабленности, которая 35 лет назад уже привела к чернобыльской аварии, потому что, действительно, советским инженерам вбивали в голову, что советский реактор – самый безопасный.

Сейчас я вижу повторение той ситуации. Публичное называние чиновниками опасной атомной электростанции «безопасной» должно давать обществу сигнал – вас обманывают, вами манипулируют. Или человек знает, что АЭС опасна и пытается манипулировать, тогда он подлец. Или человек не знает, что любой реактор опасен, и говорит всем, что реактор «безопасен» - значит, этот человек дурак. Я очень надеюсь, что в Минэнерго находятся не подлецы и не дураки, и они исправят эту риторику.

— В воскресенье, 7 марта, в независимых телеграм-каналах и СМИ появилась информация о ЧП на АЭС, связанном с поломкой системы охлаждения реактора. Насколько вероятна такая поломка на БелАЭС? Что происходит, если на подобных станциях выходит из строя система охлаждения реактора?

– Система охлаждения - это ахиллесова пята любой атомной станции, любого реактора, потому что в случае отсутствия теплоотвода и наличия ядерных реакций, вызывающих остаточное тепловыделение, мы получаем нарушения теплового баланса, накопление тепловой энергии, что называется тепловой взрыв, то есть катастрофа по чернобыльскому сценарию. Все перегревается, вода испаряется, разрываются трубопроводы, может быть даже корпус реактора. Поэтому нужно к этому относиться серьезно.

Давайте на шаг назад отойдем, вернемся к этим несчастным трансформаторам. До сих пор не назван тип, марка и поставщик якобы дефектных трансформаторов. Нам сказали: блок аварийный отключился, потому что сгорел из-за короткого замыкания один из импортных измерительных трансформаторов напряжения. Ясности нету. Да, этот объект не имеет никакого отношения к ядерно-радиационной безопасности, но без него не может работать АЭС. Нам ничего не сказали. Что вы скрываете? Скажите: такая-то фирма поставила дефектное оборудование, мы выдвинули претензии, она обещала заменить их или мы, например, меняем итальянский трансформатор на китайский.

Я не думаю, что на БелАЭС сочтут нужным информировать общественность, что у них там происходит, до тех пор, пока не произойдет что-то катастрофическое, пока радионуклиды не попадут в окружающую среду и повышение гамма-фона можно будет измерить любым прибором, этого нельзя будет скрыть. Тогда они будут говорить об этом.

Это пример того, что они не собираются ничего предоставлять обществу. Даже, представим, что у них была проблема с охлаждением. Они бы ни за что не предоставили об этом информации, потому что эта система напрямую связана с безопасностью. Общественность на основании опыта общения с белорусскими атомщиками понимает, что эти люди будут скрывать, а еще чаще дезинформировать. К сожалению, недоверие присутствует, и оно обосновано.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».