2 июля 2020, четверг, 22:39
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Союз изгоев

2
Союз изгоев
Фото: Reuters

Как власти Ирана и Венесуэлы оказались в «одной лодке».

Пандемия нового коронавируса во всем регионе Большого Ближнего Востока сильнее всего ударила по Ирану, хотя его власти всячески стараются это скрыть. Сейчас официальный Тегеран и президент Хасан Рухани пытаются избежать катастрофы и спасти экономику, крайне ослабевшую еще до появления COVID-19 – из-за многих лет неэффективного управления и финансирования военных авантюр и террористических движений за границами Ирана. Впрочем, несмотря на все переживаемые беды и трудности, менять свою внешнюю политику Иран, очевидно, не намерен. И сейчас одним из главных направлений его экспансии вновь становится Венесуэла, пишет svoboda.org.

Пресс-секретарь правительства Ирана Али Рабии недавно признал, что из-за связанного с COVID-19 кризиса более семи миллионов иранцев навсегда потеряли работу или были "сокращены на неопределенное время". Рабии добавил, что свыше 35 процентов иранцев сегодня едва сводят концы с концами.

В редакционной статье, опубликованной изданием Foreign Policy, подчеркивается, что мрачные экономические перспективы Ирана не оставили Хасану Рухани иного выбора, кроме как вновь разрешить всю деловую активность в стране, включая возобновление работы почти всех коммерческих предприятий. Доходы иранского государственного бюджета упали в несколько раз, и в условиях продолжения общенационального карантина режиму в Тегеране невероятно сложно держать экономику на плаву – так, как это сделали другие страны, пишут авторы статьи. При этом финансы, индустрия и торговля в Иране оказались в плачевном состоянии еще до наступления эпохи COVID-19. В октябре 2019 года Международный валютный фонд предсказал, что в 2020 году экономика Ирана сократится на 9,5 процента.

Паломники возле усыпальницы одного из шиитских святых на юге Тегерана. 25 мая 2020 года

Как напоминают в Вашингтоне, во многом кризис в Иране сейчас разгорелся еще и вследствие того, что официальный Тегеран в течение многих лет ставил экспансию во внешнем мире и финансирование проиранских, в первую очередь шиитских движений и группировок в других государствах, таких как Сирия, Ирак, Ливан, Йемен, много выше потребностей собственного населения. По данным Министерства финансов США, в 2019 году Хасан Рухани личным решением изъял 4,8 миллиарда долларов из Фонда национального развития Ирана – и перевел их на поддержку государственной пропаганды и союзных группировок и режимов за границей.

В прошлом марте верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи увеличил финансирование Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР), причисленного в США и многих других западных государствах к иностранным террористическим организациям, дополнительно на 33 процента от выделенного парламентом бюджета. Он также увеличил примерно на 50 процентов финансирование иранского полувоенного ополчения "Басидж", которое использует детей-солдат и занимается в основном подавлением инакомыслия внутри страны.

Али Хаменеи выступает перед нацией по случаю национального праздника Аль-Кодс ("День будущего освобождения Иерусалима"). 22 мая 2020 года

Сегодня многие вспоминают, как Али Хаменеи поначалу отвергал все опасения в отношении нового коронавируса как "негативную пропаганду", якобы распространяемую врагами государства, чтобы снизить явку избирателей на парламентских выборах 21 февраля. Однако к сегодняшнему дню Иран вышел на 10–11-е места в мире по уровню заражения населения – наличие инфекции подтверждено у почти 140 тысяч человек, почти 7 с половиной тысяч больных умерли. А еще в середине апреля, как сообщает Радио Фарда, статистический отдел иранского парламента объявил, что в стране погибли более 8700 человек, что почти вдвое больше 4800 смертей, официально зарегистрированных режимом в то время.

25 мая, после праздника Ид-аль-Фитр, который отмечает конец мусульманского месяца Рамадан, Иран вновь открыл свои религиозные шиитские святыни, примерно через два месяца после их закрытия. Это решение последовало после того, как Хасан Рухани заявил днем ранее, что 10 из 31 провинции страны сейчас находятся на стадии "сдерживания распространения вируса". По словам Рухани, святыни будут открыты каждый день в течение трех часов утром и трех часов вечером.

Тегеран, 22 мая 2020 года

Радио Фарда также подчеркивает, что последние торговые показатели импорта из Ирана в Китай падают в первые четыре месяца 2020 года на 61 процент по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Именно Пекин на протяжении последних лет является крупнейшим торговым партнером Тегерана. Но с 2018 года его импорт из Ирана сократился более чем на 70 процентов, а экспорт – на 48 процентов. Основная причина снижения товарообмена связана с резким сокращением экспорта в Китай иранской нефти. В январе – апреле 2019 года Китай был одной из стран, которые США освободили от ограничений в покупке нефти из Ирана. Однако в мае 2019 года Вашингтон объявил о начале политики снижения экспорта иранской нефти вообще до нуля и убрал Китай из этого списка стран, имеющих некие преференции в отношении Ирана. Поэтому сейчас КНР покупает в Иране не более 70 тысяч баррелей сырой нефти в сутки, что составляет одну десятую от объема закупок до введения американских санкций.

Однако на политические авантюры Тегерана, в том числе на другом краю света, все это никак не влияет – например, на то, что Иран, по заявлению Госдепартамента США, остается соучастником режима венесуэльского президента Николаса Мадуро в расхищении золотого запаса Венесуэлы. Самая крупная иранская авиакомпания Mahan Air только в апреле – мае этого года выполнила до 15 рейсов в Венесуэлу. Известно, что по меньшей мере один из этих самолетов доставил в Венесуэлу, страну, когда-то имевшую мощную нефтеперерабатывающую промышленность, химикаты для производства бензина. А перед обратными вылетами в Иран в самолеты загружали золотые слитки.

Агентство Аssociated Press обращает внимание на то, что эти полеты Mahan Air выполняются в нарушение общего запрета на все международные перелеты, введенного Мадуро в связи с распространением COVID-19. Деятельность этой иранской авиакомпании в целом постоянно подвергает риску заражения как иранцев, так и жителей других стран Ближнего Востока. В феврале, например, Mahan Air осуществила более 55 полетов в китайские аэропорты, так же нарушая введенный иранским режимом запрет на полеты в Китай. С Mahan Air тесно связана также ливанская группировка "Хезболла", которую все большее число стран, в том числе в Латинской Америке, признают террористической. Так, в январе этого года ее внесли в списки террористических организаций Колумбия и Гондурас, в прошлом году – Парагвай и Аргентина.

"Боинг-747" авиакомпании Mahan Air

Согласно данным Bloomberg, правительство Мадуро за последние пару месяцев потратило на покупку в Иране необходимого для своей нефтеперерабатывающей промышленности оборудования, стоимостью примерно в 500 миллионов долларов, около 9 тонн золота. Именно это золото и загружалось на возвращавшиеся в Иран самолеты Mahan Air. Такие действия привели к снижению финансовых резервов страны до 30-летнего минимума.

При этом в отношении Венесуэлы, как и в отношении Ирана, действуют санкции США, направленные в том числе на то, чтобы лишить Николаса Мадуро и его окружение возможности заниматься незаконной добычей золота и использовать в качестве инструмента своей деятельности государственные нефтяные компании.

Венесуэла, располагающая крупнейшими разведанными запасами нефти в мире, сегодня очень сильно зависит от помощи Ирана – из-за дефицита бензина, возникшего в стране в результате общего краха экономики, которой по-прежнему неумело руководят венесуэльские и кубинские военные, социально-политического кризиса и пандемии COVID-19. Все венесуэльские нефтеперерабатывающие заводы безнадежно устарели и обветшали, и сейчас Каракас, как ни трагикомично это выглядит, прямо зависит от поставок иранского топлива. Очевидцы говорят, что на черном рынке в Венесуэле сегодня цена одного литра бензина – не меньше 3 долларов США, при минимальной зарплате в 5 долларов.

Иранский танкер Fortune на якоре в венесуэльском порту Пуэрто-Кабельо. 24 мая 2020 года

24 мая из Ирана в Венесуэлу прибыл первый из пяти танкеров с бензином, посланных режимом в Тегеране своему латиноамериканскому союзнику. Его в порту Пуэрто-Кабельо встречал лично Тарек Эль-Айссами, министр нефтяной промышленности в правительстве Николаса Мадуро. Эти пять танкеров перевозят из Ирана в Венесуэлу в общей сложности около 1,5 миллионов баррелей бензина. При этом Хасан Рухани несколько раз за последние дни публично заявлял, что, если США "создадут проблемы" для этой флотилии, ответ Тегерана "будет соразмерно жестким". В свою очередь мадуровский министр обороны Владимир Падрино Лопес заявил, что иранские танкеры с нефтью в исключительной экономической зоне его страны будут сопровождать боевые корабли и самолеты Венесуэлы.

Ранее на этой неделе издание The Wall Street Journal сообщало, что администрация президента США Дональда Трампа изучает возможность введения новых санкций против Ирана, чтобы заблокировать именно экспорт иранской нефти в Венесуэлу. После того как пять иранских танкеров отправились в Латинскую Америку, в Белом доме стала обсуждаться возможность конфискации этих судов в случае дозаправки в портах третьих стран.