7 августа 2020, пятница, 6:15
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Перенесший COVID-19 врач: На белорусов как будто спустили страшного монстра

24
Перенесший COVID-19 врач: На белорусов как будто спустили страшного монстра

Для того, что делают власти во время эпидемии, не хватает цензурных слов.

Об этом в интервью сайту Charter97.org заявил Алексей Носов - белорусский врач, работающий в Испании.

Алексей Носов закончил Белорусский государственный медицинский университет в 2000 году. После учебы работал в медучреждениях Минска: травмпункте Больницы скорой помощи, 3-й городской больнице, 33-й (студенческой) и 3-й поликлиниках. В 2008 году он переехал в Испанию, в провинцию Валенсия, где работает травматологом в приемном отделении.

Работая врачом в Испании, Алексей не только принимал пациентов с COVID-19, но и сам переболел коронавирусом.

- У вас есть возможность наблюдать эпидемию COVID-19 в Испании и сравнивать это с происходящим Беларуси. Что вы думаете о ситуации с коронавирусом в нашей стране?

- Я внимательно слежу за новостями из Беларуси, потому что эта пандемия - сама по себе уникальное явление.

Более того: эпидемия в Беларуси привлекает мое внимание даже сильнее, чем события в Испании. Здесь я слежу за эпидемией только потому, что работаю в клинике, но не стараюсь смотреть глубже. А новости о Беларуси я просматриваю каждый день. Меня очень волнует то, что происходит на родине.

Первое, что бросается в глаза - это искажение информации белорусскими властями. Можно посмотреть на разных сайтах, включая сайт ВОЗ, независимые белорусские сайты и сайты официальных СМИ - и сразу все станет ясно.

Кроме того, я общаюсь в чатах со своими однокурсниками-коллегами, которые сейчас работают на «передовой». Некоторые из них уже переносят в разных формах коронавирус. Они делятся совершенно другой информацией, которая отличается от общепринятой статистики. Конечно, они не дают информации по всей системе здравоохранения, но зато сообщают достоверные данные по своим местам работы. Обобщив все это, можно получить реальную картину эпидемии - и она совершенно не совпадает с официальными данными.

Я хочу сказать своим соотечественникам: поймите, у вас уже много всего упущено. Самая большая проблема - в том, что не был введен карантин. Даже если он будет введен прямо сейчас, то это уже поможет в гораздо меньшей степени: коронавирус слишком сильно распространился по всей Беларуси. Но, конечно, надо пытаться локализировать очаги и вводить карантин. Проблема состоит в том, что самое драгоценное время было упущено и слишком много людей уже может быть не спасено.

Если бы страну закрыли вовремя, даже если хотя бы прямо сейчас начать изолировать и локализовать очаги COVID-19, то с эпидемией можно было бы справиться с куда меньшими потерями. Если все продолжит происходить также бесконтрольно, то даже страшно подумать, во что это может вылиться.

Неизвестность, которая сейчас царит в Беларуси - хуже любого эпидемиологического прогноза, потому что никто точно не скажет, какими будут масштабы потерь от коронавируса. Как будто среди многолюдной толпы вывели монстра и спустили на людей: кто-то убежал, а кто-то не успел. Может, этого монстра в итоге и можно будет погладить и приручить, а может, он сожрет всех к чертовой матери.

- Как может измениться кривая заболеваемости и смертности в Беларуси после парада 9 мая? Какой эффект у подобных мероприятий во время эпидемии?

- Тут тяжело подобрать цензурные слова. Я считаю, мягко говоря, что это очень неправильный шаг. Возможность заражения на параде была очень высокой. У COVID-19 - очень большая контагиозность. Так что, скорее всего, большинство участников парада все-таки получило коронавирус в «подарок». Вопрос только в том, как они им будут распоряжаться. Если зараженные на параде будут и дальше общаться с большим количеством людей, то вирус распространится намного сильнее и будет масштабная вспышка. COVID-19 «скачет» от одного человека к другому довольно быстро.

Изначально было две стратегии по отношению к эпидемии. Первая – общепринятая стратегия изоляции, прерывания цепочки передачи вируса от одного человека к другому. А вторая – выйти всем строем на улицу, чтобы кто-то упал от болезни, кого-то успели увезти в больницу и оказать помощь (а многим - нет), остальные же развернулись и ушли обратно домой. Белорусские власти выбрали вторую «тактику».

Они надеются, что основная масса населения пропустит вирус через себя. Вопрос только - в какой форме?

Есть варианты предрасположенности, хронические болезни, которые будут усугубляться в течение заболевания коронавирусом. Люди будут умирать, и официально будут сообщать, что именно от этих болезней. Но поймите одну вещь. Если, например, вы партизан, вас поймали фашисты, раздели, облили водой, привязали к дереву и ушли - то от чего вы умерли? От переохлаждения, от мороза или от рук фашистов?

Далее, после парада власти назначили «выборы» - а ведь это то же самое, большое скопление людей. Представьте, какая контагиозность будет в буфетах на участках, где продают газировки и колбасы - а без этого не обойдется. Эта «стратегия» не продумана интеллектуально и креативно, а вырублена топором. Власти не будут заморачиваться и сделают так, как им проще. Поэтому контагиозность и заболеваемость значительно возрастет.

- Во время пандемии вы успели побывать не только врачом, но и пациентом. Расскажите, как вы заразились коронавирусом?

- Я успел поработать в начале пика эпидемии в Испании. Дежурства были по 8-14 часов, все это время мы находились в средствах индивидуальной защиты. Интенсивисты, реаниматологи работали посменно, остальные - помогали им в сортировке больных, в тех функциях, где не требовалось углубленного знания специальности. Мы разделились и тем самым облегчили работу друг другу.

Испанское министерство здравоохранения выдало три «сценария» работы, по которым нужно было четко действовать.

Основываясь на имеющейся информации, правительство разработало схемы и прислало их нам в приемное отделение. Есть список симптомов, по которым можно определить тяжесть заболевания и перспективность лечения. Это сложно и да, приходилось даже делать выбор, кому в каком виде оказывать помощь…

Могу только предполагать, как я заразился: к тому времени вокруг было достаточно много людей с коронавирусом. Все только и разговаривали о том, что заболел родственник: кто-то в одной форме, кто-то в другой. У меня было много контактов второго уровня. Также заражение могло произойти в больнице. Помню, у меня было дежурство, когда мне достался маловатый респиратор (сам по себе я большой). Видимо, я в какой-то момент его поправил. У меня как раз была восьмичасовая смена, из которой 4 часа нужно было находиться в зоне 0 (это зона с зараженными больными). Это отдельный бокс, в который если заходишь, то идешь или в сторону госпиталя, или домой с рекомендациями по изоляции. Других вариантов нет.

(Кстати, в Беларуси такие боксы тоже появляются, но это заслуга исключительно волонтеров. Волонтеры оборудовали их в 10-й и 6-й больницах - качественные и креативные. Пользуясь случаем, хочу передать огромное спасибо волонтерам за то, что они делают).

Потом я пришел на дежурство и обнаружил, что вообще не чувствую запахов, например, от антисептиков. Как будто просто вдыхаю свежий воздух. На тот момент это был один из основных симптомов коронавируса. Шеф отправил меня сдать тесты в зону 0, где я сделал рентген легких, сдал кровь и тест, потом - домой на изоляцию.

На следующий день мне пришел положительный результат. Также у меня была легкая сдавленность в грудной клетке в спинном отделе, как будто долго за компьютером посидел - не интенсивная, но постоянная. Была еще тяжесть в затылке, полное отсутствие обоняния (я и хлорку нюхал, и парфюм) - будто просто вдыхаешь свежий воздух. Это крайне странное ощущение. Были легкие невралгические расстройства и легкий сухой кашель, который выходил из района голосовых связок. Все это называется «легкая форма».

Средняя форма – это когда есть температура, общая слабость и головная боль. Тяжелая форма – это когда людей уже необходимо госпитализировать, проводить терапию.

Легкую форму удалось преодолеть без больших проблем - и вот я уже снова работаю.

- Испания приняла на себя один из сильнейших ударов коронавируса в ЕС. Помог ли жесткий карантин, который ввели власти, остановить волну смертей и заражений?

- В масштабах всей Испании информация о коллапсе медицины, нехватке мест в больницах, моргах в ледовых дворцах во время пика эпидемии - неправда. Это правда для Мадрида, Барселоны и Гранады. Правда в том, что практически в каждой европейской стране есть города, которые сильнее всего пострадали от эпидемии.

А вот в Беларуси в процентом соотношении все приблизительно одинаково во всех регионах - потому что не введен карантин и эпидемия распространяется по всей стране.

У нас в Мадриде действительно была беда. Столица, можно сказать, делала страшную статистику для всей Испании. Мало того, коллапс системы здравоохранения вызвало поведение людей, потому что никто ничего не знал. На тот момент еще не было никакого санитарного образования. Позже власти начали рассказывать все про вирус на Youtube и по телевизору. Министр здравоохранения выходил каждый день в определенное время и рассказывал всему населению, что это такое. Политики выходили и рассказывали, что они конкретно делают. Но в самом начале приходили люди с неясными симптомами в больницу и требовали сделать им анализы.

Так что коллапс был не за счет самих случаев коронавируса, а из-за того, что люди массово приходили обследоваться, искать у себя того, чего они боялись. Потом все наладилось. Но жесткий карантин очень сильно помог. Я это вижу по своей работе, по количеству людей в зоне 0 во время пика эпидемии и сейчас.

Сейчас Испания потихоньку открывает возможности для людей выходить на улицу. Людям разрешили пробежки, занятия спортом два раза в день, с утра до 10.00 и с 20.00 до 23.00. В это время, конечно, есть определенное столпотворение и медики это сильно критикуют.

Надо отметить, что испанцы себя очень хорошо вели в разгар эпидемии: во время карантина людей вообще не было на улице. А если выходили, то в масках и соблюдая дистанцию. Для Испании это подвиг, у них очень близкие контакты в общении.

- Как ваши родственники в Беларуси спасаются от эпидемии?

- Мои родственники находятся на самоизоляции. Родители - пенсионеры, им ничего доказывать не пришлось. Сестра работает парикмахером, у нее есть ребенок. Они все сидят дома. Сестра ходит в магазин, соблюдая дистанцию и все меры защиты.

Я тоже прошел через все стадии принятия вируса. У Кена Кизи в книге «Полет над гнездом кукушки» есть эпиграф: «Вику Ловеллу, который сказал мне, что драконов не бывает, а потом привел в их логово». Я вел себя также. Когда вирус появился в Китае, я разбирал разные конспирологические теории. А потом ко мне пришел вирус и понимание того, что он есть и очень опасен.

Это психология любого человека: пока его семью не тронет беда, сам он не образумится. Мне очень дороги мои родители и моя семья, поэтому я настаиваю на том, чтобы они соблюдали изоляцию. Это моя работа, как врача, и позиция - как сына, брата и дяди.