4 июня 2020, четверг, 7:00
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Рынок труда Литвы ждут перемены

2
Рынок труда Литвы ждут перемены

Cуществует два сценария, которые могут повлиять на эти изменения.

Директор Литовского Центра Социальных Исследований, профессор Богуславас Гружевскис, рассказал в интервью корреспонденту Charter97, как пандемия коронавируса повлияет на литовский рынок труда, будут ли на нем желанными работники из Беларуси, Украины и России.

- Как изменится литовское общество, когда закончится пандемия коронавируса?

- Все зависит от того, как долго будет продолжаться карантин. Я бы предложил рассмотреть два сценария: оптимистический и пессимистический. Согласно первому, карантин будет продолжаться до конца мая. Безработица в Литве может увеличиться до 15 – 20%, валовый внутренний продукт может сократиться на тридцать и более процентов, значительно ухудшится уровень жизни некоторых групп населения. Больше всего проблем может быть у наемных работников в частном секторе, которые работают на низкооплачиваемых рабочих местах. В достаточно сложном положении окажутся и те из родителей, которым приходится воспитывать детей самостоятельно. Фактически, с определенными неудобствами придется встретиться большинству семей, которые воспитывают детей. Нелегко придется и тем, кто живет на социальные пособия. Тем не менее, во всей этой ситуации можно найти и хорошие моменты.

Скорее всего, уменьшится разрыв в доходах, потому что государства ЕС намереваются активно использовать доступные им инструменты и средства, чтобы защитить доходы своих граждан, которые могут больше всего пострадать в результате пандемии коронавируса. Эта помощь не касается тех, у кого был высокий уровень доходов. Поэтому, именно доход представителей этого класса может достаточно серьезно просесть.

Похожую ситуацию мы наблюдали во время кризиса в 2008-2009 годах. Неравенство доходов значительно сократилось на общем фоне сокращения уровня жизни.

- Как может развиваться ситуация, если события пойдут по второму сценарию?

- Я предполагаю, что если события пойдут по пессимистическому сценарию, то карантин будет продолжаться до июля. В таком случае последствия будут намного более серьезными. Уровень безработицы может подскочить до 40-50%, рост валового внутреннего продукта будет отрицательным. Вполне возможно, что и годовой бюджет страны будет дефицитным, почти половина населения страны может оказаться на границе бедности из-за отсутствия постоянных доходов, а государственные фонды помощи могут опустеть.

- Какой сценарий развития событий вам кажется более реальным?

- Лично я более вероятным предпочитаю считать первый, оптимистический, но если бы я был главой правительства, то готовился бы ко второму, это однозначно.

- Пандемия коронавируса может повлиять на то, что общество станет более солидарным или наоборот более разобщенным, атомизированным?

- На сегодняшний момент однозначно ответить на ваш вопрос невозможно, события вполне могут пойти и по первому, и по второму пути. Многое будет зависеть от действий правительств, причем не только литовского, но всех и стран ЕС, и других демократических стран, которые не являются его членами. Во-первых, правительство может помогать наиболее уязвимым слоям общества. Так сказать, прикроет их щитом государственной помощи. Здесь я имею в виду как отдельных граждан с низкими доходами, так и работодателей, особенно малый и средний бизнес.

Во-вторых, последовательная борьба правительств со спекуляциями и коррупцией. Такие ситуации, когда бизнес поднимает цены, например, на респираторы или дезинфицирующие жидкости до заоблачных высот, не могут иметь место. Конечно, наши страны функционируют в условиях рыночной экономики, но спекуляции и попытки наживаться на людском горе нужно пресекать на корню и очень категорично.

Коррупция — также серьезный вызов. Правительства всех стран от Литвы до США предназначают очень большие суммы денег на то, чтобы бороться с последствиями коронавируса, а там, где большие деньги появляется благоприятная среда для коррупции. Всякого рода коррупция (от сектора медицины до выплат работодателям и выплат социальной помощи) в таких условиях — это нож в спину каждого правительства и демократического общества. Тут никоим образом нельзя допускать, чтобы при общем обнищании общества у некоторых непомерно возрастали доходы.

В-третьих, помощь со стороны правительства волонтерам и разнообразным общественным инициативам взаимопомощи в борьбе с инфекцией и для обеспечения общественного порядка в местах проживания. Это может быть, например, помощь с транспортом, помощь со стороны армии и полиции при контроле режима карантина и информационная поддержка и тому подобное.

В-четвертых, развитие и помощь консолидированных инициатив в области экономики. Здесь я имею в виду то, что, например, местные предприниматели или бизнес могут производить и уже производят защитные маски и респираторы.

Предприниматели и бизнес могут организовать доставку пищи медикам, помочь с транспортом, помогать бездомным или старикам. И все это мы можем сделать с совершенно небольшим усилием, сделать силами своих граждан. Со стороны крупного бизнеса (особенно, фармацевтических компаний), социально ответственным жестом было бы временное сокращение торговых наценок на лекарства. Определенные льготы могут предоставить поставщики электроэнергии, тепла и других услуг. Необходимо, чтобы в таких экстренно сложных и неопределенных условиях, максимально уменьшить нагрузку на госбюджет и объединить общество, не только при помощи лозунгов и призывов к сотрудничеству, но и при помощи реального привлечения их к реализации конкретных целей и задач.

В-пятых, консолидация политиков, здесь самая важная роль у президента Литвы Гитанаса Науседы. Политическая борьба во время пандемии чести политикам не делает. Именно президент должен вокруг себя сегодня консолидировать все прогрессивные силы страны, независимо от их политической ориентации и направленности, и всякими способами поощрять мобилизацию наиболее дееспособного потенциала в каждой политической структуре.

- Отношения между работниками и работодателями в результате пандемии могут измениться в лучшую или худшую сторону?

- Лично я считаю, что непосредственно ни пандемия коронавируса, ни экономический кризис на такие отношения не влияют. Отношения работников и работодателей в Литве определяет Трудовой Кодекс. Однако в результате всех этих событий, скорее всего не получится избежать высокого уровня безработицы, а он в свою очередь дает возможность работодателям злоупотреблять своими преимуществами в отношениях с работниками.

Такой тренд присутствует во всем мире. Однако мне хотелось бы обратить внимание, что в странах Европейского Союза, законодательство по отношению к злоупотреблениям со стороны работодателей достаточно суровое. Тем не менее, к сожалению, полностью избежать такого явления нам не получится. И чем дольше будет продолжаться пандемия и чем хуже будет ситуация на рынке труда, тем больше будет вероятность злоупотреблений в сфере занятости. Ситуация в этой области в значительной мере будет зависеть от позиций правительства.

- С этим можно как-то бороться?

- Можно и нужно. При помощи соответствующей политики со стороны правительства. Также, несомненно, потребуется много усилий со стороны Государственной инспекции по труду. Уже сейчас нужно подумать, где таких злоупотреблений может быть больше всего и соответствующим образом к этому подготовиться. Хотелось бы, чтобы значительно увеличилась активность профсоюзов, появились различные механизмы консультаций. И наконец нельзя не отметить того, что потребуется большое участие в общественной жизни.

- В последние годы, литовский рынок труда «штурмовали» трудовые эмигранты из Украины, России и Беларуси. Работодатели жаловались на нехватку рабочих рук. На что могут рассчитывать эмигранты после окончания эпидемии?

- Мне хотелось бы начать с того, что на нынешнюю ситуацию рынка труда в Литве и европейского рынка труда, влияет не только пандемия коронавируса, но и такие факторы как Брекзит, проблемы китайской экономики и трансформация экономической модели под влиянием изменения климата. Производители и политики начинают понимать, что такая степень глобализации, когда все производится дешево, но далеко от своей страны – например в Китае, может быть малоэффективной. Понятно, что производить на своей территории дороже, чем в Китае, но пандемия коронавируса прекрасно демонстрирует, какие могут быть последствия такого подхода.

Если принять во внимание прошлый кризис 2008 – 2009 годов, то можно было бы осторожно надеяться, что экономика Литвы сможет достаточно быстро восстановиться и продолжит стабильное развитие. Начиная с 2012 года, в Литве активно использовался труд эмигрантов из таких стран как Украина, Беларусь, Россия, Молдова, Таджикистан и так далее. Также в последние годы с завидным постоянством росло количество граждан Литвы, которые возвращались на родину из эмиграции.

Я предполагаю, что в случае оптимистического развития событий, о котором я вспоминал в начале нашей беседы, литовский рынок труда полностью сможет восстановиться в течение 7-8 месяцев. Нужда в дешевой рабочей силе появится через три, четыре месяца после того, как будет снят карантин. Тем не менее, и для Литвы, и для Польши очень важно, чтобы цивилизовать процесс появления дешевой рабочей силы. Я имею в виду то, что нужно избежать эффекта увольнения граждан Литвы или Польши, чтобы вместо них нанимать эмигрантов, готовых работать за гораздо более скромную зарплату. Другое дело, что чрезвычайно важно, чтобы у трудовых мигрантов, которые приедут в Литву были хорошие условия и для жизни, и для работы.

Сейчас для руководителей предприятий очень удобный момент, когда они могут подготовить стратегию развития своего бизнеса на ближайшие полгода. Развиваться, готовиться пригласить работников при первых признаках возрождения экономики или наоборот сокращать и увольнять. Готов повозку зимой, а сани летом — не прогадаешь.