4 июня 2020, четверг, 13:56
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Владимир Некляев: Все мои друзья и знакомые придерживаются добровольного карантина

20
Владимир Некляев: Все мои друзья и знакомые придерживаются добровольного карантина

Пик эпидемии в Беларуси еще впереди.

Лидеры белорусской оппозиции и общественные деятели призвали граждан нашей страны к Народному карантину, главная цель которого — остановить эпидемию коронавируса. Карантин объявлен на срок с 23 марта по 5 апреля.

Поэт и политик Владимир Некляев рассказал сайту Charter97.org, почему белорусам нужен Народный карантин и чем может обернуться бездействие властей.

- Владимир Прокофьевич, вы когда-то придумали сильную метафору о «снопах на току», имея ввиду непростые судьбы целых поколений белорусов. Сейчас на мир и на нашу страну свалилось новое испытание — пандемия коронавируса. Что, по вашему мнению, происходит на этом «току» и чем может закончиться это «жниво»?

- Недавно министр здравоохранения Литвы Аурелиюс Верига сказал, что коронавирус ставит перед нами дилемму: либо готовность к самоограничениям и карантину, либо в действие будет вступать естественный отбор. Я думаю, что этой фразой он очень четко обозначил перспективу развития инфекции не только в своей стране, но и в Беларуси, и во всем мире.

Поэтому те решения, которые принимают ведущие европейские страны и США, кажутся мне правильными. Они создают окно возможностей для того, чтобы человечество успело придумать «щит» против инфекции, вакцину, которая встала бы на пути заражения.

А сегодняшнее руководство Беларуси идет в разрез с теми действиями, которые мы наблюдаем в Европе и Америке. Белорусские власти принимают очень и очень рискованные решения. Я вижу, как не справляются с коронавирусом даже экономически сильные страны с развитой медициной. Боюсь, что в Беларуси ситуация может быть гораздо хуже.

- Вы вместе с другими известными политиками и общественными деятелями подписали призыв ввести Народный карантин. Почему вы решили, что это необходимо сделать?

- Знаете, я сам недавно вернулся из путешествия по Америке и Европе. И первое, что я сделал — это добровольно «закарантинил» сам себя.

Я считаю, что любой человек, который потенциально может представлять опасность для окружающих, не только для родных и близких, должен поступать таким же образом. Поэтому для меня не было сомнений в том, что нужно призвать людей к осторожности, бережному отношению к самим себе и к своим соотечественникам.

Это необходимо делать еще и потому, что сегодняшняя ситуация в Беларуси не является пиковой. Пик эпидемии нас еще ждет, и скорость, с которой распространяется вирус, предполагает не самое лучшее развитие сценария.

- Есть такое выражение — суд истории или суд поколений, В том смысле, что события современности в своей глубине осознаются несколько позже. В то же время у поэтов есть «глубинное зрение», позволяющее оценить многие вещи более рельефно прямо сейчас. Каким будет ваш суд, суд поэта, над действиями белорусских властей во время коронавируса?

- Эти действия могут привести к массовым жертвам, к тому, чего всю жизнь опасались белорусы — истреблению народа. А историческая память постоянно подсказывает, как нас истребляли не только вирусы, но и войны, голод и геноцид… В случае, если сейчас произойдет что-то похожее, то это уже будет не суд поэта над властями, а суд истории и народа.

Я понимаю, что власти за 25 лет ничего не смогли сделать путного в экономике. Страна находится в зависимом состоянии от восточной соседки. У Лукашенко нет возможности удержать власть без помощи России. Поэтому те решения, которые принимает его режим — это прежде всего политические решения, связанные с боязнью утратить власть.

Потому что карантин приведет к остановке предприятий и еще большему торможению экономики, а это — дальнейшее падение уровня жизни, нехватка продуктов питания и, как следствие, выход народа на улицы, даже несмотря на инфекцию.

Можно понимать их чудовищную «логику», но я точно знаю, что не хотел бы сегодня быть на месте властей. Не только потому, что могу быть реально судим, но и потому, что морально за это надо будет отвечать перед будущими поколениями.

- Насколько массово, на ваш взгляд, белорусы придерживаются карантина?

- Я сейчас сам нахожусь в изоляции, поэтому пользуюсь только той информацией, которая мне доступна: это телефонная связь со знакомыми и друзьями. Мне сейчас очень многие звонят, потому что все в растерянности, у всех представление, что если я поэт и публичный человек, то, соответственно, я больше знаю.

На самом деле я знаю ровно столько, сколько и все остальные — а это практически ничего. Но могу точно сказать: да, Народный карантин в Беларуси действует. Все мои знакомые, близкие и не очень близкие, осознают опасность эпидемии коронавируса и придерживаются добровольного карантина.

- Почему в этой ситуации Лукашенко так упорно отказывается видеть проблему распространения коронавируса в Беларуси?

- Те решения, которые он принимает, не содержат в себе даже намека на медицину. Видимо, Лукашенко предпочитает бездействовать, оставляя «пространство открытым»: мол, пусть люди переболеют, а вдруг выработается «коллективный иммунитет». Это похоже на самоустранение от проблемы: мол, зачем что-то делать, ведь рано или поздно это настигнет всех.

Хочу отметить, что такие «подходы» неприемлемы для Беларуси, и это подтверждают слова ведущих эпидемиологов. Я ни от кого из специалистов в области медицины не слышал, что этот сценарий допустим для Беларуси.

Все говорят о том, что надо максимально остерегаться заражения коронавирусом, что у нас в больницах мало мест для изоляции, что в стране не хватает качественного медицинского оборудования.

Но Лукашенко боится принять решение о карантине, ведь это означает резкое ухудшение экономического состояния, а вместе с ним — и социального положения массы людей. Давайте вспомним 1990-е годы, когда ситуация оказалась патовой и на улицы Беларуси вышли рабочие, которым было нечем было кормить семью. С ломами в руках они дошли до Дома правительства, и тогда ситуация в стране резко поменялась.

Лукашенко тогда был в Верховном Совете и видел залитую протестным народом Площадь. Он хорошо помнит это зрелище и боится его. Боится, потому что понимает: народ может смести его с вершины власти. Тогда он не просто уйдет, а предстанет перед разъяренными людьми.

Знаете, в этой ситуации Лукашенко сильно напоминает Путина: оба диктатора оказались на одной «подводной лодке». Путин сейчас все время находится в нерешительности, потому что чувствует условность своей власти. Ну не может человек быть легитимным, когда в Основном законе написано два срока, а он находится у власти уже 20 лет. Та же нерешительность чувствуется сейчас и у Лукашенко.

- На фоне сводок из демократических стран данные белорусского Минздрава по коронавирусу выглядят как-то странно. Ведомство вначале молчит по нескольку дней, а потом выдает двузначные цифры, в то время как у соседей, с которыми мы вместе «начинали», счет больных пошел уже на тысячи. Как вы думаете — от белорусов скрывают правду? Каковы размеры этой лжи?

- Безусловно, эти цифры занижаются. И здесь действительно достаточно сравнения их с данными как у ближайших соседей, так и в целом по Европе.

Кроме того, значительная часть больных коронавирусом людей просто не выявляется, потому что в нашей системе здравоохранения банально не хватает тестов. Есть еще такой момент: как показывает практика, не все тесты неопровержимо доказывают, что человек болен коронавирусом. Как-то наш Минздрава заявил, что белорусские тесты якобы признаны ВОЗ, а потом я узнал, что на самом деле они российские. Между тем, в России многие специалисты утверждают, что их тесты не всегда подтверждают то, что есть на самом деле.

- Тем не менее, все чаще просачивается информация об умерших от пневмонии в Беларуси. Как думаете — это просто совпадение или так скрывают информацию о смертях от коронавируса?

- Власть Лукашенко с самого начала была властью тотального вранья, и она не изменится ни при каких поворотах событий и истории. Пока он не уйдет, мы так и будем жить в инфекции.

Мы живем не только в реалиях коронавируса, но и в инфекции несправедливости, лжи, преступлений. При Лукашенко Беларусь — это страна коррупции и контрабанды. Это все — инфекция. Когда на нее наложился еще и коронавирус, стали еще четче выявляться больные точки нашего общества, зараженного этой властью.

Не дай Бог, Лукашенко доведет ситуацию до неоспоримых, очевидных жертв. Этого от наших соседей и от народа он уже не скроет.