10 апреля 2020, пятница, 1:37
Оставайся дома!
Рубрики

Последствия «сахарного дела»: что будет с отраслью в стране

30
Последствия «сахарного дела»: что будет с отраслью в стране

Экс-директор Слуцкого сахарного завода высказался о нашумевшем деле.

Анатолий Куприяненко, бывший директор Слуцкого сахарорафинадного комбината (руководил с 1974 по 2003 год), председатель Ассоциации белорусских сахаропроизводителей, о «сахарном деле» и о том, как оно скажется на заводе — в интервью «Кур'еру».

Сейчас в Беларуси расследуется так называемое «сахарное дело». Комитетом госбезопасности задержаны директора всех четырёх сахарных заводов, бывший высокопоставленный сотрудник МВД, сотрудники коммерческих структур. Представитель КГБ Константин Бычек сообщил о возбуждении ряда уголовных дел за получение и дачу взяток. По версии КГБ, за несколько лет коррупционеры украли миллионы долларов.

Если по-простому: что за схемы были?

На этот и другие вопросы отвечает экс-директор Слуцкого сахарорафинадного комбината Анатолий Куприяненко:

- Директоров сахарных заводов обвиняют в двух грехах: махинациях с мешками и создании преступной компании, а преступности, на мой взгляд, в её создании — никакой.

Я не могу комментировать мошеннические схемы, потому что это компетенция следственных органов. Что касается полипропиленовых мешков, то их оборот можно оценить из того, что все четыре сахарных завода фасуют в мешки примерно 400 тысяч тонн сахара в год. На тонну сахара расходуется 20 мешков. То есть получается, что заводы за данный период использовали 8 млн мешков.

Как рассказал представитель КГБ, за каждый купленный мешок причиталось денежное вознаграждение в размере до трёх центов. Он дополнительно пояснил, что «три цента за мешок кажется небольшой суммой, но, учитывая масштабы поставок, «теневой доход уже на этом этапе исчислялся сотнями тысяч долларов».

Несложно посчитать всю сумму ежегодного вознаграждения на четыре завода, исходя из названных расценок.

Что касается создания Белорусской сахарной компании, которую назвали «прокладкой», то история её возникновения такая. До её создания каждый завод выходил на российский рынок самостоятельно, конкурируя друг с другом. Создание компании позволяло более цивилизованно и более компетентно вести экспорт сахара в России. С этой целью и была, с одобрения концерна «Белгоспищепром», создана Белорусская сахарная компания. Учредителями выступили сахарные заводы. Чистая прибыль, полученная компанией, возвращалась сахарным заводам в виде дивидендов.

Что скажете про директора?

Я не берусь судить поступки директоров или обсуждать их личности. Могу только сказать, что Николай Павлович Прудник — высококвалифицированный руководитель. Вёл правильную экономическую и технологическую политику. За период его работы завод увеличил мощность по переработке свёклы в два раза, совершенствовалась технология производства. Слуцкий сахарорафинадный комбинат единственный не использовал для своего развития бюджетные вливания, развивался за счёт собственных средств и пока единственный работающий с прибылью. Такой культурой производства, которая сейчас на Слуцком сахарном комбинате, не каждый завод в Европе может похвастаться. Ежегодно комбинат занимает первое место в номинации «Лучшее предприятие сахарной отрасли ЕАЭС». На должном уровне решались и социальные вопросы.

Как «сахарное дело» скажется на заводе?

Сейчас очень важно, кто именно возглавит предприятие — свой человек или сторонний. На комбинате создан резерв кадров, способных возглавить его. Сахарное производство очень сложное, и опыт назначения директором одного из заводов кандидата наук со стороны привёл к тому, что за несколько лет завод потерял свои позиции и стал убыточным.

Что будет с сахарной отраслью?

«Сахарное дело», безусловно, отразится на работе предприятия. Но это не сравнимо с глубоким кризисом сахарной отрасли в Беларуси. Для сохранения отрасли требуются решения не только на уровне нашего правительства, но и на уровне ЕАЭС. И в том, что в сахарной отрасли проблемы, есть российский след. Производителям российского сахара в два раза дешевле обходится газ и на 40% меньше обходится свёкла. И то, и другое влияют на себестоимость продукта. Если с подорожанием цены на газ Слуцкий сахарный комбинат ещё может справиться, перекрыв подорожание своим высоким техническим уровнем, то без единого ценообразования на сырьё — нет. И это проблемы сахарной отрасли на всём таможенном пространстве.