23 февраля 2020, воскресенье, 10:37
Осталось совсем немного
Рубрики

Переход на диету

2
Переход на диету
ВАЛЕРИЙ КАРБАЛЕВИЧ

Что в сухом остатке?

Накануне переговоров в Сочи 7 февраля с В. Путиным А. Лукашенко оценил их как «какой-то момент истины».

Для белорусской стороны это, наверное, было действительно так. Ведь у официального Минска просто не было другого выхода, как договариваться по нефти и газу, потому что без российских энергоресурсов сегодня Беларусь долго жить не может. А серьезной альтернативы им быстро найти невозможно. В. Путину же, наоборот, спешить было некуда, он мог подождать, когда клиент созреет.

И вот переговоры в Сочи состоялись. Общение В. Путина и А. Лукашенко в различных форматах продолжалось более восьми часов. Что в сухом остатке?

Об итогах переговоров кратко сообщил заместитель главы Администрации президента России Дмитрий Козак. По его словам, А. Лукашенко и В. Путин договорились «продолжить консультации на уровне правительств, министерств и ведомств по совершенствованию механизма интеграции». В переводе с бюрократического языка на нормальный это означает, что тема «углубления интеграции», кажется, отодвинута в сторону. Возможно, временно. Ибо позиции сторон слишком различны и достижение компромисса малореально.

Стоит обратить внимание, что на переговорах не было премьеров. А именно главы правительств Сергей Румас и Дмитрий Медведев были главными кураторами дорожных карт интеграции. Сейчас в России новое правительство, вновь назначенному премьеру нужно войти в курс дела. И вообще в контексте той реформы политической системы, которая происходит в России, Кремль сейчас больше заботят другие проблемы. Видимо, там удельный вес кейса «интеграция с Беларусью» стал существенно меньше.

Если учесть, что А. Лукашенко и В. Путина долго ждали членов российского правительства, которые задерживались из-за нелетной погоды, чтобы начать содержательные переговоры, а также проанализировать состав делегаций с обеих сторон, то можно прийти к выводу, что на повестке дня в основном были вопросы нефти и газа.

Вряд ли можно согласиться с прозвучавшими оценками, что переговоры в Сочи закончились очередным провалом. Наоборот, по нашему мнению, они были результативными. В том смысле, что появилась какая-то ясность. Но означает ли это, что наступил момент истины?

Если бы Россия жестко стояла на позиции перехода к рыночным ценам на нефть и газ, не уступила ни на йоту, то можно было бы делать вывод, что схема — экономическая помощь в обмен на политическую лояльность — больше не работает и начинается новая история взаимоотношений, жизнь без российских дотаций.

А если бы А. Лукашенко удалось уломать В. Путина пойти на новые скидки по нефти и газу, то тогда следовало бы говорить, что шантаж альтернативной нефтью и визитом М. Помпео получился, и Москва дала задний ход.

Однако в реале получилось ни то, ни другое. Остановились на неком промежуточном результате.

По нефти Россия не пошла на уступки. Трудно судить, где здесь заканчивается политическая воля Кремля и начинаются коммерческие интересы российских нефтяных компаний. Тактика официального Минска, состоящая в том, чтобы взять их на измор, оказалась неудачной. Они быстро нашли других потребителей.

Поэтому, видимо, придется белорусской стороне покупать нефть у российских компаний с премией. И потери, понесенные Беларусью от недопоставок нефти с начала года, были напрасными. Здесь А. Лукашенко со своим упрямством прогадал.

Теперь что касается газовой сферы. «Мы договорились сохранить условия поставки газа на условиях 2019 года», — сообщил по итогам переговоров заместитель главы Администрации президента РФ Дмитрий Козак.

Здесь нужно уточнить, что, строго говоря, это не совсем так. Дело в том, что в прошлом году действовала схема так называемой перетаможки, которая была частью газового пакета. Речь идет о пошлине за 6 млн тонн российской нефти, которая шла в белорусский бюджет. Это составляло примерно $0,5 млрд в год. Теперь эта схема упразднена.

Что касается сохранения прошлогодней цены ($127 за 1 тыс. куб. м.), то в СМИ даются разные оценки, много это или мало, выиграла Беларусь или проиграла. Все зависит от того, что считать оптимальным вариантом. Официальный Минск считал прошлогоднюю цену несправедливой и настаивал на ее уменьшении до $90. Но $127 за 1 тыс. куб. м. — это самая низкая цена для зарубежных потребителей российского газа. Например, другой союзник России, Армения покупает за $160.

Кстати, в интервью радиостанции «Эхо Москвы» А. Лукашенко говорил, что В. Путин настаивает на цене в $152. И не случайно перед новым годом контракт был заключен только на два месяца. Это свидетельствует о том, что цена 127 долларов «Газпром» не устраивала.

В московской газете «КоммерсантЪ» опубликована статья журналиста Андрея Колесникова, который летел из Москвы в Сочи в том самом самолете, опоздавшем из-за нелетной погоды, вместе с российскими министрами. Так вот, по его информации, члены правительства России исходили из того, что цену на газ в $127 Беларусь получит только при условии согласия на «углубление интеграции». В противном случае, стоимость будет $ 152. Тем более что по газу (в отличие от нефти) вопрос об альтернативных источниках поставок Минском даже не ставился.

Но тут В. Путин своим волевым решением, к удивлению российских министров, определил цену в $127. Как пишет А. Колесников, «таким образом, Александр Лукашенко получил все-таки желанную для него цену в $127 за тысячу кубометров без остального «интеграционного» пакета», «в утвержденной цене тем не менее оказался самый большой сюрприз этого дня».

Иначе говоря, это можно считать небольшим успехом официального Минска. Кстати, именно так оценивают ситуацию и белорусские государственные СМИ.

Как известно, настоящий компромисс — это когда обе стороны остались недовольны. Тут как раз наш случай.

Все это означает, что Россия не отменяет дотации Беларуси одномоментно, а сокращает их постепенно. Ведь и полный переход на мировые цены за нефть произойдет только в 2024 году.

В начале переговоров в Сочи между В. Путин и А. Лукашенко произошел такой диалог:

— Кашку с утра ели? — спросил В. Путин.

— Не на воде же! — ответил А. Лукашенко.

— Почему? Вкусно очень. Вы попробуйте, вам понравится, — сказал президент РФ.

В этих репликах содержится тонкая подколка со стороны В. Путина. Дескать, без согласия на интеграцию с Россией Беларуси без российской помощи придется переходить на невкусную экономическую диету. Хорошо, что хоть этот переход к «каше на воде» растягивается на какой-то период. У белорусов есть время адаптироваться к новому блюду. Видимо, в этом и состоит тот момент истины, о котором говорил А. Лукашенко.

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»